aif.ru counter
1008

Центры притяжения криминала. Откуда в Екатеринбурге берется преступность

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. «АиФ-Урал» 28/03/2018

«Я 30 лет работаю в органах прокуратуры. Мне работа очень нравится, и я благодарна за возможность поработать в Екатеринбурге. Здесь трудно, но очень интересно», - признаётся прокурор уральской столицы Светлана Кузнецова.

Необходимо уважать законы

Дмитрий Шевалдин, «АиФ-Урал»: Светлана Васильевна, депутатам гордумы вы рассказали поразительную историю с «резиновой» квартирой в Екатеринбурге, где «прописались» 6 844 мигранта. Как это возможно? Что происходит в нашем городе?

Светлана Кузнецова: Эта квартира попала в поле зрения правоохранителей в декабре 2016 года, когда в ней было прописано более 50 человек. Понятно, что эти люди физически не могли там проживать. За 9 месяцев расследования преступление так и не было пресечено, а, наоборот, набрало обороты, и получился такой результат.

По закону «О полиции» сотрудники правоохранительных органов были обязаны принять меры профилактического характера и пресечь дальнейшее совершение преступления. Но сейчас этот факт должен найти официальное подтверждение в суде, чтобы мы могли сделать выводы и дать правовую оценку. Не только собственнику квартиры, но и допустившим это должностным лицам.

– Цифры поражают, но, я так понимаю, практика фиктивной прописки для уральской столицы не в диковинку?

– Время заставляет признать тот факт, что сегодня в стране крайне необходимо соблюдение миграционного законодательства. Это важно, когда проблема экстремизма и терроризма обострена. Поэтому нам нужно предпринимать все меры, а приезжающим в страну гражданам необходимо знать и уважать наши законы. И случаи фиктивной регистрации нужно выявлять на ранней стадии.

Найти лидера

– Екатеринбург – развивающийся город, где строятся крупные торговые центры. Полицейские сводки пестрят сообщениями о молодёжных группировках...

– Крупные торговые центры – центры притяжения. Весь центр города имеет для гостей большую привлекательность как для горожан, так и для гостей города. А также для тех, кто хочет поживиться: большое количество преступлений и правонарушений совершается именно приезжими несовершеннолетними.

- Есть гипотеза, что сегодня на окраинах Екатеринбурга безопаснее, чем в центре. И что молодёжные банды характеризуются по территориальному принципу.

- Во-первых, если говорить о психологии преступника (неважно, подростка или взрослого человека), он идёт туда, где есть чем поживиться. Во-вторых, где большее скопление народа, там больше путей отхода. А подростки, в силу того, что больше заботятся о своей безопасности, они такие моменты хорошо просчитывают.

Но! Важный момент: если в одном из районов города наблюдается рост преступности, необязательно бросать туда все силы. Через некоторое время этот рост будет наблюдаться в другом районе. Поэтому зона покрытия должна находиться на постоянном контроле правоохранительных органов. Например, если мы говорим, что в Железнодорожном, Ленинском и Кировском в прошлом году всё было сложно и мы туда бросили все силы, другие районы оказались «брошенными», и сегодня они дают нам рост преступности. Нужна комплексная работа.

Фото: «АиФ-Урал»/ Дмитрий Шевалдин

– Есть рецепт по её организации?

– В первую очередь нужно выявлять группы подростков с антисоциальным поведением. Как показывает правоохранительная практика, в среде подростков всегда есть один лидер или два, которые тащат за собой остальных. Именно в группах совершаются дерзкие и наиболее тяжкие преступления, потому что вместе они чувствуют себя уверенно. Но при этом необязательно, что подростки, попадающие в круг влияния этого лидера, склонны по своей природе к совершению правонарушений. Поэтому очень важно выявлять лидера и предпринимать профилактические меры. Как правило, это подростки в возрасте от 14 до 16 лет.

– Что же им мешает жить нормально?

– Этот вопрос меня очень беспокоит. Город действительно даёт шикарные возможности для получения образования, проведения досуга и занятий спортом – проявляй себя как хочешь. Конечно, кое-где, в каких-то районах, таких возможностей меньше, но транспортная инфраструктура позволяет найти выход.

«Неблагополучие – это не всегда пьющие родители».

Виды жестокости

– Может, одной из причин этого является неблагополучие в семьях?

– Безусловно. Мы должны проводить ежемесячный анализ того, что происходит. Но неблагополучие в семье порой становится причиной преступления и против ребёнка. Как только я пришла в город прокурором, первое совещание было посвящено именно этой теме. Наша задача – своевременное выявление неблагополучия в семье. Можно сказать, что это мой профессиональный девиз по жизни.

Был случай в Екатеринбурге, если помните: 9-месячная девочка дома во сне скатилась под батарею, получила ожоги и скончалась. Я, как мать двоих детей, просто была потрясена этой трагедией. Как такое могло случиться? Оказывается, у ребёнка не было элементарного – своей кроватки. Семья была малообеспеченной. Но ведь или патронажная сестра, или врач могли своевременно проинформировать социальные службы, чтобы выйти на благотворительные организации для оказания материальной помощи. Этого могло не произойти.

Неблагополучие – это не всегда пьющие или употребляющие наркотики родители. Неправильно, когда это явление рассматривается однобоко. Порой это именно отсутствие средств для элементарного выживания. Случается и такое, что родитель срывается на ребёнке, потому что он сам чем-то не удовлетворён: нет работы или средств для обеспечения семьи.

– Верно, есть масса примеров, как в детских садах или интернатах дети становятся жертвами плохих нянь или страдают от безответственности воспитателей.

– Конечно. Сейчас я провожу серию встреч с руководителями дошкольных образовательных учреждений города. Я обращаюсь к руководителям, чтобы они тщательно относились к подбору персонала, работали с ними и повышали его квалификацию. Чем более образован человек, тем более он ответственный. Ведь никто не исключил из уголовного кодекса правовую норму об уголовной ответственности за халатность. Я не сторонник активных репрессий, но через ответственность руководители профилактировать могут.

Сегодня сфера безопасности жизни и здоровья детей очень актуальна. Прокуратурой организована проверка школ, дошкольных учреждений и учреждений дополнительного образования на территории всего города, чтобы оценить ситуацию. Сейчас к нам поступают докладные записки с районов. Мы все это обобщим и посмотрим, какие нарушения выявлены в каждом районе. Нам предстоит провести большой анализ и разобраться, насколько быстро эти нарушения устранимы.

– И ещё одна тема: из новостей пропали педофилы. Это, конечно, хорошо, но стало ли их меньше?

– Эти преступления у нас были всегда на особом контроле. Не знаю, хорошо это или плохо, но информирование населения о возможных последствиях для педофилов и иных преступлений по отношению к детям дало результат. Могу сказать, что в этом направлении пока всё сконцентрировано. Сейчас некое затишье, и дай Бог, если мы наблюдаем спад и преступления не перешли в разряд латентных.

Трудно, но интересно

– Вы приехали работать из Нижнего Тагила в Екатеринбург. Где сложнее?

– Здесь работы больше и она сложнее по фактуре. Если, работая прокурором района в Нижнем Тагиле, я получала жалобы, читала доводы – всё было просто и понятно, то в Екатеринбурге много более «объёмных» проблем. При этом степень активности граждан на любую тему огромна – всегда есть те, кто за и кто против. Но у нас нет правового механизма, когда можно было бы услышать голос каждого и принять решение. Поэтому мы принимаем решение с точки зрения её актуальности, целесообразности и, прежде всего, законности. Мы не можем выйти из правового поля. Но, по крайней мере, стараемся объяснить людям свою позицию.

– Когда вы пришли на должность прокурора Екатеринбурга, вас в СМИ прозвали «наша Поклонская». Как вам такое сравнение?

– Можно я буду Кузнецовой?! Не хочу себя сравнивать ни с кем. У каждого своя жизнь и судьба, в том числе и профессиональная. Я 30 лет работаю в органах прокуратуры. Не скрываю, что у меня были предложения перейти в другие структуры, но мне моя работа очень нравится. Я её люблю и очень благодарна за возможность, которую мне дали, поработать в Екатеринбурге. С точки зрения профессионального роста это высшая школа. Поэтому работать здесь трудно, но очень интересно.

ДОСЬЕ
Светлана Кузнецова. Карьеру начала в 1987 году в качестве помощника прокурора Дзержинского района Нижнего Тагила. С 1995 по 2002 годы – старший помощник прокурора по судебному надзору в Нижнем Тагиле. В 2002 году – заместитель прокурора Тагилстроевского района. В 2008 году – прокурор Дзержинского района. С 1 июля 2015 года является прокурором Екатеринбурга. Мать двоих детей.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах