Примерное время чтения: 12 минут
815

Горим как шведы под Полтавой. Уральский учёный о причинах лесных пожаров

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. «АиФ-Урал» 24/05/2023
Скриншот

Науке есть что предложить для борьбы с лесными пожарами и их профилактики. Только её почему-то не слышат. Об этом мы говорим с доктором сельскохозяйственных наук, профессором, заслуженным лесоводом России, заведующим кафедрой лесоводства  УГЛТУ Сергеем Залесовым.

При чём здесь коровы?

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Сергей Вениаминович, кажется, такого масштаба распространения лесных пожаров, как в этом году, мы не наблюдали. Но, может быть, память мне изменяет?

Сергей Залесов: В целом по стране, а тем более на планете, были пожары и пострашнее. А вот что касается Урала, то за последние 40 моих осознанных лет я такой ситуации не помню и в научной литературе об этом не читал.

- Пожары этого года были для вас неожиданностью?

- Нет. Все прогнозы, которые я давал год назад, сбылись на сто процентов.

- На чём эти прогнозы были основаны?

- Причин сложившейся ситуации несколько. Начнём с того, что у нас наблюдается изменение климата в сторону увеличения температуры, уменьшения количества осадков и усиления ветра. Эти три фактора создают условия для развития пожара. Для понимания приведу пример. Увеличение скорости распространения пожара равно квадрату увеличения скорости ветра – пожары в Курганской области тому подтверждение. Иными словами, если скорость ветра увеличилась в два раза, то пожар увеличивает скорость в четыре раза, а если ветер увеличивает скорость в четыре раза, то пожар – в 16 раз, поэтому он моментально пролетает какой-то большой участок. Это неуправляемый фактор, мы можем только принимать адекватные меры профилактики.
Далее, не надо забывать, что у нас в стране изменилась ситуация.

- Какая связь?

- На нашей планете всё взаимосвязано. Смотрите, вот я деревенский, и я точно могу сказать, что моя деревня в своë время не могла сгореть, как это случилось с населёнными пунктами в этом году. Почему? На каждом подворье обязательно держали коров, овец, поэтому вблизи населённого пункта в радиусе примерно полутора километров вся трава была съедена или выкошена. Сегодня скота в хозяйствах нет, траву никто не косит – деревни все заросли. В частности, поэтому они и горят. Увы, это никто не хочет слышать.  
Если же говорить о лесах… Не в лучшую сторону изменилась система ведения лесного хозяйства. Раньше за каждый квадратный метр отвечал конкретный человек. Территория делилась на зоны ответственности: сначала лесник, потом мастерский участок, потом лесничество, потом лесхоз… А сегодня? Мы по привычке говорим «лесник», но у нас нет лесников! У нас появились инспектора с управленческими и контролирующими функциями, а хозяйствованием заниматься некому.

Прежде чем отправлять людей на тушение пожаров, их нужно обучать
Прежде чем отправлять людей на тушение пожаров, их нужно обучать Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Ко всему прочему – несовершенство нормативной базы. В доказательство – конкретные примеры. Весь мир знает, что главная причина лесных пожаров – антропогенный фактор, то есть человек. Это значит, что необходимо вести целенаправленную, систематическую, рассчитанную на все слои населения противопожарную пропаганду. Мы должны, простите, вдолбить в каждую голову, что надо бережно относиться к природе, осторожно обращаться с огнём и так далее. Иного пути нет. Но! Если вы откроете Лесной кодекс, понятия «противопожарная пропаганда» вы там не найдёте. Соответственно, эта деятельность никак не финансируется. Между тем положительные результаты этой работы очевидны, я видел их, будучи международным консультантом по охране лесов от пожаров в Казахстане.

Кроме того, если вы бывали в наших лесах, то видели, насколько они захламлены. Откройте нормативные документы и убедитесь, что в них теперь отсутствует такое мероприятие, как «уборка захламлённости». Кто же будет убирать, если это мероприятие не предусмотрено?

- В результате обширные валежники?

- Конечно! Снеголом произошёл, ветровал и так далее. Если это товарный лес, есть шанс, что это кто-то разработает, а если молодняк повален? Вот сейчас после огромных пожаров есть вероятность, что как-то сохранятся зрелые деревья, а молодняк и насаждения среднего возраста все погибнут. Кто будет расчищать эти горельники?
Вот в этом  и есть основные причины резкого всплеска пожаров. Мы просто ждали-ждали и дождались.

Мы не смотрим вперёд

- Свои прогнозы, предостережения вы транслировали?

- Безусловно, везде и всюду. Но кому нужен простой профессор какой-то кафедры? Лишний головняк.

Вот смотрите: мы живём в XXI веке, и каждый гражданин нашей страны, ложась спать, не должен бояться за то, что придёт пожар и его дом сгорит вместе с ним. Вроде бы очевидно? Но два десятка лет я говорю – уже оскомину набил – о том, что для каждого населённого пункта необходимо составить проект противопожарного устройства и его реализовать. Это нужно для того, чтобы пожар из леса не пришёл в населённый пункт и, наоборот, из населённого пункта – в лес. Вы думаете, кто-то в нашей области такой проект составил? У нас никогда нет денег!

Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Ещë 12 лет назад руководством ХМАО нашему институту был заказан проект противопожарного устройства для 183 населённых пунктов. Стучу по дереву, но за эти годы ни один из этих населённых пунктов не сгорел, ни одно здание не сгорело, хотя, скажем, в прошлом году у них площадь пожаров составила более 400 тысяч гектаров. Я люблю лес, но всё-таки самое главное богатство России – это люди.

А теперь давайте для наглядности посчитаем: 12 лет назад мы выполнили эту работу за без малого два миллиона рублей. Пусть реализация наших проектов будет даже в 20 раз дороже – 40 миллионов. То есть общая сумма противопожарного устройства 183 населённых пунктов – 42 миллиона. При этом на восстановление Сосьвы, насколько я знаю, требуют три миллиарда (по факту же явно будет больше). Так сколько на эти деньги можно сделать противопожарных устройств?

- Удручающая картина вырисовывается.

- Ситуация не только не будет улучшаться, она будет усугубляться до тех пор, пока у нас не будут ликвидированы как минимум две проблемы. Первая – наше русское авось. Вторая – приверженность к кампаниям. Мы никогда не смотрим вперёд!
Но если мы действительно хотим изменить ситуацию, нужно предпринимать конкретные шаги. В том числе делать и реализовывать проекты противопожарного устройства населённых пунктов. Вернуть в нормативные акты «ликвидацию захламлённости» в лесах.

Расчищать горельники, скорей всего, никто не будет.
Расчищать горельники, скорей всего, никто не будет. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Кроме того, необходимо обучать людей тушению пожаров (я сейчас не о специалистах говорю), поскольку посылать необученных людей на тушение пожаров – преступление. Смотрите, за безопасность жителей населённого пункта отвечает либо глава администрации, либо, если речь идëт о маленьком посёлке, староста. Именно они должны в случае необходимости организовывать тушение пожара до прибытия специалистов. Но ни у нас в области, ни в любом другом субъекте РФ, думаю, нет обученных глав администраций и старост.

Включить голову!

- Обучение ведь несложно организовать?

- Несложно, если включить голову. А результат будет налицо. К примеру, в старые добрые времена, когда в России только зарождалась авиалесоохрана, на её вооружении были маленькие самолёты. Во время патрулирования в таком самолëте, помимо пилота, был всего один пожарный-парашютист. В случае обнаружения лесного пожара самолёт шёл на снижение, парашютист забирался на крыло и прыгал к месту пожара. Приземлялся, складывал парашют и… шёл до ближайшей деревни, где организовывал народ на тушение этого пожара. Это исторический факт! Вот что значит один подготовленный человек. Если глава администрации будет знать, как действовать, пожар, скорее всего, будет потушен к прибытию из районного центра пожарной службы, потому что пожар площадью 0,1 Га могут легко потушить два человека.

Сколько подготовленных добровольцев сейчас работает по Свердловской, Курганской, Тюменской областям, по другим субъектам? Душа болит за всё это… Курс «Лесной пожарный» очень короткий, его вполне можно читать даже в старших классах, была бы добрая воля. Но читать его должен профессионал! По большому счёту, все должны знать, к примеру, что нельзя на пожар идти в одежде из синтетической ткани, потому что при попадании искры она налипает и человек горит, как факел. Или, скажем, есть такой способ остановки пожара, как захлёстывание. Вы знаете, как ударять по кромке пожара пучком зелёных березовых веток? Ни в коем случае не сверху, сметающим движением… Но этому ведь надо научить! Есть преподаватели, программы, оборудование, даже классы – всё есть.    

Проекты противопожарного устройства уберегают населённые пункты от огня. И они дешевле восстановления сгоревших посёлков.
Проекты противопожарного устройства уберегают населённые пункты от огня. И они дешевле восстановления сгоревших посёлков. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Далее. Сегодня мы все видим, как добровольцы выходят на борьбу с огнём с пятилитровыми бутылями воды. Это же преступление! Обесценивание жизни лучших людей страны (если не они лучшие, то кто?). Неужели нельзя каждый населённый пункт обеспечить обыкновенными ранцевыми опрыскивателями?

- Наверняка и помимо них есть эффективные методы борьбы с лесными пожарами?

- О, тут я ещё масла в огонь подолью. Сегодня мы так много говорим об импортозамещении… В нашей области есть завод по производству пожарной техники. У них есть разработка – система пожаротушения «Натиск». Суть её в том, что при подаче компрессором сильной струи определённой смеси выбрасывается пена. Мы делали эксперимент: 30-метровая полоса – такой барьер создаётся, будто снег хлопьями выпал. На выставках показывали, фотографии демонстрировали, я статьи писал…  Думаете, хоть одна такая машина для авиалесоохраны куплена? Между тем идёт, например, на населённый пункт стена огня…

- Эта полоса его остановит?

- Именно. Понимаете, на сегодняшний день наука всё может создать и доказать, только кто эту науку слушает? Нет чтобы спросили науку по-дружески: что вы можете предложить?

Вот, к примеру, я считаю, что в лесных районах должны быть предприятия-утилизаторы. Дело в том, что у нас много некачественной древесины. Взять горельник - прошёл пожар, древостой погиб, средний диаметр древостоя – 10–12 сантиметров, кто его возьмёт? Никто, потому что нет утилизатора. А ведь эту древесину можно сжечь и получить энергию. Или переработать её и сделать плиту для той же мебели  - этим  занимается предприятие-утилизатор в Башкирии. Плита идёт на экспорт влёт! Представляете, сколько гнилья мы можем переработать? Но это никому не нужно. Между тем, если будут такие предприятия, то в радиусе примерно 200 километров будет реально очистить наши леса.

- То есть инструменты есть?

- В научном плане есть, можем рассказать, можем показать, просто надо включить голову. Если не включим, будем гореть, как шведы под Полтавой.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах