Примерное время чтения: 9 минут
62

Шут гороховый? Тренер по юмору о роли шутки в жизни и уместности острот

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. «АиФ-Урал» 15/06/2022

Шут гороховый? Тренер по юмору о роли шутки в жизни и уместности острот «Чтобы никого не обидеть, ни над кем не смейся. Смейся над собой», – говорит стендап-комик и тренер по юмору Виктория Новосёлова.

 

досье
Виктория Новосёлова родилась в Екатеринбурге. Окончила Уральскую государственную юридическую академию (ныне УрГЮУ). Работала в суде. Далее – в компании по организации детских праздников. Открыла свою фирму по организации детских и взрослых праздников, где выступала в роли сценариста, режиссёра, ведущей, оформителя, видеооператора. Победитель конкурса «Стендап-Урал». Прошла курс «Юмор для бизнеса» Стэнфордского университета. С 2018 года – тренер по юмору, творческим состояниям и креативному мышлению.

Смех сближает

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: – Виктория, интересно, знакомясь с людьми, вы «тестируете» их на наличие чувства юмора?

Виктория Новосёлова: – Чувство юмора проявляется естественным образом. Так что я просто общаюсь с людьми и получаю от этого удовольствие, а шутит он или нет в процессе нашего общения – это вообще не важно.

– Тем не менее вы тренер. Как вы к этому пришли?

– Как то мы разговорились с владельцем магазина сантехники, который мне рассказал о двух продавцах. Один серьёзный, опытный, прекрасно разбирается в товаре, может профессионально проконсультировать, ответить на любой вопрос, но… у него весьма скромные продажи. Второй – новичок, знаний ещё не набрался, в сантехнике разбирается постольку поскольку, но он постоянно улыбается, шутит с покупателями и демонстрирует устойчивый рост продаж. «Хочу, – говорит, – так же научиться». И я задумалась. Мы в артистической среде проходим курсы импровизации, посещаем творческие мастер-классы, то есть постоянно «качаем» эту составляющую профессии. Но ведь обычным людям это тоже необходимо. Словом, я перестала стесняться, начала рассказывать о себе, о том, что я делаю, и, в конце концов, стала тренером по юмору.

Моя задача заключается в том, чтобы помочь человеку раскрыть свой источник юмора. Развить, прокачать его.

Убрать барьеры, что мешают шутить, эмоциональные преграды.

Согласитесь, мы все бывали в ситуации, когда пошутили, а посмеялись не шутке, а над нами. Или вообще сделали замечание: «Что ты себя ведёшь, как шут гороховый?» Не зря же в русском языке много «осуждающих» поговорок на этот счёт, простой пример: «Смех без причины – признак дурачины» или «Сделай серьёзное лицо». Не хочется чтобы смеялись над тобой, а хочется чтобы вместе. Мы очень серьезны.

Но в какой-то момент мы понимаем, что «серьёзное лицо» не всегда нам помогает и, как в примере про продавцов, не обеспечивает контакта, продаж.

Люди любят тех, с кем весело.

Кроме того, в условиях нынешнего информационного бума нам нужно каким-то образом выделиться. С помощью юмора, это сделать легче всего. Между обычным собеседником и весёлым, запомнят и выберут весёлого.

Развивать свое чувство юмора сегодня, это развивать гибкие навыки, которые помогут ладить с людьми. Потому что смех сближает. Научно доказано.

– Но ведь есть люди без чувства юмора.

– Такого не бывает! Вы встречали людей, которые дожили до почтенного возраста и ни разу ни над чем не посмеялись? Ни над фильмами Чарли Чаплина, или Леонида Гайдая? Такого просто быть не может. Всё равно что-то, когда-то вызывало у него улыбку. А если человек не смеётся с нами, это лишь значит, что наш юмор ему «не заходит». Ведь юмор индивидуален (кто-то любит шутить «по-чёрному», а кто-то мягко, деликатно)

Добавить перчинки

– Что мешает людям проявлять чувство юмора?

– Страх. Боязнь высказать своё мнение. Зависимость от других людей. Гордость. Высокомерие.

Умение подметить противоречие в жизни и рассказать об этом используя меткое, острое словцо, – признак высокого интеллекта, потому что за юмором, за шуткой всегда стоит образ. Осмысление юмора требует развитого, креативного, абстрактного мышления, воображения и жизненного опыта, что тоже не просто.

– Вы согласны, что смех выручает в самых неприятных, неожиданных, сложных ситуациях?

– Конечно. Не зря же одна из самых продаваемых книг – «Сказать жизни «Да!» Виктора Франкла, в которой он рассказывает в том числе о зарождении такого направления, как юморотерапия (смехотерапия), и о том, как он практиковал его в концлагере.

– Сегодня в социальных сетях под весёлыми постами часто можно увидеть комментарии: «Как вы можете шутить (смеяться) в ТАКОЕ время?» Как вы считаете, бывает «не время» для смеха?

– Разве время бывает каким-то «таким» или «не таким»? Если я шучу над своими проблемами, здоровьем, внешностью – это мои шутки. Если не смешно, ну и не смейся. А если я шучу над чужими проблемами, здоровьем, внешностью – то, не удивляйтесь тогда «ответкам».

Есть правило – шутка либо смешная, либо нет. Третьего не дано. А вот будешь ты выдавать её в народ или нет, зависит от твоих личных моральных устоев.
Многие забывают, что ирония (тем более самоирония) и насмешка – это разные вещи. Юмор объединяет людей, несёт добро и радость. Если это не так, то это и не юмор.

Вообще, существует несколько теорий, почему мы смеёмся. Согласно одной из них, человек смеётся, когда теряет абсолютно всё. Условно я называю это «юмором висельника» – человек стоит на эшафоте, ему дают последнее слово, и он… начинает шутить. В этот момент он возвышается над ситуацией, над обстоятельствами, и это говорит о силе духа, о силе характера, о том, что, несмотря ни на что, он выходит из сложившихся обстоятельств победителем.

Когда мы смеёмся над трудной ситуацией, в которую попали, мы из неё выходим победителями. Особенно, если речь идёт о внешних обстоятельствах, над которыми мы не властны. В этом и есть терапевтический эффект юмора, его сила.

– Чёрный юмор имеет право на существование?

– В начале IX века, в Германии, один психиатр написал книгу, как бы мы сейчас сказали, «вредных советов», для детей. Потому что не нашёл такую, которая бы подошла его детям. И она возымела бешеную популярность. В России её печатали под названием Стёпка-растрепка. Там есть истории про отрубание пальцев, падения в колодец, смерть из-за отказа месть суп. Возведение в абсурд создаёт комический эффект и запоминается.
Чёрный юмор помогает снять напряжение над мрачными темами – смертью, насилием, болезнями. Пир во время чумы – средневековые карнавалы – в них берет начало черный юмор.

Есть и другие задачи чёрного юмора. Когда всё прекрасно, всё есть, по сути, не к чему стремиться, но всё же чего-то не хватает – остроты, перчинки. И вот чёрный юмор выполняет роль этой самой перчинки.
Мыслительный процесс

– Вы замечали, что детский юмор весьма специфичен? Малыши в компании скажут слово «попа» и валятся со смеху. Это нормально?

– В возрасте от трёх до пяти «туалетный юмор» – это абсолютно нормально. Это естественный этап развития, чувства юмора в том числе. Это такая игра – кривляние, абсурд, преувеличение, такой метод побесить взрослых. Ведь взрослые объяснили – нельзя так говорить в обществе. Оу, здорово! Продолжим! Это очень весело.

Надо радоваться, если ребёнок пытается шутить, пытается генерировать юмор. Дело в том, что есть люди, которые генерируют, производят юмор, а есть те, кто его потребляет. И если мы юмор потребляем (листаем соцсети в поисках чего-то забавного, смотрим юмористическое шоу и так далее), то мы отвлекаемся от каких-то проблем, переключаемся – не более того. А терапевтический эффект как раз в «производстве» юмора. И если ребёнок пытается шутить – это круто!

А вот если тебе 33 года и ты продолжаешь так шутить, стоит пересмотреть своё видение смешного.

– Признаюсь, для меня «стендап» – это лишь слово, обозначающее давно известный жанр. Вот, к примеру, Михаил Задорнов – это стендап?

– Да. Стендап – это возможность высказать перед аудиторией свою точку зрения и посмеяться над ней. Он включает в себя и самоиронию, и сатиру – не зря же комиков, бывает, запрещают. Юмор – это правда.

– То есть это отсыл к шутам, которые под маской шутки говорили королям правду?

– Конечно. Причём это гуманный подход к правде. Ты же в определённых обстоятельствах не идёшь на баррикады и не призываешь к этому людей, ты смеёшься над этими обстоятельствами.

И речь идёт не только о каких-то острых социально-экономических событиях, людям всегда интересны темы взаимоотношений: муж-жена, родители-дети, тёща-свекровь, начальник-подчинённый.

– Есть ли то, над чем нельзя смеяться ни при каких обстоятельствах?

– Нет такого табу. Если полагать, что над чем-то смеяться нельзя, мы будем держать в голове «над этим я разрешаю себе смеяться, вот над этим не разрешаю». И вот в это «не разрешаю» можно столько всего напихать, что вообще перестанешь шутить.

Есть мнение, что Великая Отечественная война – это не повод для шуток. Но есть совершенно потрясающий Андрей Рожков в образе Гитлера. Более того, ко Дню Победы я готовила лекцию «Мышление снайпера и мышление комика» – они во многом совпадают, поскольку и тому и другому необходимы наблюдательность и особый склад ума. Так вот, я перелопатила большое количество документальных свидетельств высмеивания не только фашизма, гитлеровцев, но и, например, ситуаций в наших окопах. Да, мы можем заявлять, что «война – это не тема для шуток», но в то же время: если мы не будем смеяться над тем, что причиняет боль, мы никогда это не проживем.

В любом случае, чтобы кого-то не обидеть, ни над кем не смейся. Смейся над собой.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах