aif.ru counter
257

Рост цен на Среднем Урале обгоняет зарплаты и пенсии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. «АиФ-Урал» 10/09/2014

Рост цен на продукты и услуги, увеличение стоимости ЖКХ, дорогой проезд в общественном транспорте, общий уровень инфляции – всё это привело к тому, что многие уральцы стали жить хуже. Объёмы сбережений, которые привыкли откладывать свердловчане про запас, уменьшились более чем в два раза.

Обман зрения

Зарплаты, пенсии и социальные пособия свердловчан, несомненно, «прибавили в весе». Так, в августе в результате корректировки пенсий работающие пожилые люди получили больше, чем в июле. Если верить чиновникам, зарплаты свердловских бюджетников за полгода также увеличились на 9,8%. Вроде бы доходы растут, плакать не о чем! Но это, что называется, обман зрения.

Дело в том, что купить на кровно заработанные зарплаты и честно заслуженные пенсии можно у нас всё меньше и меньше. При нынешних ценах на продукты, зайдя в магазин, сталкиваешься с опасностью оставить там половину месячного дохода семьи. Летнее повышение стоимости ЖКХ при снижении субсидий на оплату коммуналки заставило многих уральцев «чесать затылки». В Екатеринбурге и без того очень дорого стоит проезд в общественном транспорте, а в ноябре льготников ожидает очередное повышение.

В результате мы имеем то, что имеем: по данным Свердловскстата, в первой половине этого года доходы уральцев увеличились на 3,8%, а расходы – на 4,3%. При этом более чем в два раза сократились суммы, которые люди откладывали на чёрный день.

Несоответствие доходов и расходов привело к тому, что большинство свердловчан с каждым годом живут всё хуже и хуже. Пенсии стариков, несмотря на регулярное повышение, попросту не успевают за инфляцией. То же самое касается зарплат бюджетников, пособий многодетным семьям и инвалидам.

Понятно, что летом многие свердловчане серьёзно потратились на отпуск. Немалую брешь в семейных бюджетах пробила подготовка детей к новому учебному году. Но это – лишь часть затрат, из-за которых уральцам пришлось, что называется, «открыть кубышки». Реальные доходы уральцев за полгода сократились на 3,6%, и дело здесь вовсе не в санкциях, последствия которых большинство свердловчан пока не ощутили. Ведь цены выросли не вчера, они пугают нас с начала года.

Будет хуже?

Напомним, что ещё при экс-губернаторе Александре Мишарине областное правительство брало на себя обязательства довести средний уровень зарплаты уральцев к 2015 году до 45 тысяч рублей. Сегодня уже ясно, что «наполеоновским» планам бывшего главы региона сбыться не суждено. Средняя зарплата в Свердловской области составляет 28 600 рублей, и дай Бог, чтобы она не стала меньше.

Кстати, соцопросы показывают: для большинства жителей уральской глубинки зарплата в 15 тысяч считается «выше средней». При этом 1/10 часть уральцев живёт за чертой бедности. Эта цифра преследует регион из года в год, и никаких улучшений не намечается.

В конце августа министр финансов Свердловской области Галина Кулаченко отчиталась об исполнении регионального бюджета за первую половину 2014 года. Чиновница подчеркнула, что во втором полугодии расходы Среднего Урала придётся серьёзно оптимизировать, а дополнительные средства тратить исключительно на исполнение указов президента России. При этом осенью бюджет региона может быть сокращён на 10 миллиардов рублей. Это означает, что регион мало-помалу входит в режим жёсткой экономии.

Жизнь в свердловской области дорожает. Фото: «АиФ-Урал» / Коллаж Ульяновой Юлии

Власти не видят

Наибольшую тревогу, конечно, на сегодняшний день вызывает рост цен на продукты. Правда, власти успокаивают, что будут внимательно мониторить рынок.

– Мы не допустим дефицита продуктов питания и необоснованного повышения цен на продовольствие, – пообещал глава региона Евгений Куйвашев. – Сегодня наш российский агропром вместе с агропромом тех стран, которых не коснулись санкции, способен заменить товары, которые ранее поставлялись из стран Евросоюза.

Напомним, что в Свердловской области создан штаб по мониторингу продовольственного рынка. Чиновники отслеживают цены на 40 продуктовых позиций. В список вошли вода, хлеб, молоко, мясо, рыба, фрукты, овощи, сахар, чай.

Что из этого выйдет – большой вопрос. Пока чиновники повышения цен стараются не замечать. Так, замглавы мэрии столицы Урала по вопросам потребительского рынка Владимир Боликов в конце августа заявил: «На сегодняшний день информации о дефиците или резком повышении цен у администрации Екатеринбурга нет».

Но то, что повышения цен не видят власти, не означает, что его нет…

Сытый голодного не разумеет

Жители Среднего Урала замечают, что прожить от зарплаты до зарплаты без перехватывания денег в долг становится всё сложнее, и вспоминают, что такое жёсткая экономия.

– Понимаю, что тревожные симптомы появились давно, но именно этим летом наша семья стала их особенно ощущать, – рассказывает жительница Екатеринбурга Марина Белецкая. – Как-то вдруг я, например, обнаружила, что обычная продуктовая «корзина» значительно подорожала. Кажется, ещё недавно традиционный набор продуктов для нашей семьи из четырёх человек обходился в две-три тысячи рублей в неделю. Сейчас и пяти тысяч порой не хватает. При этом никаких деликатесов у нас на столе нет. Стала пристальней обращать внимание на цены и была неприятно удивлена. Творог – 100-130 рублей за полкило, молоко – 40-50 рублей, про яйца вообще не говорю.

По словам Марины Николаевны, их с мужем доход за последний год ни на копейку не уменьшился. Но если раньше семейного бюджета вполне хватало на еду, коммуналку, обновление одежды и обуви, а также на развлечения (кино, походы в парк), то сегодня он трещит по швам. Бывают дни, когда финансы Белецких и вовсе «поют романсы». Подобную тенденцию замечают и другие уральцы.

В магазины одежды уральцы всё чаще ходят просто на экскурсию. Фото: АиФ / Алексей Витвицкий

«Мы с мужем учителя, – пишет читательница «АиФ-Урал» Людмила Бородина. – Власти декларируют регулярное повышение заработной платы педагогическим работникам. Дескать, в этом году учительский доход превысил средний по региону. У людей складывается впечатление, что мы живём припеваючи, получая в среднем около 30 тысяч рублей в месяц. Но, во-первых, ключевое слово – «в среднем». Я знаю мало коллег, которые в реальности имеют такой доход. Во-вторых, надо понимать, за счёт чего получается такая сумма. За счёт совместительств и работы на износ. О каком качестве образования может в таком случае идти речь?

Кстати
Более 400 тысяч пенсионеров на Среднем Урале вынуждены работать, чтобы свести концы с концами.
Самое грустное, что наши «повышающиеся доходы» не поспевают за ростом цен на всё-всё-всё. Как еле-еле сводили концы с концами, так и сводим. Уровень жизни людей падает. Я это даже по своим ученикам вижу. Ещё год-два назад родители спокойно воспринимали информацию о сборе денег, например, на поход всем классом в театр или на поездку по областным достопримечательностям. В этом году я провела первое родительское собрание, предложила распланировать экскурсии. Все единодушно проголосовали за то, чтобы ограничиться местными музеями, остальное – слишком дорого. По-моему, показательно. Жаль, что наши власти за оптимистичными показателями не видят реальной картины. Хотя… Сытый голодного, как известно, не разумеет».

Оскудение возможностей уральцев заметили и сотрудники торговли. Продавцы-консультанты магазинов одежды отмечают, что количество реализованного товара значительно сократилось с начала лета. Не вызывают традиционного ажиотажа даже сезонные распродажи. В продуктовых же супермаркетах продавцы заметили, что покупатели чаще стали делать выбор в пользу более дешёвого товара и того, что продаётся со скидкой по акциям.

Люди беднеют

Константин Селянин, финансовый аналитик:

– Согласно официальной статистике, рост доходов в последние два года есть. Но, во-первых, он стал значительно меньше, чем раньше. А во-вторых, это официальные цифры, которые могут отличаться от реального положения дел. За последние 3-4 года большой сектор экономики оказался «серым»: увеличился налог на фонд оплаты труда, и многие малые и средние предприятия либо массово закрылись, либо ушли в тень. И очень сложно оценить, выросла ли зарплата. Есть подозрение, что она осталась прежней. Что касается расходов, то, к сожалению, реальная инфляция, с которой сталкиваются жители, заметно выше, чем та, которая декларируется в целом по России (чуть более 6%). И связано это с особенностями расчёта инфляции. У нас она рассчитывается через потребительскую корзину, а это приводит к эффекту «средней температуры по больнице», когда всех приравнивают к одной графе. Зарплаты если и выросли, то на 5-6%, а расходы – за счёт ЖКХ, продуктов – увеличились в среднем на 12-15%. Вот и получается, что люди становятся беднее. И это не просто ощущение, это соответствует реальности.

Замечу, что в подобных расчётах и прогнозах важны ожидания людей. Ожидания эти сегодня достаточно мрачные: прибыльных предприятий становится меньше, экономика не растёт, свердловчане переживают за свою работу, причём небеспочвенно. Подобные ожидания приводят к тому, что люди оценивают своё реальное положение даже хуже, чем есть на самом деле. В начале 2000-х была обратная ситуация: да, жили бедно, но верили, что со временем станет лучше. В силу подобных ожиданий люди предпочитают валютные вклады рублёвым, а также предпочитают совершать дорогие покупки сегодня, а не откладывать на будущее, подозревая (вполне обоснованно!), что они станут ещё дороже.

Непростой год

Вячеслав Погудин, председатель комитета по соцполитике Свердловского Заксобрания:

– Сегодня все социальные службы региона выполняют свои обещания перед гражданами. Социальные пособия уральцам выплачиваются в срок. Более того, за последнее время нам удалось расширить некоторые виды пособий, по которым люди получают деньги. Точно такая же картина наблюдается в образовании и здравоохранении.

Скажу, что сегодня ситуация стабильная. Роста числа людей, оказавшихся за чертой бедности, нет. В то же время следует признать: в бюджете региона наблюдается снижение доходов, прежде всего в части получения налогов. Но эта ситуация не внезапная, она прогнозировалась. Всему виной – мировые экономические процессы в реальном секторе экономики, которые приводят к снижению объёмов продукции.

Идеализировать ситуацию нельзя. Год непростой, и следующий будет не легче. Наша задача в том и состоит, чтобы прогнозировать развитие ситуации наперёд и расставлять правильные приоритеты и акценты при составлении бюджета. Мы будем внимательно изучать экономические показатели.

Кризис на горизонте

Дмитрий Ионин, депутат Свердловского Заксобрания:

– Последние два года нас всё время пугают экономическим кризисом, который, однако, никак не наступит. Видимо, кризис где-то на горизонте, но ещё не рядом. Паниковать в данном случае глупо, как и рассуждать о том, лучше или хуже мы стали жить, к примеру, за последний год. Лично я, как среднестатистический депутат, не ощутил различий в ту или иную сторону. Да и моя мама, пенсионерка, вряд ли скажет, хуже ей стало жить или нет за последнее время. Все эти рассуждения из далёких миров, а уровнем расходов и доходов населения пусть занимаются статистики.

Впрочем, добавлю, что прогноз на ближайшие годы всё-таки пессимистический. С точки зрения экономики нас ждут непростые времена. Уже сейчас наблюдаются некоторые негативные тенденции. Прежде всего, происходит снижение роста ВВП и прочих экономических показателей.

А дальше что?

​Виктория Якорева, многодетная мама:

– Цены выросли очень ощутимо. Доходы, наверное, тоже растут, но если добавляется рубль, то убывает рублей 10 – и это несопоставимо!

Какая-то нестабильность появилась, и я начала побаиваться – а дальше что? Помню времена, когда колготки стали стоить чуть ли не десять тысяч, и все вмиг стали миллионерами и в то же время – нищими. Такое чувство, что к этому же идём.

Основные статьи расходов – это, конечно же, ЖКХ и продукты. Летом мы платили около пяти тысяч за коммуналку, а с отоплением 8-9 тысяч будет выходить. И это в лучшем случае. Раньше берёшь тысячу рублей, идешь в магазин и покупаешь всё, что хочешь. Но сегодня я всегда на ценники смотрю, а то неудобно на кассе будет: товар отобьют, а денег не окажется. Тысяча рублей – это нашей семье ровно на день: курица, яйца, молоко, масло. Детские вещи очень сильно подорожали, а ведь детей на зиму надо одевать. В нашей школе учебников не хватает, и приходится самим покупать. Сходили в книжный – учебник по английскому языку и рабочая тетрадь обошлись в 1 300 рублей. Завтра у дочки немецкий язык – и снова нужно тетради покупать.

Кстати, у нас лежат два материнских капитала. Нам бы на эти деньги кусок земли купить, чтобы картошку выращивать, морковку – легче бы было. Но нельзя! Мат­капитал можно потратить только на улучшение жилищных условий. А что на эти средства купишь? Даже комнату не купить! Так и крутимся. Мужу приходится за любую работу браться, мы дома его практически не видим. Но главное – не болеть. Если заболеешь, никаких денег не хватит.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах