aif.ru counter
736

Логово «спрута»: репортаж «АиФ-Урал» из ядерной зоны БАЭС

Алексей Смирнов / Из личного архива

Тур на Белоярскую атомную электростанцию состоялся в рамках Международной конференции по реакторам на быстрых нейтронах (FR-17). При этом журналисты стали первыми, кому в эти дни довелось увидеть святая-святых АЭС.

Телефоны вне закона

От Екатеринбурга до Заречного, на территории которого находится Белоярская АЭС, около часа езды. Сказать, что станция и вся прилегающая к ней территория хорошо охраняется, значит не сказать ничего. Уже на подъезде к режимному объекту стоит пост полиции, без специального разрешения не пропускающий любой частный транспорт.

Тур на БАЭС был организован в рамках Международной конференции по реакторам на быстрых нейтронах (FR-17).
Тур на БАЭС был организован в рамках Международной конференции по реакторам на быстрых нейтронах (FR-17). Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Территория энергоблоков (а их на сегодняшний день четыре) контролируется Росгвардией и внутренней службой безопасности. Есть также служба быстрого реагирования и ряд других подразделений. Перед тем, как впустить на предприятие, нас настоятельно попросили оставить в автобусе сотовые телефоны и всю не аккредитованную фото- и видеоаппаратуру. У тех, кто попытался все же пронести мобильники, они были изъяты на пропускном пункте.

Передвижение по БАЭС разрешено только в сопровождении. В частности, к нам прикрепили двух  security, внимательно следящих за каждым нашим шагом. Что-то фотографировать можно лишь в «положенных» местах, указанных руководством станции. Нельзя снимать даже периметр, не говоря о зданиях внутри него. Попытка обойти запрет заканчивается требованием удалить сделанные снимки, а то и выдворением за пределы энергоблока.

Люди в белом

Вообще, внешне и по порядкам, царящим на ее территории, БАЭС несколько напоминает колонию особого режима. Станция огорожена высоким забором с колючей проволокой. Тут и там стоят вышки наблюдения. На территории энергоблока №4 царит идеальная чистота. БАЭС обслуживает более 2 тысяч человек, но, что удивительно, на улице почти нет людей. Изредка можно встретить пару бойцов Росгвардии.

Наш проводник по энергоблоку №4 Дмитрий.
Наш проводник по энергоблоку №4 Дмитрий. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Нашим проводником стал начальник смены реакторного цеха №3 Дмитрий Комоза. Перед тем, как мы попали на территорию предприятия, нам выдали специальные куртки и каски, но это была одежда для передвижения по станции. Чтобы увидеть сердце энергоблока №4 – ядерный реактор БН-800 – необходимо облачиться в специальный костюм.

Без спецодежды вход в реакторный цех строго воспрещён.
Без спецодежды вход в реакторный цех строго воспрещён. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Прослушав подробный инструктаж, мы разделись до трусов и получили следующий комплект спецодежды: белоснежного цвета брюки, нательную рубаху, курточку, платок (закрывает волосы), носки, перчатки и специальные бахилы на резиновой подошве. Брюки постоянно спадали, поэтому их пришлось подвязать выданной для таких случаев тесемочкой.

Дозиметр просигналит, если вы начнете подвергаться опасной дозе облучения.
Дозиметр просигналит, если вы начнете подвергаться опасной дозе облучения. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Но это еще не все: перед тем, как запустить в реакторный зал, нам выдали два дозиметра: «накопительный» и «сигнальный». Первый показывает общий объем радиации, который вы «схватили» в помещении реактора, а второй начинает орать, как только вы попали под опасный поток излучения. При помощи прищепок дозиметры прикрепляются на лацкан курточки. Проделав все необходимые процедуры, мы, наконец, вошли в помещение реактора. Толстая металлическая дверь с кучей всевозможных предупреждений закрылась.

Дверь в реакторный зал.
Дверь в реакторный зал. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Логово «спрута»

Сам реактор очень напоминает огромного оранжевого спрута с большими серебряными щупальцами. Реакторный зал изнутри – что-то вроде башни в 10 этажей. Чтобы попасть на смотровую площадку, необходимо подняться на три пролета вверх – по узким с низкими перилами металлическим лестницам. При желании и определенной смелости можно забраться и повыше.

БН-800 похож на огромного спрута.
БН-800 похож на огромного спрута. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Освещение желает оставлять лучшего, в цехе царит полумрак. Вдоль стен – от низа до самого верха – тянется множество разнообразных лестниц, балконов и площадок. Уже в первые минуты путешествия, ударившись несколько раз о многочисленные выступы и части внутренних конструкций, начинаешь понимать пользу выданных касок.

Серебряные щупальца ядерного моллюска.
Серебряные щупальца ядерного моллюска. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Рабочих в реакторном зале нет. Нет от слова «вообще». Как выяснилось, управление всеми процессами происходит автоматически. Хотя различных приборов и устройств вдоль стен и на площадках очень много. Назначение некоторых понятно без каких-либо пояснений, другие, наоборот, вызывают массу вопросов. В нескольких местах установлены большие видеокамеры.

Освещение в реакторном зале оставляет желать лучшего.
Освещение в реакторном зале оставляет желать лучшего. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Стоит отметить, что первый пуск реактора БН-800 состоялся еще летом 2014 года. А уже в октябре 2016 года он был сдан в промышленную эксплуатацию. Кроме того, на территории БАЭС уже 36 лет успешно работает реактор БН-600 (энергоблок №3). Еще два энергоблока (АМБ-100 и АМБ-200) остановлены в связи с полной выработкой ресурса. В перспективе на станции может быть построен энергоблок №5 (БН-1200), но его появление – задача ближайших десятилетий.

Реаторный зал изнутри напоминает огромную башню.
Реаторный зал изнутри напоминает огромную башню. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Чистилище

В реакторном зале БН-800 мы находились не более получаса, однако просто так из логова «спрута» нас не выпустили. Для начала пришлось сдать специалисту оба дозиметра. Сверив их с фамилией «носителя» и изучив, тот сказал, что, дескать, всё в порядке, уровень подхваченной радиации минимален, и можно идти дальше. Но это было только начало. Далее уже другой сотрудник проконтролировал на предмет радиации фото- и видеоаппаратуру, а потом нам пришлось два раза пройти через специальные камеры.

После получасового нахождения в непосредственной близости к реактору, журналистов многократно проверили на предмет радиации.
После получасового нахождения в непосредственной близости к реактору, журналистов многократно проверили на предмет радиации. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

В одной из них из проверялась спецодежда. Если силуэт на экране светился зеленым – значит все хорошо. Если бы он краснел, это говорило бы о том, что вы нахватались лишнего. Потом в точно такой же камере нас просвечивали снова, но уже без спецодежды. Только после всех этих процедур журналистам разрешили одеться «в своё» и повели по другим цехам и помещениям: показали турбину, центр управления и прочие интересные места.

Назначение большинства приборов в реакторном цехе понятно лишь посвящённым.
Назначение большинства приборов в реакторном цехе понятно лишь посвящённым. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Кстати, особый интерес представляют на БАЭС лифты. Они вмещают от 8 до 10 человек, а примечательны тем, что как только за вами закрываются двери, начинает играть приятная музыка. Репертуар – самый разный, от звезд зарубежной эстрады до Юрия Шевчука. Как только подъемник прибывает на нужный этаж – музыка прекращается. При этом порою хочется остановить лифт и дослушать понравившуюся мелодию.

Мозг станции

Если реактор БН-800 – это, несомненно, сердце энергоблока №4, а турбина – его лёгкие, то центр управления – это, конечно, мозг. Управление всеми процессами происходит на БАЭС автоматически, а контролируется – из единого пункта. Этим постоянно занимаются пять специалистов во главе с начальником смены. Они смотрят на экран коллективного пользования, и, в случае внештатной ситуации, соответствующим образом реагируют.

Центр управления энергоблоком обсдуживается пятью специалистами во главе с руководителем.
Центр управления энергоблоком обсдуживается пятью специалистами во главе с руководителем. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Смена у контролеров длится 8 часов. Работа требует особого внимания и напряжения, поэтому рядом с центром организована комната релаксации. На вопрос – что вызывает особенный стресс, контролеры отвечают: «Такие вот экскурсии, как ваша». Позднее мы узнали, что после ввода реактора БН-800 БАЭС стала настоящим местом паломничества «туристов». Ныне станцию ежегодно посещают до 2 тысяч человек (включая школьников и пенсионеров). Правда, на посещение реакторного зала наложено «табу».

Еще недвано схема энергоблока №4 составляла государственную тайну РФ.
Еще недвано схема энергоблока №4 составляла государственную тайну РФ. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Между тем, помимо основного, на энергоблоке №4 есть также резервный пункт управления. В случае какого-либо ЧП, контроль будет вестись оттуда. Хотя какие-либо аварии атомщики исключают. Из открытых источников известно, что за всю историю на Белоярской АЭС было 6 серьезных аварий, в том числе пожары, утечки теплоносителя и другие нарушения работы системы. Тем не менее, в 1994, 1995, 1997 и 2001 годах Белоярка была признана «Лучшей АЭС России».

Быстрые нейтроны

«Безопасность – наш приоритет , - говорит Дмитрий  Комоза. – В 2016 году на территории станции прошли учения с участием МЧС и наблюдателей из 30 стран. Была эвакуация персонала, дезактивация и все остальное. Отрабатывали аварийную ситуацию, которая произошла в свое время на «Фукусиме», выход радиации за пределы станции. Иностранцы убедились, что мы полностью контролируем работу БАЭС и готовы ко всему».

Все процессы на энергоблоке контролируются из единого пункта.
Все процессы на энергоблоке контролируются из единого пункта. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

Сотрудники станции говорят, что сегодня средняя зарплата на станции составляет около 70 тысяч рублей в месяц. Молодой инженер с высшим образованием и уже прошедший обучение и стажировку получает от 80 до 100 тысяч. Для сравнения: средняя зарплата в Екатеринбурге составляет чуть выше 40 тысяч рублей, а в Свердловской области – 33 тысячи.

«Нам было важно, чтобы вы убедились: реактор БН-800 запущен, он успешно работает, и в этом отношении нет никаких проблем, - говорит главный инженер БАЭС Юрий Носов. - Ближайшая задача – переход на МОКС-топливо, который завершится в 2019 году, а также замыкание ядерно-топливного цикла».

Главный инженер БАЭС Юрий Носов и директор станции Иван Сидоров.
Главный инженер БАЭС Юрий Носов и директор станции Иван Сидоров. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

«В плане экологии – станция чистая, и такой она будет в дальнейшем, - уверен директор БАЭС Иван Сидоров. - На сегодняшний день она полностью готова к строительству БН-1200, проектирование которого уже идет».

Увидеть своими глазами промышленный реактор БН-800 – возможность уникальная.
Увидеть своими глазами промышленный реактор БН-800 – возможность уникальная. Фото: Из личного архива/ Алексей Смирнов

«Увидеть своими глазами промышленный реактор БН-800 – возможность уникальная, отметил после посещения БАЭС журналист из Индии Паллава Багла. – Моя страна также собирается ввести в эксплуатацию реактор на быстрых нейтронах. Такие энергоблоки необходимы для развития всей нашей экономики».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах