540

Тайны подвалов, инновации и чугун: исследуем Невьянскую наклонную башню

Давно не горят домны, и батоги надсмотрщиков не свистят над спинами измученных рабочих, но чугунные соболя доныне окружают родовое гнездо грозных уральских заводчиков.
Давно не горят домны, и батоги надсмотрщиков не свистят над спинами измученных рабочих, но чугунные соболя доныне окружают родовое гнездо грозных уральских заводчиков. / Мария Вихрева / «АиФ-Урал»

Наклонная башня в Невьянске – символ могущества рода Демидовых – была построена по приказу сына Никиты Акинфия Демидова. Вокруг нее до сих пор ходят легенды, а имя архитектора и точная дата постройки неизвестны — все документы погибли в пожарах. Чеканил ли тут Демидов фальшивые монеты, действительно ли существовали под башней таинственные подземелья, затопляемые вместе с мастерами по велению жестокого заводчика?

За ответами едем в Невьянский историко-архитектурный музей. Комплекс объединяет собственно наклонную башню и Музей истории Невьянского края XVII – начала XX века. 

Фото: Ольга Старкова. Вид на музейный комплекс со смотровой площадки

Как добраться от Екатеринбурга до Невьянска
От Екатеринбурга до Невьянска 89 км пути. Можно доехать на автобусе (стоимость билета от 234 руб.) за 1,5 часа или на электричке за 166 руб. и два часа.

История гнезда Демидовых

Хотя железную руду добывали в окрестностях Невьянской слободы и раньше, датой основания Невьянска считается 1701 год: 15 декабря на построенном по указу Петра I казенном заводе выплавили первый чугун. В следующем году завод царским указом был передан тульскому оружейнику Никите Демидовичу Антуфьеву, от которого и пошла уральская династия Демидовых. Сегодня мы говорим «Урал» – и сразу вспоминаем заводы, железо и Демидова.

(На фото автора — портрет Никиты Демидова из собрания музея. Неизвестный художник, первая треть XVIII века. Обратите внимание на мистический эффект этого портрета: откуда бы вы ни смотрели на него, кажется, что Никита Демидов смотрит прямо на вас.) 

Из Антуфьева — в грозного Демида

Никита Демидович, оружейник и хозяин чугуноплавильного завода в Туле, поставлял в армию во время Северной войны дешевые ружья, качеством не уступающие заграничным, за что и был обласкан царем. По легенде, Петр I в знак особого расположения называл Никиту Антуфьева по отчеству — Демидыч.

В Невьянске на территории бывшего завода, между заводским прудом и башней, стоит чугунный памятник: Петр Великий передает Никите Демидову — именно так он отныне именовался с легкой руки царя — грамоту на его первый уральский завод.

Фото: Ольга Старкова. Памятник Петру I и Никите Демидову 

Впоследствии род Демидовых будет владеть 25 заводами на Урале и огромной территорией с железными и медными рудниками, лесами и 200 сел и деревень.

Невьянск — вотчина Демидовых, центр их заводской империи и родовое гнездо, своеобразная столица горнозаводского края и первенец уральской металлургии. «Царством Демидова в государстве российском» называли Урал в XVIII веке. Власть здесь фактически была узурпирована Демидовыми — ведь до царя и берг-коллегии было далеко, а Демидовы – близко. Заводы исправно поставляли в казну так необходимые Петру I дешевые пушки и ружья, а все происходившее в заводских поселках оставалось тайной.

Здесь трудились беглые каторжники и раскольники, спрятавшиеся «за Камень», а надсмотрщики были скоры на расправу. Рабочие заводов называли сурового и требовательного хозяина коротко и грозно — Демид. Ни о каком соблюдении прав рабочих речи не шло, власть в то время на Урале была одна — железная воля Демидовых.

Фото автора. Грозный хозяин наблюдает за работой, реконструкция на первом этаже башни

В XVIII веке Невьянский завод стал крупнейшим в России центром чугуноплавильной, железоделательной и медной промышленности. Летом 1770 года Невьянский завод посещает немецкий ученый-естествоиспытатель на русской службе Пётр Симон Паллас. В «Путешествии по разным провинциям Российского государства» он указывает: «Спешил я со всею возможностию, чтобы осмотреть древний и славный Нейвянский завод… Безспорно, что между всеми Сибирскими железными заводами Нейвянской важнее и превосходнее протчих» (орфография автора сохранена).

Отсюда в XIX веке экспортировали продукцию заводов, в том числе знаменитое железо марки «Соболь», позднее «Старый соболь», в 11 государств мира.

Падающая или наклонная?

Невьянская башня именно наклонная, а не падающая, в отличие от Пизанской, которая строилась с 1173 по 1350 годы, накренилась в процессе строительства и продолжает падать. Наша уральская башня как стояла с отклонением от вертикали в 1800 мм, так и стоит — наклон с годами не увеличивается. Если вы спросите местных жителей, как проехать к падающей башне, вас непременно поправят: «Не падающая, а наклонная». Привыкайте — это не Италия.

Фото автора

Башню в городе любят, это главный архитектурный памятник Свердловской области и символ Невьянска. Изображение башни даже красуется на гербе города.

Стоим у подножия башни, вглядываемся в массивные белые стены и чугунные замки.

Высота башни — 57,5 м, толщина стен в основании до двух метров, вверху — до 32 см. Ширина стен в основании башни — два метра.

Фото: Ольга Старкова. Чугунные замки-стяжки на башне 

Экскурсовод Марина Горбунова:
«Башня построена по типу русских шатровых колоколен: четверик в основании, на который поставлено три яруса убывающих восьмериков, украшенных орнаментом и чугунными решетками. Нет точных данных, когда Невьянская башня была построена, историки склоняются к периоду между 1722 и 1732 годами».

Фото: Ольга Старкова. Экскурсовод музея Марина Горбунова перед входом в башню

Документов о строительстве не сохранилось, и неизвестно, изначально башня была задумана наклонной или наклонилась уже в ходе строительства из-за просадки грунта. По одной из версий, башня намеренно наклонена в юго-западном направление — как дань уважения и поклон Демидовых в сторону родной Тулы.

Согласно второй, наиболее распространенной версии, после возведения четверика из-за близости реки Нейвы грунт просел, и башня приобрела саблевидный изгиб.

При строительстве применяли инновационные для того времени технологии — впервые были использованы железочугунные балки – предшественницы железобетонных конструкций. Оригинальные чугунные стяжки сохранились до наших дней.

Фото автора

Башня была дозорной точкой, колокольней, конторой, лабораторией и заводским архивом одновременно. По легенде, здесь также располагались тюрьма, пыточные камеры и помещение для чеканки фальшивых монет. Однако ученые, исследовавшие территорию невьянского завода, обнаружили подвалы под заводскими строениями, но не под самой башней. Существовали ли они в действительности — сегодня достоверно неизвестно, однако легенды о затопленных вместе с мастерами-кандальниками подземельях по-прежнему передаются из уст в уста. Весомости им прибавляют следы серебра в пробах сажи из дымоходов башни.

Попасть на открытую смотровую площадку на последнем этаже башни получится только после 15 апреля — зимой она закрыта.

Внутри башня разделена на девять этажей. На втором этаже был рабочий кабинет самого Демидова, на третьем — лаборатория, на четвертом — слуховая комната, а на седьмом-восьмом этажах находятся куранты.

Фото: Ольга Старкова. Рабочий кабинет Акинфия Демидова

Эффект шепчущей комнаты и сегодня удивляет туристов, вроде бы привыкших к чудесам интеллектуально-технологического времени. Объясняется он особой конструкцией сводов и желанием хозяина знать, о чем беседуют между собой его гости. Попробуйте и вы встать по разным углам и пошептаться с собеседником — кажется, что человек стоит рядом с тобой.

Еще одна достопримечательность башни — музыкальные куранты. Акинфий Демидов вывез «аглицкие часы с боем» из Англии около 1730 года, стоили они 5 000 рублей, тогда как строительство всей башни обошлось ему в 4 207 рублей 60 копеек. На колоколах курантов и сегодня можно разглядеть надпись: Richard Phelps Londini fecit. До сих пор оригинальные часы заморской работы исправно отбивают время, а часовой мастер вручную заводит их раз в сутки.

Фото: Ольга Старкова. Сегодня работу башенных курантов можно наблюдать изнутри

На седьмом этаже туристам показывают внутреннее устройство курантов. Изначально на часах было запрограммировано 18 английских мелодий, в 1985 году добавили фрагмент из оперы М.И. Глинки «Жизнь за царя» — «Славься». Эту мелодию и играют в наше время куранты восемь раз в сутки.

При высоте башни много выше окружающих строений молнии были серьезной опасностью — известно, что деревянный Невьянск, как и другие заводы, несколько раз горел. Сразу после постройки башни, в первой трети XVIII века, на невьянском заводе был придуман и изготовлен оригинальный молниеотвод — задолго до его официального изобретения американцем Бенджамином Франклином в 1752 году. Во время реставрации башни в 1970-х годах молниеприемник сняли со шпиля, сейчас башню венчает его точная копия. Исследования показали, что в шар-молниеприемник более 150 раз попадали молнии. Неудивительно, что от изначально закрепленных на нем 25 остроконечных шипов сохранился только один.

Фото автора. Оригинальный шар-молниеприемник можно увидеть в музее

Учитывайте, что башня, в отличие от полностью оборудованного музея рядом, недоступна для маломобильных посетителей — ее архитектурой не предусмотрена установка лифтов, а лестницы слишком крутые и узкие для пандусов. А вот с маленькими детьми приходить можно и нужно!

Фото: Ольга Старкова. Малышню при перемещении по башне лучше взять на руки

После башни советуем посетить Музей истории края — гарантирован минимум час увлекательного путешествия во времени.

Текст: Мария Вихрева

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах