aif.ru counter
91

Кукла, конь и птица. Уральский старообрядец хранит традиционное мастерство

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. «АиФ-Урал» 08/09/2020
Евгений Лобанов / «АиФ-Урал»

На столе – деревянные чушки из цельного полена. В руках мастера они прямо на глазах принимают форму птиц, коней, кукол. Смотреть за тем, как работает Василий Краев, очень интересно – никаких чертежей, никаких современных электрических инструментов. Небольшой топорик, скобель, маленькая пила, одним своим видом намекающая на то, что сделана она по технологиям не этого века. И спокойный голос мастера, рассказывающего свою историю, которая тоже будто бы ещё в дореволюционное время произошла.

Путь к Богу и к дереву

Василий Краев родился в селе Вагай-Северный в Тюменской области. После школы стал вольнослушателем иконописной мастерской при Тобольско-Тюменской епархии, там же занимался реставрацией декоративно-прикладных элементов церковных памятников. И, по его собственным словам, делал всякую работу при церкви – что-то строил, что-то ремонтировал. Много работал с деревом и постепенно увлёкся изготовлением деревянных игрушек.

Потом Василий перешёл в старообрядчество, много путешествовал. И однажды оказался в Шалинском районе Свердловской области, куда его привлёк святой источник преподобномучеников Аркадия и Константина – весьма почитаемое у старообрядцев место. Здесь познакомился с единоверцами и в 2003 году поселился в поселке Шамары. Отточил свой навык по изготовлению деревянных игрушек и стал мастером.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

«Это для меня увлечение, каких-то капиталов с этого я не имею – занимаюсь 3–4 часа в день, когда есть свободное время, – рассказывает Василий. – Работаю в сельской местности – кому картошку накопаю, кому дрова наколю, с этого и живу».

Игры предков

Деревянные фигурки, которые делает Василий, не похожи на современные игрушки. Они очень образные. Такими их делали деревенские мастера – не потому что не могли добавить своим изделиям деталей, а чтобы у детей развивалось воображение.

Кроме того, игрушки в русской деревни почитались как обереги. И поскольку все игрушки делались вручную, у всех детей они были разные – двух одинаковых не было. При этом часто игрушки переходили по наследству от родителей к детям, ведь фабричных в России не было вплоть до ХIХ века.

Так и с работами Василия – они никогда не повторяются. «Я просто беру первооснову – дерево, – рассказывает мастер, – и уже по дереву смотрю, какая будет поделка. Древесину беру не сучковатую, не больную. Глазом её стреляю, беру в руки, чтобы вес определить. К дереву надо очень чутко подходить, это же живой материал. А в игрушках у него вторая жизнь происходит».

Никаких химических веществ или современных инструментов Василий в работе не признаёт. Сам он деревья не валит – покупает уже готовые поленья. Но выбирает их очень тщательно. Фигурку обтёсывает топором, иногда покрывает политурой, которую сам же и варит из органических элементов. Иногда вообще оставляет без покрытия.

«Когда появились фабрики и игрушки стали производить в промышленных масштабах, они вытеснили эти деревянные фигурки, – говорит Василий. – Сейчас в деревнях почти не осталось ни таких игрушек, ни мастеров, которые умеют их делать. Исключения только на русском Севере встречаются».

Изделия свои Василий относит к плотницким игрушкам – кукла, конь и птица. Делали и другие фигурки – медведей, лисиц и т.д. Но основными среди них Василий всё же считает первые три.

Конь – это колода, так игрушку называли за то, что он вытачивался из цельного деревянного бруска. Это чаще была игрушка для мальчиков – с детства приучала к тому, что мужчина вырастет либо пахарем, либо воином-всадником.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Кукла (её называют панкой) чаще всего имела женский образ и предназначалась, скорее, девочкам. Символизировала она прежде всего мать – в широком понимании: мать-земля, мать-церковь, мать-женщина.

Этих куколок крестьянские девчонки укутывали в куски ситца вместо одежды. А те, у кого не было таких плотницких игрушек, укутывали в тряпочки обычное полено и нянчились с ним как с ребёнком.

Ну а фигурка птицы – игрушка универсальная, птиц в деревне всегда почитали.

Кто старое забудет…

Постепенно слава Василия разошлась по Уралу, а потом и за его пределы. Он провёл больше полутора десятков выставок – как в районных центрах, так и в Екатеринбурге. Его работы можно увидеть в Центре традиционной народной культуры Среднего Урала и в Екатеринбургском центре народного творчества «Гамаюн».

Василия предупредили о дресс-коде мероприятия. Тогда он впервые надел пиджак и галстук. В обычной жизни мастер предпочитает рубахи старорусского кроя.

А в 2018 году правительство региона удостоило его особого звания – «Мастер народных художественных промыслов Свердловской области». Свидетельство о присвоении звания вручал вице-губернатор Алексей Орлов, и Василия предупредили о дресс-коде мероприятия. Тогда он впервые надел пиджак и галстук. В обычной жизни мастер так не одевается, предпочитает рубахи старорусского кроя. Он будто вышел из дореволюционной деревни, чьи традиции сегодня почти исчезли.

Василий отмечает свои игрушки собственным клеймом.
Василий отмечает свои игрушки собственным клеймом. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

«Если сейчас взять профессию плотника, то её уже нет, – говорит Василий. – Ручной труд отодвинулся. Есть специалисты по деревообработке, те, кто на станках работает. А тех, кто именно вручную, плотницким инструментом – таких почти не осталось».

Свои игрушки Василий иногда продает коллекционерам, но чаще просто дарит. Ещё проводит мастер-классы. На них он рассказывает не только про древесину и инструменты, но и про историю деревянной игрушки на селе.

Говорит, что в последнее время интерес к старым ремеслам возрастает. И надеется, что, передавая своё мастерство другим, сохранит это исчезающее искусство. «Старики ведь как говорили, – вспоминает мастер, – кто старое забудет, тот нового не построит».

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах