549

ВИЧ-положительным уральцам нужны не «обнимашки», а поддержка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. «АиФ Урал» 24/05/2017

«Завтра ты можешь попасть в ДТП и стать инвалидом. Или прийти в мобильный пункт тестирования и узнать, что у тебя ВИЧ-инфекция. Никто ни от чего не застрахован», – считает открыто заявивший о своём положительном ВИЧ-статусе Пётр Головин.

Что за цифрами?

Рада Боженко, «АиФ Урал»: По следам Всероссийской акции «Стоп ВИЧ/СПИД» вы написали в одной из социальных сетей: «Ну вот и прошла очередная сезонная шумиха». Логично предположить, что вы, Пётр, должны подобные мероприятия поддерживать, а тут столько скепсиса.

Пётр Головин: Я и поддерживаю. Печально только, что мы, по большому счёту, вспоминаем о проблеме распространения ВИЧ-инфекции два раза в год – весной и осенью. Как о гриппе. До сих пор не осознаем её масштабов. На минувшей неделе в одном из мобильных пунктов тестирования было получено подряд пять положительных результатов. Разве это не говорит о катастрофичности ситуации? Но мы до сих пор боимся об этом открыто сказать. Получается как с зависимостью: пока наркозависимый, курильщик или алкоголик не признал свою проблему, он её победить не может. Так и здесь. Пока мы молчим, а молчим мы уже 20 лет, изменить ситуацию сложно.

Досье
Пётр Головин. Родился в Свердловске. Закончил школу, затем УПК. В 2016 году открыто заявил о своём ВИЧ-положительном статусе. Равный консультант, работает в области профилактики ВИЧ-инфекции, занимается поддержкой и консультированием ВИЧ-инфицированных. Внештатный корреспондент газеты «Берёзовский рабочий».
В прошлом году, когда в области бурно обсуждалась тема «эпидемия ВИЧ-инфекции», я зашёл к одному из чиновников, мол, давайте что-то делать. И что услышал? «Ой, Пётр, не сгущай краски! У нас всё в порядке». Ребята, как в порядке? По «циферкам»? Но и они впечатляют, хотя не отражают реальную ситуацию. Они показывают только выявленные случаи ВИЧ-инфекции, а сколько не выявленных? И потом, если чиновники рапортуют, что у нас всё хорошо и «под контролем», почему складывается такая неблагополучная ситуация по распространению ВИЧ-инфекции?

Поэтому, уверен, о проблеме ВИЧ-инфекции, о её профилактике нужно помнить каждый день, а не только в дни проведения акций.

– Что вы понимаете под профилактикой?

– Информирование, предотвращение рискованного поведения, прохождение тестирования на ВИЧ-инфекцию. Но, главное, повышение уровня ответственности за собственное здоровье. У нас до сих пор многие полагаются на авось. Я всегда говорю, как только ты произнёс: «Этого со мной никогда не случится», 80% – ты заразишься ВИЧ-инфекцией, потому что утратил контроль. 20% – отвожу на удачу, на то, что повезёт.

Кто живёт «в шкафу»?

– Пётр, что вас заставило «открыть лицо»?

– Я устал жить в страхе. Устал каждую минуту думать, а вдруг кто-то узнает, что ты ВИЧ-инфицированный, и что за этим последует. Кроме того, я начал работать в сфере профилактики, и мне, наверное, уже было глупо скрывать свой диагноз.

Открытое лицо дало мне освобождение от страхов, расширило мои возможности – теперь я могу говорить с людьми, основываясь в том числе и на собственном опыте. Словом, я больше приобрёл, чем потерял.

– Вам пришлось столкнуться с дикриминацией?

– Мне, наверное, повезло. Явных признаков дискриминации я не ощущал. Ни в больницах, ни в государственных органах. В госорганах я сталкиваюсь с нежеланием что-то делать в области профилактики ВИЧ-инфекции, а лично ко мне отношение нормальное, все свои проблемы решать удаётся.

– Почему тогда на всю огромную область, где официально зарегистрировано более 89 тысяч случаев ВИЧ-инфекции, вас, живущих «с открытым лицом», всего трое?

– Страх живёт в людях. Я ведь тоже, только когда открылся, понял, что ничего страшного не произошло. У нас ещё очень сильна самостигматизация. Пока ты не «откроешь лицо», живёшь в страхе, живёшь, как хорошо сказал Борис Конаков (журналист из Санкт-Петербурга, открыто заявивший о своем ВИЧ-положительном статусе. – Прим. ред.), «в шкафу». Живёшь в своём ограниченном мирке, не развиваешься, не движешься.

Но тут мне и к обществу хочется обратиться. Пока вы не принимаете таких людей, отторгаете их, дискриминируете, стигматизируете, вы «запираете» их, не даёте развиваться. Это какое-то средневековье, честное слово.

– Есть ли преимущества у ВИЧ-положительного человека в профилактической работе?

– Конечно. У нас до сих пор очень силён стереотип: ВИЧ-инфекция – удел проституток, наркоманов и гомосексуалистов. Но это не так. Болеют все. Вирусу наплевать на твой социальный статус. Так вот, о преимуществах. Я могу на своём примере рассказать, что это за вирус, как он себя ведёт, как уберечься, как с ним жить. Кроме того, человек может на меня посмотреть и убедиться: у меня нет рогов, я не кусаюсь, ничего у меня не отваливается. Наверное, и не должны все без исключения ВИЧ-положительные заявлять о своем статусе, но «открытые лица» нужны до тех пор, пока общество не научится воспринимать нас как равных. Мы все люди. У кого-то сахарный диабет, у кого-то онкология, у кого-то ноги нет… Но в обществе почему-то к людям, так скажем, приболевшим сохраняется определённое отношение. Хотя завтра ты можешь попасть в ДТП и стать инвалидом. Или пойти в мобильный пункт тестирования и узнать, что у тебя ВИЧ-инфекция. Никто ни от чего не застрахован!

Зачем нам «обнимашки»?

– Почему до сих пор находят плодородную для процветания почву ВИЧ-диссиденты?

– Подозреваю, что если это движение есть, значит, это кому-то нужно. Они ведь не только локально действуют – они собираются, какие-то их междусобойчики проходят, а на это же деньги требуются. А вот кому это надо – большой вопрос.

ВИЧ-диссиденты, вообще, интересный феномен. У них же нет чёткой, аргументированной позиции. Они всё в кучу собирают: тарелки, макароны, инопланетян. Им прямой вопрос задаёшь – обязательно в сторону уйдут. А когда они разговаривают с человеком «в теме», то теряются. Активно они обрабатывают тех, кто не обладает информацией. И самое страшное, что люди, попавшие под их влияние, погибают (а до этого успевают кого-то заразить). И дети погибают, которых матери, «обработанные» ВИЧ-диссидентами, оставляют без терапии. Поэтому я считаю, что «идеологи отрицания» – вредители государства. Они подрывают здоровье нации.

– На волне всероссийской акции неоднократно звучало: «Можно остановить распространение ВИЧ-инфекции». Согласны?

– Не только можно, но и нужно! Больше скажу, это можно было сделать десять лет назад. Я вообще не понимаю, почему до сих пор мы боимся объявить эпидемию, если, действительно, беда в стране? Ведь объявить и остановить её гораздо лучше, чем молчать и тем самым умножать проблему. Мне непонятна логика: с одной стороны, власти заявляют: «надо бороться», с другой стороны, с препаратами перебои, неприятие людей с ВИЧ-инфекцией полное, и главное – тс-с-с, об эпидемии ни слова. Разрыв шаблона какой-то. Но я всегда говорю, если занять позицию страуса, спрятать голову в песок, обязательно получишь пинок под зад. Вот нам и прилетело.

Поэтому сегодня мы должны говорить не «можем остановить», а «надо остановить». И всем миром подняться. И методы профилактики пересмотреть – то, что работало вчера, сегодня уже не актуально. Но о проблемах же и путях их решения не интересно говорить, гораздо любопытнее спрашивать: как вы заразились, как теперь живёте? Я обычно отвечаю: есть три основных пути заражения – выбирай любой, а живу как все: ем, сплю, работаю, в баню хожу и в туалет, извините, тоже. А как иначе?

Больно ещё смотреть, как на ВИЧ-инфекции отдельные известные личности пытаются пиариться. Участвуют во всевозможных акциях, вроде «У меня ВИЧ, обними меня!». Лучше скажите, «послы доброй воли», что вы сделали для решения проблемы с перебоями в обеспечении лекарственными препаратами ВИЧ-инфицированных людей? А ваши обнимашки, простите, на фиг не нужны.

Кстати
В Свердловской области зарегистрировано 89 444 случая ВИЧ-инфекции, показатель распространённости составил 2028,35 на 100 тысяч населения. В 2017 году зарегистрировано 1864 случая ВИЧ-инфекции. Превышение среднеобластного показателя распространённости ВИЧ-инфекции наблюдается в 23 муниципальных образованиях. Чрезвычайно высокий уровень поражённости населения ВИЧ-инфекцией (более 3%) отмечается на 6 территориях: Кировградский ГО – 3904,95, Североуральский ГО – 3768,27, Полевской ГО – 3466,56, ГО Первоуральск – 3171,55, ГО Среднеуральск – 3109,74, ГО Верхний Тагил – 3025,2.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах