Примерное время чтения: 7 минут
433

Не ждать костыль. Уральский врач о поддержке семей участников СВО

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. «АиФ-Урал» 29/11/2023
Для участников СВО важно создать благоприятные условия для адаптации к мирной жизни.
Для участников СВО важно создать благоприятные условия для адаптации к мирной жизни. triptonkosti.ru

«Как только ты начинаешь помогать другому, происходит мобилизация внутренних ресурсов и ты становишься сильнее», - говорит заведующая кафедрой психиатрии, психотерапии и наркологии Уральского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук Алёна Сиденкова. Подробности читайте на ural.aif.ru.

Адресная поддержка

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: - Алёна Петровна, я правильно понимаю, что вы являетесь одним из авторов программы психологической поддержки семей участников СВО?

Алёна Сиденкова: - Да, эта программа разработана на нашей кафедре профессором, доктором психологических  наук Людмилой Баранской, доцентом, кандидатом медицинских наук Ольгой Есиной и мной. Изначально инициатива по созданию такой программы исходила от Татьяны Георгиевны Мерзляковой (Уполномоченный по правам человека Свердловской области. - Ред.), которая, во-первых, понимает всю серьëзность проблемы, ведь ей приходится общаться с семьями участников СВО, а во-вторых, знает, что в регионе есть специалисты, которые могут разработать программу психологической помощи. Она вышла на общественную организацию «Пеликан», которая приглашает нас в качестве экспертов в рамках разработки и проведения этой программы.

– В чём её особенность?

– Мы исходили из того, что необходимо подготовить специалистов, которые будут оказывать адресную поддержку вернувшимся участникам СВО и членам их семей. В нашей программе два блока. Первый, основной – это работа со специалистами, которых мы обучаем с тем, чтобы дальше они могли самостоятельно работать с участниками СВО и их семьями. Иными словами, мы даём им навык оказания первичной психологической и антистрессовой помощи тем лицам, с которыми они работают. И второй блок – работа непосредственно с семьями. Принцип программы заключается в том, что мы, прежде всего, даём людям инструмент для самопомощи, для совладания со стрессовой ситуацией. Причём вне её содержания, поскольку работа со стрессом универсальна. Люди испытывают стресс, получая какие-то известия, когда находятся в определённом информационном поле, когда волнуются о своих близких и так далее.

При этом наша программа направлена на преодоление как острого, так и хронического стресса, который поддерживается имеющейся ситуацией. На то, чтобы в этой ситуации человек был адаптивным, справлялся с жизненными задачами.

Если тебе плохо…

– Как проявляется стресс у жён, матерей участников СВО?

– Всё очень индивидуально, впрочем, как и если бы речь шла о стрессе, вызванном любыми другими обстоятельствами.

Да, в ряде случаев человек может справиться со стрессом самостоятельно, но к нам, в поле зрения специалистов, попадают люди, которым это не под силу. И мы, прежде всего, работаем над тем, чтобы прервать механизмы развития стрессового ответа и не допустить хронического стресса, который чреват истощением адаптивных ресурсов.

– И тогда…?

– Возможно появление це­лого ряда физических, соматических, телесных симптомов, которые обусловлены мышечным напряжением, напряжением по линии вегетативной нервной системы, а отсюда жалобы на самые разные боли (головные, мышечные и так далее), дисфункция внутренних органов, снижение настроения, подавленность, нарушение сна, снижение аппетита. Кроме того, могут быть различные поведенческие нарушения. То есть для хронического стресса характерны самые разные пути дезадаптации, которые, соответственно, влекут за собой снижение работоспособности и коммуникативной социальной активности.

– Предположу, для того чтобы справиться со стрессом, человек должен знать его проявления, понимать, что с ним происходит, так ведь?

– Абсолютно верно. Поэтому наша программа – это фактически психообразование, когда человеку даётся в руки информация по психогигиене, психопрофилактике. То есть о том, каков в норме ответ на какие-то стрессовые события или обстоятельства, каковы признаки выхода за рамки нормы. Очень важно вовремя заметить – у меня что-то не так, понять – я нахожусь в состоянии дезадаптации, сказать себе – «стоп» и начать применять навыки совладания со стрессом, которые мне дали для того, чтобы остановить патологические реакции и их подкорректировать. На самом деле, всё просто. Мы даём в руки инструмент, и как только человек сможет им пользоваться, как только в любой, пусть даже не самой сложной стрессовой ситуации, он сам себе поможет, у него появляется уверенность в своих силах, уровень автономности становится совершенно другим. И вообще, умение применять навыки коррекции стресса, умение оказывать самопомощь – это существенное продвижение по пути личностного роста. Человек не ждёт, когда ему предложат костыль, а сам имеет в руках инструмент помощи и становится сильнее.

Более того, в своей программе мы предлагаем для специалистов навыки взаимодействия с группами само- и взаимопомощи. Смысл в том, что, если тебе плохо – помоги другому. Как только ты начинаешь помогать другому, происходит мобилизация внутренних ресурсов и ты становишься сильнее – это опять же история про личностный рост. Такие группы часто образуются стихийно, им нужно только помочь, к примеру, предоставив помещение, где люди будут собираться.

– В нашем регионе немало примеров того, как для оказания гуманитарной поддержки военнослужащим, выполняющим боевую задачу, объединяются родственники участников СВО. Это тоже способствует преодолению стресса?

– А это и есть группы взаимопомощи, несмотря на то, что своё объединение они так не называют. Интуитивно люди понимают, что они смогут преодолеть стрессовую ситуацию, если будут думать не только о своё близком человеке, но и обо всех участниках СВО. Причём они не только занимаются формированием гуманитарных грузов, но и начинают поддерживать друг друга в каких-то бытовых вещах: «давай посижу с твоим ребёнком», «иду в магазин, что тебе заодно купить?» и так далее. Повторюсь, они не называют себе «группой взаимопомощи», но, по сути, это социальное движение, направленное на помощь и другому человеку, и самому себе.

Сложный процесс

– Готово ли здравоохранение региона встретить самих участников СВО, которым очевидно нужна будет психологическая поддержка?

– Конечно. В области разработаны и организованы программы дополнительного профессионального образования по психиатрии и психотерапии для врачей разных специальностей. У нас уже обучаются терапевты, неврологи и так далее. То есть здравоохранение региона наращивает кадровый резерв. При этом для специалистов, которые оказывают помощь в области психического здоровья, участники СВО – понятная категория людей, в силу того, что у нас есть опыт предыдущих военных кампаний – «чеченской», «афганской»… Безусловно, отличия есть, хотя бы потому, что это люди разных поколений. Но профессиональные знания наших специалистов и организация их работы позволяют оказывать эффективную помощь.

– Скорее всего, главное, с чем придётся столкнуться специалистам, – это посттравматический синдром?

– Не обязательно. Посттравматическое стрессовое расстройство – это только с одной стороны. Скорее, речь пойдёт об особенностях адаптации людей, вернувшихся с СВО, к мирной жизни. Это сложный процесс, и это основная на сегодняшний день проблема, которую придётся решать. И одна из задач нашей работы, и со специалистами, и с членами семей участников СВО, – решение вопроса о том, как правильно создать в семье (или в определённом социуме) такие условия, благодаря которым процесс адаптации пройдёт благоприятно и быстро. Надо понимать: адаптация будет для всех, как для самих участников СВО, так и для членов их семей.

– Мужчины вернутся с СВО другими…

– Мы все в течение каждого дня меняемся и становимся другими.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах