Примерное время чтения: 13 минут
383

Свой своему поневоле брат. Может ли Урал обойтись без трудовых мигрантов?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. «АиФ-Урал» 29/11/2023
Кира Мишина / АиФ

Поднимают ли нашу экономику мигранты или тянут на дно? Отбирают ли у россиян работу или закрывают те ниши, куда наши не идут? Ответы на эти вопросы надо искать на местах, потому «АиФ» готовит целый цикл публикаций о ситуации с трудовыми мигрантами в регионах. А начать мы решили со Свердловской области, куда много лет охотно едут гастарбайтеры. Подробности читайте на ural.aif.ru.

Они возвращаются

Ещё 35 лет назад этой проблемы не было и в помине. Советский Союз, объединяющий 15 братских республик, имел единый рынок труда и гарантировал работу всем своим гражданам. Но после развала СССР недавние братья, приезжающие на заработки в Россию, вдруг превратились в гастарбайтеров, а сегодня регионы вводят ограничения на трудоустройство мигрантов. Власти Тульской области с 1 января 2024 года планируют запретить приезжим работать на общественном транспорте, в общепите и ряде других отраслей. Правительство Челябинской области продлило схожие ограничения, которые формально действуют на её территории много лет. Аналогичные «табу» собираются ввести или уже ввели ряд других субъектов РФ. Сможет ли Средний Урал обойтись без иностранной рабочей силы?

Между тем в России заметно увеличилось количество трудовых мигрантов, и Свердловская область не исключение. Согласно данным Свердловскстата, за первую половину 2023 года в регион прибыло 8 869 иностранцев, а убыло 7 381. Прирост составил 1 488 человек, причём 1 463 из них приехали из стран СНГ. Для сравнения: в прошлом году за тот же период отток гостей составил 2 531 человек.

На самом деле, такие скачки в количестве гастарбайтеров для Свердловской области не новы. На их численность влияют сезонность, курсы рубля, доллара и евро, разнообразные ограничения (например, коронавирусные), экономическая политика федеральных и региональных властей, ужесточение миграционного законодательства и ещё много чего.

Например, пару лет назад из-за пандемии число иностранцев на Среднем Урале сократилось в 3,8 раза. Следствием этого стал серьёзный кадровый голод. Так, дефицит рабочих рук на стройках региона к весне 2021 года вырос до 40–50%. За короткий период «куда-то исчезли» каменщики, отделочники, арматурщики, бетонщики, а местные жители занимать вакансии не спешили. Дошло до того, что уральские строители написали письмо вице-премьеру Марату Хуснуллину, попросив чиновника, курирующего отрасль, дать возможность специалистам из стран СНГ приезжать на территорию нашей страны и региона для работы на объектах.

Последний раз отток гастарбайтеров произошёл в Свердловской области в 2022 году – на фоне начала СВО. Однако уже к концу года ситуация выровнялась, а сегодня мы наблюдаем заметный рост числа иностранцев. Более того, в этом году Средний Урал вошёл в ТОП-10 самых привлекательных для трудовых мигрантов регионов (данные портала Finexpertizа), заняв седьмое место в рейтинге.

Фото: «АиФ-Урал»

Подавляющее большинство гостей приезжает на Средний Урал работать, причём в последнее время миграция приобрела «семейный» характер: иностранцы прибывают с жёнами, детьми и другими родственниками (или, обустроившись на месте, стараются перевезти их). Что касается национального состава мигрантов, то он традиционен уже много лет. Почти 50% - это граждане Таджикистана, около 30% - Узбекистана, порядка 10% - Киргизии. Заметное место в экономике занимают граждане Казахстана, Армении и Азербайджана.

Долой стереотипы!

С учётом того, что гости из ближнего зарубежья приезжают на Урал в течение многих лет, вокруг трудовых мигрантов возник ряд стереотипов. Но давайте разберёмся – а все ли они на сегодняшний день верны и актуальны?

Миф № 1. Мигранты – дешёвая рабочая сила

Это не так. По данным Института экономики УрО РАН, трудовые мигранты в Свердловской области сегодня зарабатывают в среднем порядка 58 тысяч рублей в месяц. Это сравнимо со средней заплатой по региону (61 тысяча). Хотя многое зависит от специальности: на стройке квалифицированный гастарбайтер с дефицитной профессией может получать 100 тысяч рублей и больше. Значительно скромнее заработки иностранцев в такси, клининге, общепите и сельском хозяйстве.

Миф № 2. Мигранты совершают много преступлений

Спешим вас «разочаровать»: на долю приезжих из года в год приходится не более 2–3% всех правонарушений на Среднем Урале. Например, по данным ГУ МВД по Свердловской области, в 2022 году число преступлений, совершённых иностранцами, снизилось на 8,2%. Всего на их счету 727 нарушений закона, то есть 1,4% от общего их количества (51 822). Правда, согласно заявлению главы ведомства Александра Мешкова, увеличилось число преступлений в сфере незаконной миграции, но речь, судя по всему, идёт о подделке разрешительных документов.

Миф № 3. Мигрантов слишком много

Много и мало – понятия относительные. В 2022 году зарегистрированные мигранты составляли 6,23% от общего количества жителей Свердловской области. Но, например, в Москве, согласно открытым источникам, эта цифра составляет 20%. Другой вопрос, что в том же Екатеринбурге приезжие предпочитают селиться на определённых территориях. В результате жители Сортировки жалуются на «засилье иностранцев», хотя в других районах таких претензий нет или их значительно меньше.

Миф № 4. Большинство мигрантов – нелегалы

Это недоказуемо. Число высланных за пределы региона нелегалов (а это сотни человек ежегодно) говорит лишь об активизации работы силовиков. Есть данные, что каждый десятый иностранец находится на территории Свердловской области незаконно, есть информация о 70%, но объективной статистики нет.

Миф № 5. Мигранты несут нам радикальный ислам

«Эта проблема уже не столь актуальна, как несколько лет назад, - отмечает доцент УГГУ, исламовед, этнолог Алексей Старостин. – И у нас, и в странах СНГ была проведена большая работа по устранению данной угрозы. Опасность радикальных идей и течений, конечно, остаётся, достаточно изучить новостную ленту на сайте ФСБ РФ за последние пару лет. Но дело в том, что исламские экстремисты практически полностью ушли в интернет, в социальные сети. Чтобы вести пропаганду, радикалу не обязательно находиться на территории России. Если честно, меня больше беспокоит непоследовательная миграционная политика наших властей. Мы на всех уровнях жалуемся на дефицит рабочих рук, но при этом закручиваем гайки в отношении иностранцев. С одной стороны, делаем послабления (например, собираемся снизить стоимость экзамена для мигрантов по русскому языку), с другой – вводим ограничения и запреты. Необходимо понять, нужны нам мигранты или нет, и, уже исходя из этого, принимать конкретные решения».

Работать некому

Готов ли регион отказаться от услуг трудовых мигрантов – большой вопрос. Судите сами: на данный момент на промышленных предприятиях Свердловской области не хватает 15 тысяч рабочих. Схожая ситуация – в сферах строительства, общественного транспорта, ЖКХ, общепита.

Например, штатная численность сотрудников ЕМУП «Гортранс» (основной перевозчик Екатеринбурга) – 7 414 человек, а дефицит кадров – 3 060 (то есть 41%). Больше всего не хватает водителей, кондукторов и ремонтников. И это при том, что зарплаты на предприятии не такие уж маленькие: средняя – 46 812, а у водителей автобусов – 71 406 рублей.

По информации департамента по труду и занятости населения, свердловские работодатели предлагают жителям почти 63 тысячи вакансий, а зарегистрированных безработных – всего 12 тысяч человек.

Схожие данные приводят рекртуинговые агентства. Недавнее исследование HeadHunter показало, что самая дефицитная профессия в регионе – дворник: всего 0,5 резюме на одну вакансию. В большом дефиците повара, автомойщики, токари и фрезеровщики, автослесари,  сантехники, уборщицы, разнорабочие, маляры и штукатуры, сварщики, монтажники, грузчики.

Причина дефицита кадров была озвучена неоднократно: это демографический кризис 90-х годов. Мало рожали тогда – некому работать сегодня. «Корневой, ключевой, фундаментальной проблемой является демография, - констатирует директор hh.ru Урал Оксана Сидлецкая. - Людей брать почти неоткуда».

Кто ответит кошельком?

Мнения экспертов насчёт гастарбайтеров сильно разнятся. С одной стороны, мигранты действительно занимают очень важное место в экономике Свердловской области, заполняя те ниши на рынке труда, куда местное население идти не спешит. Но популярна также точка зрения, что гости лишают «аборигенов» права на труд.

«Екатеринбургу без мигрантов не обойтись, а регионы, которые вводят ограничения по их трудоустройству, очень скоро об этом пожалеют, - уверен экономист, финансовый аналитик Виталий Калугин. – Бытует мнение, что приезжие отбирают у коренного населения рабочие места, но это не так. Местные жители в силу разных причин игнорируют вакансии, которые традиционно уже много лет занимают гастарбайтеры. В основном это тяжёлый, изнурительный, низкоквалифицированный и малооплачиваемый труд. Если запретить им работать, они уедут к себе на родину, а мы лишимся дворников, уборщиц, посудомойщиц, продавцов, таксистов, разнорабочих на стройках… Говорят, что если повысить зарплаты, то местные туда потянутся, но повышения не будет, потому что это просто нерентабельно. У нас и так достаточно мало трудовых резервов, чтобы разбрасываться иностранной рабочей силой. То, что некоторые субъекты РФ вводят запреты, – это какой-то популизм, за который власти ответят проблемами в экономике, бизнес – ещё большим дефицитом кадров, а обыватели – своим кошельком».

По мнению эксперта, чиновники, ратующие за ограничения, просто не видят всех последствий принятых решений. А настроения местных жителей, сетующих на рост цен, ощутимо изменятся, когда цены вырастут ещё больше.

«Коммунальная сфера на Среднем Урале (да и в других регионах России) очень зависима от иностранцев из ближнего зарубежья, готовых работать за меньшие деньги, чем местные, – считает руководитель управляющей компании Дмитрий Сень. – В Екатеринбурге подавляющее число дворников – мигранты, а подъезды в домах, как правило, моют их супруги. Если они начнут уезжать, проблема кадров обострится».

Бывший фермер, основатель портала FERMER.RU Алексей Воложанин отмечает: «Больше десяти лет в моих хозяйствах трудились мигранты из Таджикистана – работящие, непьющие. Несмотря на то, что они получали у меня высокую по тем временам заплату – 20 тысяч рублей в месяц (плюс жильё и еда), нанимать их было экономически выгодно».

О необходимости трудовых мигрантов неоднократно заявляли представители власти. Глава Екатеринбурга Алексей Орлов ещё весной этого года сообщил, что их очень не хватает в строительной и дорожной отраслях.

«Трудовые мигранты задействованы в тех сферах, которые не пользуются спросом у коренных уральцев, - отмечает председатель Ассоциации национально-культурных объединений Свердловской области, руководитель общества таджикской культуры «Сомон» Фарух Мирзоев. – На Урал они приезжают работать, и в основном это представители бывшего СССР, в какой-то степени – соотечественники. Думаю, что в ближайшем будущем региону без мигрантов не обойтись. Если резко ввести ограничения, остановится строительство, транспорт, пострадают общественное питание и торговля. Местное население за ту же зарплату работать попросту не пойдёт. Хозяева компаний всё равно будут использовать труд гастарбайтеров, но уже нелегально. Появится ещё одна коррупционная схема».

Но есть и другое мнение. «В принципе, все вакансии в сфере ЖКХ, которые сегодня занимают гастарбайтеры, мы вполне могли бы закрыть нашими гражданами, - полагает директор Ассоциации управляющих и собственников жилья, глава центра ЖКХ-Контроль Евгений Сутягин. – Коммунальный рынок труда сегодня един, у нас есть незадействованные трудовые ресурсы, безработные в центрах занятости. Взять тех же дворников: зарплаты у них небольшие, 20–30 тысяч рублей, но, взяв две-три ставки, как это обычно делают мигранты, человек вполне сможет содержать себя и свою семью. Свердловчан также можно привлечь служебным жильём».

Глас народа

Между тем, если верить различным опросам, соседство с гостями из ближнего зарубежья уральцы оценивают неоднозначно. Одно из последних исследований (HeadHunter) показало, что 51% уральцев негативно относятся к мигрантам, 11% воспринимают их позитивно, остальные сохраняют нейтралитет. При этом только 36% жителей региона теоретически готовы занять их рабочие места, а 28% – совсем не готовы.

Однако на самом деле отношение к мигрантам у коренных свердловчан меняется в зависимости от «новостной повестки». Когда в прошлом году компания подростков-южан избила на Сортировке в Екатеринбурге известного в городе педагога Надежду Глазову и её дочь, негатив по отношению к приезжим резко усилился. Преступников (а они уже получили различные сроки) осудили все национальные диаспоры, однако случай этот припоминают гостям до сих пор.

И наоборот: когда в октябре 2023 года врач из Нижнего Тагила, уроженец Таджикистана Мукамил Сангинов спас от сердечного приступа незнакомую пассажирку, которая ехала с ним в электричке, отношение ко всем мигрантам значительно потеплело.
«Если сравнивать с другими странами, то получить гражданство в нашей стране несложно, стоит лишь захотеть и приложить небольшие усилия, - считает житель Екатеринбурга Игорь Михайлов. – Россия открыта для всех! Всего лишь нужно уважать тех, кто живёт рядом, наши законы, традиции и обычаи. Мигрант мигранту рознь: есть очень добрые, хорошие, порядочные люди. А есть дикие обезьяны, которых и среди русских, увы, хватает. Здесь вопрос воспитания и приоритетов. Недавно ехал в автобусе: кондуктор азиатской внешности читал в промежутках между остановками Пушкина, не стесняясь, спрашивал значение непонятных ему слов! Просил молодых парней уступить место бабушкам…»

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах