76

Память о Победе живёт в нас на генетическом уровне

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. «АиФ-Урал» 05/05/2021

Историю Великой Отечественной мы знаем в основном по книгам и фильмам, в том числе документальным. О теме вой­ны и ценности мира мы побеседовали с режиссёром-документалистом Андреем Титовым.

Досье
Андрей Титов родился 10 декабря 1974 года в Каменске-Уральском. Окончил факультет журналистики Уральского государственного университета. Работал во многих телекомпаниях Екатеринбурга, в 2003 году сделал выбор в пользу документального кино. Сценарист, режиссёр, автор более десяти фильмов. Один из авторов 4-серийной документальной кино­эпопеи «Равная величайшим битвам». Член Союза кинематографистов России.

Проверено временем

– Андрей Витальевич, в истории нашей страны было огромное количество войн. Почему именно День Победы был и остался главным праздником в СССР и в России?

– Полагаю, что всё это укоренилось в нас на генетическом уровне, стало нашим мироощущением. С детских лет мне запомнилась фраза: «Лишь бы не было войны». Её часто повторяли моя бабушка, мама, да и другие люди в моём окружении. Сегодня эти слова стали обыденными, истрепались, но я не страшусь банальностей. Это истина, проверенная временем. Моя родня по материнской линии – из города Ярцево Смоленской области. Это не Ржев, не Сталинград. Один из небольших населённых пунк­тов на пути передвижения немецких войск. Но с его обороной связаны десятки тысяч человеческих судеб, в том числе и моей семьи. С июля по сентябрь 1941 года город подвергся страшной 80-дневной бомбёжке. Он переходил из рук в руки, был разрушен до основания. В то время там была моя бабушка с тремя детьми на руках: пять лет, три года и маме 2–3 месяца. Не понимаю, как они спаслись. Прятались там, где придётся, своего дома уже не было. Но они выжили, и всё пережитое ими как-то само собой отложилось во мне, во всём нашем поколении. Даже если нам что-то не рассказывали в семье или в школе, мы по каким-то отдельным фразам и фактам понимали, что такое война. Великая Отечественная стала переломным моментом не только для поколения победителей, но и для их потомков.

– В своём творчестве вы неоднократно обращались к теме войны…

– О Великой Отечественной глубоко и серьёзно мы пытались сказать в фильме об эвакуации. Он называется «Равная величайшим битвам». Мы тогда подняли архивы, читали скупые и одновременно страшные строки. Например: «Рязанский эвакопункт информирует, что из эшелонов, следующих из Ленинграда, в течение года было снято и захоронено 596 трупов». От того, как сухо и буднично это было написано, становилось жутко. Картина была снята в 2016 году, и основная её мысль в том, что война коснулась всех. Всех без исключения. Мы изучили море материала об эвакуации предприятий в Свердловск. Больше всего нас поразило, в каких условиях тогда жили и выживали люди. Население города после начала вой­ны увеличилось в два с лишним раза. Отработав по 12 часов на основном производстве, люди в 30–40 градусов мороза шли строить Химмаш. Жили в землянках, погребах, на чердаках, огораживали себе место в красных уголках на заводах, устанавливали трёхъярусные кровати в бараках.

Фото: «АиФ-Урал»/ кадр из фильма
 

Нас поразили подростки, которым в цехах сооружали приступочки, чтобы они могли работать на станке наравне со взрослыми. В зависимости от вида производства и района на одного человека в то время приходилось от 0,8 до 3,1 «квадрата» жилья. Как-то я общался на эту тему со школьниками, спрашиваю: в какой квартире вы живёте? Отвечают: 75 квадратных метров. Я предложил поделить эту цифру на военную норму жилья и представить – сколько человек могло бы уместиться в их квартире. Дети задумались, притихли…

Попытка разобраться

– С темой войны сложно работать?

– Для меня это всегда попытка разобраться в истории родной страны. И одновременно попытка опровергнуть тезис, что история нас ничему не учит. На самом деле, учит, просто мы плохие ученики, пропускающие уроки. Наше прошлое постоянно даёт нам подсказки: похожее уже когда-то было…

– Между советским и современным кинематографом о войне большая разница?

– Сегодня можно больше рассказать. Всплывают новые факты, целые пласты новой информации. Но если в эпоху СССР рассказывали сердцем, то сегодня всё определяет прибыль. Прозвучит жёстко, но современный фильм о вой­не – это просчитанный, коммерчески оправданный продукт, с необходимым количеством звёзд, привлекательными актрисами, санитарками с силиконовой грудью и губами. Вполне вероятно, что для молодёжи это добавляет интереса к теме, но меня такие вещи, мягко говоря, коробят. Мы видим историю через какое-то мутное стекло, в мире кино властвует формула: «правда = красное словцо». Ради эффектного кадра режиссёры и продюсеры жертвуют не только фактами, но и логикой. На определённом этапе я вообще начал опасаться смотреть современные фильмы о войне.

Мы забываем бабушкино: «Лишь бы не было войны». Зато всё чаще говорим: «Можем повторить». Повторить что? 26 миллионов жертв? Не дай Бог…
– Возможно, мы ориентируемся на Запад?

– С моей точки зрения, в современном кинематографе вой­на превращается в комикс с зомби и супергероями. Между тем история Великой Отечественной – самодостаточная и сценарно сильная тема, она не требует никакой фантастики. Нужно просто найти точку, за которой сам собой наступит момент сопереживания. Мы пытаемся «переголливудить» Голливуд, но у нас это слабо получается. Наше кино всегда отличалось от западного и американского, оно имело свою, сердечную, составляющую. «Летят журавли», «Баллада о солдате», «Белорусский вокзал», «В бой идут одни старики»... Все лучшие фильмы о Великой Отечественной снимались лет через десять после войны и позже. Потому что большое видится на расстоянии.

– Какой самый сильный фильм о вой­не?

– «Иди и смотри». Это один из самых страшных фильмов, которые я смотрел, но именно так и надо рассказывать о войне, без прикрас. Чтобы понять ценность мира, вой­ной надо хлестать по щекам, а не делать её приключением или боевиком. К сожалению, мы забываем бабушкино: «Лишь бы не было войны». Зато всё чаще говорим: «Можем повторить». Повторить что? 26 миллионов жертв? Не дай Бог…

Самое главное

– Нет ощущения, что память о Великой Отечественной, Второй мировой сегодня мало-помалу переходит в политическую плоскость?

– Пожалуй, соглашусь. История стала точкой отстаивания национальных интересов. В этом плане я с ностальгией вспоминаю Леонида Ильича Брежнева, который, будучи уже в очень преклонном возрасте, с трясущимися руками, но всегда с комком в горле говорил: «Как вы не понимаете, главное – это мирное небо над головой!» Мы же сегодня наблюдаем на международной арене вселенскую борьбу амбиций. Однако в Третьей мировой победителей не будет. Мы просто все исчезнем.

– Как полагаете: когда заходит речь о Великой Отечественной, современные дети понимают – о чём это?

– Для новых поколений тема войны разжижается в потоке другой информации. Для них это область легенд, преданий, мифов, они могут позволить себе путать Наполеона и Гитлера. Мне кажется, для поколения Z всё это периферийные знания, всплывающие «по поводу», к 9 Мая, например. Впрочем, как и вся мировая история. Не хочу, конечно, показаться, старым ворчуном, у этого поколения есть свои огромные преимущества. Оно на лету схватывает всё новое, оно прекрасно приспособлено к цифровым технологиям, когда для передачи информации вообще не нужны слова. Мне, чтобы выразить свою мысль, необходимо минимум два-три абзаца. Им достаточно пары смайликов и нужной картинки. В этом плане они сноровистее, толковее, и нам за ними не угнаться.

– А что вас не устраивает?

– Меня тревожат их самовлюблённость и эгоизм. Современная семья – это обычно два-три ребёнка в семье, задача родителей – показать им мир, Турцию, Египет. Они изнеженны, эгоцентричны, увлечены своими причёсками, пирсингом и тату, своей творческой самореализацией. Они уверены, что могут перевернуть мир! Но тут начинает действовать «новый русский крест», когда уровень уверенности и уровень компетенций не сочетаются. Современные дети ждут от мира и от жизни только «вкусняшек». И если мир их не предоставляет, это вызывает у них раздражение, агрессию, желание выходить на митинги, протестовать и так далее.

– Что же делать?

– Думаю, что на этот вопрос никто не знает ответа. Вполне вероятно, что воспитать их в нужном нам русле просто невозможно. Они не сидят в телевизоре и не верят официальным речам, прекрасно чувствуя фальшь и отчётный характер этих речей. Наши сентенции и морализаторство не западают им в душу. В 2014 году я как-то общался со студентами и озадачился их знанием новейшей истории. Я пришёл в ужас! Выяснилось, что Ельцин бился с большевиками и основал Екатеринбург, а новые русские – это трудовые мигранты, которые приехали в Россию из Средней Азии на заработки и получили гражданство. Замечу, к слову, что мы обсуждали период нулевых годов, то есть совсем недавнее время.

– Но ведь именно для нынешних детей в конечном счёте и ковалась Победа?

– Естественно! Наши дети должны жить лучше нас, это самое главное! И так оно и будет. Лишь бы войны не было…

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах