Примерное время чтения: 10 минут
362

Тяга вверх. Уральский инвалид-колясочник поднялся на Эльбрус

Финальный этап акклиматизации с ночевкой в палатках на скалах Пастухова 4700 метров.
Финальный этап акклиматизации с ночевкой в палатках на скалах Пастухова 4700 метров. Из личного архива

Дмитрий Гречушкин — бывший военный. Он перенёс  перелом позвоночника в пояснице и левого бедра со смещением в 2010 году, при исполнении служебных обязанностей. Сейчас он передвигается по городу на инвалидной коляске. Во время лечения в госпитале мужчина вдруг понял: надо покорить самую высокую гору в России и Европе. И сделал это вопреки всему. Подробности – в материале на ural.aif.ru.

Вдохновлённый вершиной

Дарья Попович, «АиФ-Урал»: Дмитрий, с чего началась ваша мечта подняться на Эльбрус?

Дмитрий Гречушкин: – Меня давно тянуло в горы. Кроме того, когда я лежал в госпитале для ветеранов на Широкой речке, захотел поддержать наших ребят, которые сейчас находятся на СВО, «за ленточкой». Там много моих друзей: кто-то уже вернулся, некоторые получили ранения. Я сам офицер. Моя последняя должность – заместитель командира танкового батальона по вооружению. На СВО меня не направили из-за травмы, но мне очень хотелось если не помочь, то хоть чем-то поддержать наших ребят.

В планах у Дмитрия создать проект, чтобы помочь другим инвалидам преодолеть их собственные вершины. Но на это нужна финансовая поддержка.
В планах у Дмитрия создать проект, чтобы помочь другим инвалидам преодолеть их собственные вершины. Но на это нужна финансовая поддержка. Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

Я осознал: надо совершить поступок, который показал бы тем, кому сейчас трудно, что я их поддерживаю. Нужно было сделать нечто такое, что даже для здорового человека – достижение. И тут пришла мысль – Эльбрус, Западная вершина. Там можно водрузить флаг «Вершина Z» – такое название я придумал для своей экспедиции и для своего проекта.

Через тернии

– Как проходила подготовка к восхождению?

– Я начал искать финансовую поддержку, ведь одна экипировка стоит достаточно дорого. У меня небольшой бизнес, и денег, которые я зарабатываю, недостаточно для такого путешествия. Во многих компаниях меня поддерживали на словах, но не средствами.

Второй важный вопрос, который нужно было решить: как человеку с ограниченными возможностями подняться на вершину? Изначально думал, что понадобится высокотехнологичная коляска. Экземпляр оказался в Калининграде. Но условия, на которых её предложили, мне не подошли: пришлось бы лететь за ней через всю страну, а затем возвращать. Это слишком дорого.

По городу Дмитрий ездит в той самой коляске, на которой передвигался по склонам Эльбруса.
Дмитрий ездит в той самой коляске, на которой передвигался по склонам Эльбруса. Фото: «АиФ-Урал»/ Дарья Попович

Сложно было и найти людей, которые взялись бы сопровождать меня. Не каждый гид поведёт в горы колясочника, даже за большие деньги. Изначально думал, что поеду один. Но тут мои друзья из Москвы и Омска решили ехать со мной и поддержали меня деньгами. У нас сформировалась команда. Ближе к поездке две фирмы предоставили нам бесплатно экипировку и амуницию.

Затем я вышел на Рустама Набиева. Это альпинист, у которого нет ног. Он сразу сказал: никакая электроколяска не годится, вполне подойдёт обычная, складная.

Рустам дал мне контакты человека, который когда-то организовывал его восхождения. Тот отнёсся ко всему скептически: вдруг у вас просто есть огромное желание подняться на вершину. Этого мало! Он попросил меня снять видео, как я карабкаюсь на какой-нибудь холм, чтобы понять, как с этим работать. После того, как я выполнил это условие, он вынес вердикт: воплотить задуманное будет сложно. Но возможно.

Дальше я сделал себе оборудование. Придумал лыжи, а точнее – снегоступы. Чтобы они не съезжали вниз, разобрал альпинистские кошки и прикрутил к ним туда, где опирался коленом. Получилось очень тяжёлое снаряжение: лыжи из алюминия, под коленями – хоккейные щитки, в руках – ледорубы.

Наконец, физическая подготовка: тренировался на беговой дорожке под наклоном с грузом в ногах, с манжетами, ботинки натянуты, рюкзак. Плюс маска, перекрывающая кислород, чтобы привыкнуть к гипоксии.

Моя семья узнала о поездке уже тогда, когда стало поздно что-либо отменять.

Сыновья поддержка

– Как ваши близкие отнеслись к тому, что вы собираетесь покорить Эльбрус?

– Больше всего меня, пожалуй, поддерживал семилетний сын. Когда мы с женой разговаривали, он подходил к ней и говорил: всё у папы получится! Ты, говорит, поднялся на самую высокую точку в окрестностях Екатеринбурга – гора Волчиха, 526 метров. Сейчас ты будешь подниматься на самую высокую точку России и Европы – гора Эльбрус. Потом ты поедешь на самую высокую точку мира – это Эверест, Гималаи. А потом – это было для меня открытие – ты поедешь на самую высокую точку Вселенной. Это гора Олимп. Я начал перебирать: где она? Оказывается, на Марсе. И её высота – 20 с лишним километров.

– Что стало самым сложным испытанием в горах и как вы с этим справлялись?

– Горная болезнь проявляется в той или иной мере у всех: это тошнота, головная боль. Я перенёс это с лёгкостью, потому что у нас были очень хорошие гиды, они дали нам возможность качественно пройти акклиматизацию.

Поначалу надо набрать высоту, а затем спуститься в этот же день. На следующий день необходимо снова набрать высоту – ещё больше – и спуститься. При этом нельзя превышать 500 метров в сутки. Иначе человеку станет плохо, и его госпитализируют.

Когда мы ночевали на скале Пастухова, я заметил: мы спим выше всех в России и в Европе – на уровне 4 700 метров! Когда мы поднимались туда, нас предупреждали, что ночёвка будет экстремальной и выдержать её могут лишь единицы. Говорили: если за ночь удастся поспать хотя бы час, то это уже положительный результат. Просыпаешься, у тебя болит голова из-за нехватки кислорода. Кроме того, там холодно: ночная температура – минус 15, может быть и минус 20 градусов по Цельсию. А ещё на такой высоте обычно очень сильно ухудшается погода: идёт уже не дождь, а град при сильном ветре.

Вот так Дмитрий Гречушкин восходил на вершины.
Вот так Дмитрий Гречушкин восходил на вершины. Фото: Из личного архива

Когда мы поднимались, за нами сгустились тучи: начался гром. Очень необычное ощущение испытываешь, когда смотришь на это явление сверху. Под нами мелькали молнии.

В промежутке между ночёвками на скалах мы отдыхали в высокогорном поселении – это 3 800 метров над уровнем моря. Гид сказал: добро пожаловать в вертикальный мир! Здесь, чтобы дойти до кафе, нужно подниматься по наклонной. Выше 3 800 метров коляска не нужна. Ты идёшь сам.

Оседлать Эльбрус

– Коляска не скатывалась, когда вы передвигались по высокогорному поселению?

– У меня сильные руки. Вот даже сейчас смог бы подняться на руках по эскалатору, если бы он был пуст.

– Как прошёл подъём на самую верхнюю точку Эльбруса?

– Мы дошли до седловины. Это пространство между двумя вершинами. Отсюда идёт подъём на Западную и Восточную вершину. Нам надо было сделать ночёвку на седловине, но мы её не сделали. Изначально я задал слишком быстрый темп. Когда до вершины осталось не так уж много, дальше идти стало опасно: погода портилась. Но ведь главное – водрузить наш флаг! Ребята сделали это, я отправил семье видео с седловины. Это тоже высокая точка, куда добираются немногие. Изначально я допустил ошибки, которые учту в следующий раз.

– Каких ошибок нужно было избежать?

– Очень тяжёлое оборудование. На одних только ногах у меня было примерно по пять килограммов. В итоге я оставил свои снегоступы собственного изготовления в музее при Эльбрусе. В следующий раз нужно делать такие приспособления не из алюминия, а из карбона. Это очень прочный и лёгкий материал, из него производят протезы.

Есть ещё один фактор, который нужно учитывать. На высоте около пяти тысяч метров силы не восстанавливаются. И это была моя вторая ошибка: потратить слишком много сил на самом старте. Я задал себе слишком быстрый темп. Пока мы находились на Эльбрусе, я хорошо поднимался на его скалы. Но, когда приближалась седловина, руки стали отказывать. Я падаю, начинаю ползти на локтях. Ползу. Ложусь на бок, отдыхаю. Встаю опять на руки. Вроде бы силы пришли. Делаю десять шагов руками. У меня лыжа о лыжу зацепляется. Я раз дёрнул, два дёрнул, на это всё уходят силы. У меня руки подкосились – я упал. Так оно и происходит на такой высоте.

– Вы сказали, что в следующий раз сделаете снегоступы из карбона. Значит, будут новые вершины?

– Есть такая мысль. Но пока она очень отдалённая. Очень хочется создать проект, чтобы другие люди с ограниченными возможностями смогли делать нечто, что даже для здорового человека было бы настоящим достижением. Например, покорять горные вершины. Это особенно нужно тем, кто получил травму не так давно и не успел замкнуться дома, в четырёх стенах. Важно выходить из травмы. Сейчас это будет особенно необходимо тем, кто вернётся после СВО.

Для того чтобы развить мой проект, понадобится спонсорская поддержка. Но пока её нет.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах