Примерное время чтения: 10 минут
279

Хипстерский формат или уникальное новшество? Что такое авторские экскурсии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. «АиФ-Урал» 09/02/2022
Авторские экскурсии – фишка Екатеринбурга. Пришло время популяризовать авторские маршруты в малых городах области.
Авторские экскурсии – фишка Екатеринбурга. Пришло время популяризовать авторские маршруты в малых городах области. Из личного архива

Уникальный сюжет для увлекательной истории можно найти в любом дворе, в любом доме, в любом подъезде. В этом уверен руководитель Центра авторских экскурсий «Екбгуляем» и «Школы авторских маршрутов» Дмитрий Москвин.

Досье
Дмитрий Москвин родился в Свердловске в 1981 году. Окончил факультет политологии и социологии Уральского государственного университета (ныне УрФУ). Кандидат политических наук. Работал преподавателем. Руководитель Центра авторских экскурсий «Екбгуляем», руководитель «Школы авторских маршрутов». Куратор выставок. Исследователь города.

Личный акцент

– Дмитрий, авторские экскурсии – это какого времени «изобретение»?

– Начнём с того, что нет чёткого определения, что такое авторская экскурсия. В современном формате они появились, наверное, в середине 2000-х годов, когда, вслед за Москвой, в городах России мы наблюдали рост разнообразных проектов, движений… С одной стороны, это связано с появившейся заинтересованностью людей городом, с появлением новой урбанистики. Многие вдруг увидели в городе не просто случайный фон для жизни, а содержательную среду. С другой стороны, новые медийные технологии позволили быстро создавать экскурсионные форматы. На этом стечении обстоятельств авторские экскурсии и стали разогреваться.

– Рискну предположить, что кто-то считает: создать авторскую экскурсию – пара пустяков, скачал информацию из интернета и – вуаля! А на самом деле?

– Экскурсия по информации из интернета – быстро что-то нацепляли и побежали – это такой хипстерский формат, самая простая траектория. Но ничего общего с экскурсией, в которой сформулирована авторская позиция относительно того, о чём человек рассказывает, это не имеет. Вообще, идеально, чтобы человек, ведущий авторскую экскурсию, каким-то образом был связан с её темой. К примеру, рассказывающий о заводе имел бы к нему какое-то отношение или рассказывающий о локации в ней бы жил когда-то, был с ней связан. Вот Игорь Янков, который водит экскурсии по Городку чекистов, там живёт, то есть он рассказывает о месте, с которым у него в настоящее время связана судьба. Или я рассказываю про Уралмаш, потому что у меня там живут родственники и я бываю в этом районе не реже, чем в центре города.

Но авторская позиция в экскурсии должна базироваться на фактуре. И эту фактуру, особенно историческую, особенно послевоенную советскую, найти в интернете практически нереально. Её источники – разговоры с людьми, со старожилами, с очевидцами, подшивки старых газет и журналов, архивные материалы, кинохроники и так далее. Только из этого обилия источников начинает формироваться структура, в которой человек уже расставляет свои акценты.

Контекст меняется

– В чём преимущество (если оно есть) авторских экскурсий перед традиционными, привычными?

– Я бы не стал говорить о преимуществах, потому что это очень разные форматы и разная степень работы с материалом. Экскурсовод, ориентированный, например, на обзорную экскурсию по городу, быстро нарабатывает стереотипы – привычные точки, где он будет стоять, привычные фразы, которыми он будет что-то описывать, привычные шутки, которые он будет вставлять в привычных местах. Его задача – продать город туристам, развлечь их, сделать их путешествие интересным. Он своего рода актёр, которому важно играть одну и ту же роль одинаково.

Фото: Из личного архива

У авторской экскурсии так не получается, потому что она для человека – исследование. Мы – «Екбгуляем», например, – ориентированы не на туристов, а на горожан, которым хотим представить город, в котором мы все живём. И нам очень важно, чтобы наша позиция была крепкая, серьёзная. Почему ценен Уралмаш? Почему ценен Городок чекистов? Чем интересен Втузгородок? Всё время надо собирать какие-то аргументы, факты, истории. Мы всё время в движении, мы мотивированы не просто поделиться знаниями, но и всё время для себя что-то открывать.

– Вы именно поэтому как-то сказали, что авторская экскурсия живёт один раз?

– В том числе. Дело ещё и в том, что контекст города тоже постоянно меняется. Скажем, начиная экскурсию на Уралмаше, последние три года я привык показывать улицу Авангардную. Сейчас я понимаю, что у меня не будет улицы Авангардной, потому что там ничего не остаётся – всё сносится. Так что авторская экскурсия – это живой организм: меняются акценты, меняются интересы, иногда у участников экскурсии появляются определённые вопросы, и они просят, к примеру, куда-нибудь завернуть.

Экскурсии наполняются живой человеческой историей. Это возможно, только разговаривая с людьми, вовлекая их в какие-то воспоминания.
Однажды, во время экскурсии по малоэтажной застройке Втузгородка, из одной из двухэтажек вышел мужчина и пригласил нас внутрь, предложил показать, как люди в этом доме живут. Это был шок! Со стороны всё выглядело лучше, чем оказалось внутри. Будь это обычная обзорная экскурсия, такого явно бы не произошло. Мы в этом отношении гораздо пластичнее, и нам легко вплести подобные «неожиданности» в общую канву экскурсии.

– Бывает ли так, что какую-то ценную информацию вы получаете от участников экскурсии?

– Регулярно. Поскольку мы работаем с горожанами, обязательно кто-то где-то учился, работал, жил… Например, когда я вожу экскурсии по Втузгородку, непременно найдётся человек, который там жил, и через раз человек, который учился в школе № 36, около которой мы делаем остановку и где я рассказываю историю этой школы. Поскольку это люди разного возраста, потихоньку собираются контексты: кто у кого учился, истории учителей, выпускников, кто с Шахриным учился – старше или младше... У Алёны Куниловой, которая водит экскурсии по улице Бажова, находились люди с основательным фотографическим архивом или с какой-то историей про дом, о котором до сих пор не было ничего известно, про соседей, которые в нём жили. Таким образом экскурсии наполняются живой человеческой историей, это возможно, только разговаривая с людьми, вовлекая их в какие-то воспоминания.

Пока не попробуешь…

– «Школа авторских маршрутов» ориентирована на города области. Почему?

– По той простой причине, что мы, к сожалению, не видим в городах области никакого серьёзного развития современных туристических продуктов. Везде есть краеведы, тематические уроки в школах, кружки, но даже в 350-тысячном Нижнем Тагиле я не могу найти человека, который бы на более или менее регулярной основе мог бы рассказывать, например, о Вагонке. К которому я мог бы обращаться всякий раз, когда с кем-то приезжаю. Нет такого человека. И такая же ситуация во всех городах области. Поэтому просто надо помочь людям эти технологии подхватить, и я более чем уверен, что они всё сделают сами.

Активные люди есть везде. Но мой опыт поездок в города области показывает, что там очень слабая включённость в современные культурные социальные практики. У людей там другое качество жизни. Для меня, например, было поразительным открытием, что в Камышлове всего лишь один-единственный музей – краеведческий. Как так? При том, что там купеческая застройка, несколько действующих заводов. То есть много чего можно показать, о многом рассказать.

– Похоже, вы уверены, что в любом городе найдётся предмет экскурсионного интереса...

– Более того, в любом дворе, в любом доме, в любом подъезде. Причём не один, а сразу с десяток, потому что каждый экскурсовод делает свои акценты. Опять же пример Екатеринбурга. Бывшая Щепная площадь, где сейчас стадион «Юность», – одна и та же локация, но там было три экскурсовода с тремя разными сюжетами. Городской пруд, 2017 год – четыре экскурсовода вокруг Городского пруда. Одна и та же набережная, одни и те же дома, но четыре абсолютно разные истории с разными временными рамками, разными сюжетами, разными персонажами, разной драматургией. Но все они были подчинены одной идее: Городской пруд – наша ценность.

Фото: Из личного архива

Поэтому весь вопрос в том, от чего люди отталкиваются. Если им нравится район, квартал, двор, дом, они всегда найдут возможность о них рассказать, а мы им поможем. Расскажем, как это сделать максимально современными и доступными инструментами.

– Что предполагается в ходе обучения? Какими навыками овладеют ваши ученики?

– Один из аспектов обучения – лекторий, десять лекций на самые разные темы. Например, будет рассматриваться вопрос, как брать интервью, то есть собирать личные истории, какие подводные камни могут встретиться, почему нельзя доверять всему, что человек скажет (открою тайну, почти ничему нельзя доверять). Будут отдельные разговоры о том, как работать с архивами, как собирать семейные фотографии. О том, как исследовать городское пространство, – это будет как лекция, так и тренинг. Иными словами, мы будет знакомить людей с конкретными приёмами и современными способами исследования. А дальше мы будем заниматься конструированием – у нас пройдут три мастерские по созданию экскурсий, аудиогидов и путеводителей.

– Получится ли у ваших выпускников собирать аудиторию? Мне кажется, раскачать жителей областных городов будет непросто.

– У меня на сей счёт оптимизм есть, но, признаюсь, умеренный. Для нас сейчас важно, чтобы люди в малых городах области для начала ориентировались на индивидуальных туристов. Потому что в этих городах, конечно, трудно собирать регулярную аудиторию, это в Екатеринбурге Игорь Янков может в течение четырех лет каждую субботу водить экскурсию в Городок чекистов, и поток желающих не иссякает. В малых городах, безусловно, население небольшое, поэтому там экскурсоводам надо работать, прежде всего, на внешнюю аудиторию. В области, в отличие от Екатеринбурга, это будет приоритетом. За исключением, может быть, Нижнего Тагила, где внутренний городской туризм, вероятно, имеет шанс на существование.

Пока не попробуешь, не поймешь. Нам, к примеру, когда-то говорили: «Зимой? Да вы что! Кто будет ходить зимой на экскурсии?!» Но парадокс заключается в том, что в Екатеринбурге чем холоднее, тем люди охотнее идут на экскурсию. Три года это наблюдаем и до сих пор в офигении от этой закономерности.

– Что вы ждёте от абитуриентов школы? То, что они придут, как чистый лист, или уже со своими идеями?

– Мы исходим из того, что это будут взрослые (18+ без верхней планки) люди, которые смогут для себя сформулировать, во-первых, зачем им это нужно, кроме «просто интересно». И, во-вторых, мы ориентированы на тех, кто, возможно, уже занимается каким-то, пусть даже любительским, исследованием. Есть такие люди или нет? Вот и узнаем.

На заметку
В 2022 году в работе «Школы авторских маршрутов» примут участие шесть городов области: Ирбит, Каменск-Уральский, Красноуфимск, Первоуральск, Нижний Тагил, Серов. До 20 февраля организаторы «Школы авторских экскурсий» собирают онлайн-анкеты абитуриентов и проводят конкурсный отбор. Анкеты выложены во всех аккаунтах и в социальных сетях, где размещена информация о школе. 1 марта стартует онлайн-лекторий. В апреле-мае пройдёт серия практических и самостоятельных заданий. В конце мая – начале июня состоится тестирование созданных авторских экскурсий, а в середине июня – Марафон авторских экскурсий. До конца лета школа будет работать с авторами аудиогидов и путеводителей. В сентябре в городах области состоятся презентации готовых продуктов – результатов работы школы.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах