aif.ru counter
176

Марафон добра. Помощь детям – это совсем не то, что вы себе представляете

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. «АиФ-Урал» 15/01/2020
Сергей Ильницкий / АиФ

«Помню, я сидела в детском доме и думала: «Что я здесь изменила своим присутствием?» Да, я испытываю тяжёлые эмоциональные перепады, но это история про меня, а не про ребёнка и не про помощь ему», – рассказывает Анна Скорина, председатель общественной организации «Парус», руководитель проекта «Гостевая семья».

Заваливание подарками – иллюзия помощи

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Перед новогодними праздниками опытные специалисты в области благотворительности предостерегали волонтёров от бездумного подарочного марафона в детские дома. К ним мало кто прислушался, а споры о том, в чём действительно нуждаются сироты, в социальных сетях продолжаются и по сей день. Анна, какой позиции вы придерживаетесь?

Анна Скорина: Я тоже перед Новым годом писала по этому поводу пост. Меня крайне возмутило, что одна из радиостанций запустила акцию по сбору сладких подарков для воспитанников детских домов, детей, находящихся в больницах, и пожилых людей, живущих в домах престарелых, и призвала слушателей её поддержать. Начнём с того, что они смешали тёплое, холодное, мягкое, тонкое – всё на свете. Но дело даже не в этом. Да, пенсионерам и ребятишкам в больницах наверняка приятно внимание перед праздником, и лишним оно не будет. Но детские дома в такие дни принимают просто «гастрольные туры» – у них в день бывает по три-четыре ёлки! И волонтёры в огромном количестве везут туда сладкие подарки.

ДОСЬЕ
Анна Скорина родилась в Нижнем Тагиле. Окончила философский факультет УрГУ (ныне УрФУ). Работала в Уральском институте управления, экономики и права, преподавала в УрАХУ. Консультант по детскому сну, ведущая блога для молодых мам. В 2012 году открыла общественную организацию «Парус», которая реализует проект «Гостевая семья».
Признаться, я думала, что эта история осталась в прошлом. Мы ещё лет десять назад, когда начинали проект «Гостевая семья», говорили, что детям в учреждениях государственного воспитания нужны не подарки, а реальная помощь, реальное внимание, реальная вовлечённость в тот или иной проект конкретного ребёнка. А заваливание подарками – это иллюзия помощи. Более того, те, кто призывает людей участвовать в подобных акциях, вводят их в заблуждение. Это большая проблема! Человек из хороших побуждений приносит подарок, он думает, что помогает ребёнку. Но это не так, это неправда, это ненужный, деструктивный, вредный для детей подход. Судя по обсуждениям в соцсетях, многие сегодня это понимают, но есть и те, кто говорит: «Что в этом такого? Люди хотят кому-нибудь помочь и пользуются такой возможностью».

Вопросов нет, хотите – помогайте. Съездите в дом престарелых, почистите улицу, поддержите приют для бездомных животных. Но если вы ничего не знаете о детском доме, в чём на самом деле нуждаются его воспитанники, не нужно вредить своими неумелыми действиями.

А самое печальное знаете что? Накануне Нового года в детские дома паломничество, а потом ребятишки опять никому не нужны. В школы, секции они не ходят – каникулы, вот и сидят, скучают. Так что все эти многочисленные подарки – это псевдодобро и лжепомощь, которая формирует у детей иждивенческое отношение к жизни.

Одна из волонтёров нашего проекта рассказывает, что ребёнок пришёл в семью из детского дома с огромным, почти в его рост мешком сладких подарков. Вы готовы подарить своему ребёнку на праздник столько сладостей, чтобы его потом диатезом обсыпало?

С чего начать?

– В таком случае с чего стоит начать людям, желающим помочь сиротам?

– Прийти к директору детского дома и прямо спросить: «Чем я могу быть полезен?» Это, как сейчас модно говорить, осознанная благотворительность. Может быть, кому-то из детей нужно оплатить лечение, занятия с дефектологом, тренировки в спортивной секции, или пацанам надо помочь организовать футбольную команду, кого-то раз в неделю куда-то свозить. Это будет реальная, эффективная помощь. Кроме того, это станет первым шагом для человека, которого тянет заняться благотворительностью в отношении сирот. Это совсем не то же самое, что приехать с мешком конфет, а потом радоваться тому, что «помог». Зачем этот самообман?

– Как вы сами пришли к осознанной помощи?

– Мы тоже с Таней Тебневой и несколькими волонтёрами начали с того, что приезжали в детские дома со спектаклями, но, в конце концов, поняли – это не эффективно. Помню, я сидела в детском доме и думала: «Что я здесь изменила своим присутствием?» Да, я испытываю тяжёлые эмоциональные перепады, но это история про меня, а не про ребёнка и не про помощь ему. Словом, мы поняли, что ребёнка нужно из этой среды забирать, только тогда будет эффект в плане социализации, формирования привязанностей, приобретения навыков общения, в плане адаптации к жизни в обществе. При этом мы осознавали, что это должна быть регулярная, долгая работа. На гостевом режиме волонтёр, как правило, сам для себя определяет, кто он для ребёнка – «дядя или тётя», «старший брат или сестра», мне лично нравится форма наставничества. Но тут самое главное, что у ребёнка появляются люди, которые вовлечены в его жизнь.

– Как родилась сама идея проекта «Гостевая семья»?

– Мы начали искать эффективную форму работы, и я наткнулась на постановление правительства РФ, в котором говорилось о возможности временного (до 30 дней) пребывания ребёнка из учреждений государственного воспитания в семье (понятно, что для этого необходимо оформить ряд документов и получить разрешение органов опеки). И мы поняли – ого, то, о чём мы говорили, оказывается, в нашей стране подтверждено юридически.

– А практически?

– Прецеденты были, но никто не воспринимал это как самостоятельную форму работы. Чаще возможность временного пребывания ребёнка в семье использовали как предварительный (ознакомительный) этап оформления опеки или усыновления.

Когда мы пошли по отделам опеки, в некоторых на нас смотрели большими глазами – они не знали о существовании такой формы. Приходилось предъявлять документы, доказывавшие законность нашей инициативы. Конечно же, мы с Таней и с нашими мужьями начали с себя, потому что было бы очень странно организовывать людей, не имея опыта. Мы прошли школу приёмных родителей, хотя для гостевых семей это не обязательно. Просто мы понимали, что идём непонятной пока дорогой, что дети немного другие. И нам было необходимо понять, как с ними общаться.

Когда же у нас появился определённый опыт, а наши дети ходили в наши семьи уже год-два, мы поняли, что готовы привлекать в проект людей. Честно скажу, привлекаются они не очень активно, и это объяснимо – это ведь не раз в детский дом приехать, это серьёзный шаг, в результате которого ребёнок, которого ты берёшь в семью на выходные, праздники и каникулы из детского дома, на самом деле попадает в твою семью навсегда. Не бывает, что в день 18-летия ты говоришь ему: «Всё, пока!» Отношения продолжаются, поскольку этот человек стал тебе близким, родным.

В 2015 году мы организовали «Школу гостевых семей», и каждые полгода выпускаем две-три семьи. Не могу сказать, что все сразу берут ребёнка на гостевой режим, есть те, кто понимает, что пока не готовы. Для нас это тоже результат. Но бывает и так, что кто-то берёт сразу двоих.

Зачем нужны гостевые родители?

– Правильно ли я понимаю, что гостевая семья – это не просто история про «завязать бантики» и «погладить по головке»?

– Конечно, смысл много глубже. Перед гостевой семьёй не стоит задача создать ребёнку праздник – это даже вредно. Мы всегда учим наших волонтёров тому, что ребёнок должен погружаться в обычную жизнь обычной семьи. Например, если семья привыкла в выходные кататься на лыжах, берём ребёнка кататься, привыкла сидеть дома – сидим дома, ну и так далее. Надо понимать, что в большинстве случаев у ребёнка, который пришёл из детского дома, не было перед глазами нормальных, здоровых семейных отношений. Поэтому о семье у них странные представления – это либо мистические иллюзии, либо «ужас-ужас». И задача гостевых семей в том числе в том, чтобы познакомить детей с положительным опытом, помочь им прочувствовать его, погрузиться в него. Но самая главная задача – сформировать у ребёнка привязанность со значимым взрослым, через которого у воспитанника детского дома формируется доверие к миру.

Конечно, дети бывают трудные. Конечно, проблемы есть. Но гостевая семья – это, поверьте нашему многолетнему опыту, не так сложно и страшно, как может показаться на первый взгляд, все проблемы решаются. И разговоры про «дурную наследственность», «испорченность» – это безосновательный стереотип. Получая положительный опыт, видя положительный образ мужчины и женщины в семье и вне неё (в профессиональном плане), дети будут к нему стремиться – они очень наблюдательны. Благодаря гостевым семьям у детей появляется ориентир, мальчики будут стараться вырасти и стать такими, «как дядя Саша», «как дядя Коля», девочки – «как тётя Маша», «как тётя Таня», «как тётя Аня».

А вообще, мы восхищаемся нашими волонтёрами, потому что мы видим, сколько они вкладывают в детей и какие замечательные плоды это приносит. У наших волонтёров невероятный ресурс (я не о материальном говорю). И это очень вдохновляет.

– Влад – ваш «опыт» – уже вырос, состоялся в своём деле и даже женился. Вы с ним, уже повзрослевшим, обсуждали ваш проект?

– Обсуждали. И он сказал, на мой взгляд, очень важные слова: «Не нравится мне слово «воспитанник» – оно холодное, отстранённое. Мы же семья». И я полностью с ним согласна. У меня рука не поднимается, например, в соцсетях написать «воспитанник», для нашей семьи Влад – крестник. Мы действительно сроднились, и его жену мы с радостью приняли, у нас прекрасные отношения свекрови с невесткой, за неимением у неё другой свекрови. По этому поводу мы с ней уже похихикали.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах