Примерное время чтения: 7 минут
840

Феномен травли. На Урале вырос уровень агрессии подростков

Спровоцировать агрессию подростков достаточно легко.
Спровоцировать агрессию подростков достаточно легко. / соцсети, / Скриншот из видео

За последнее время в Свердловской области вырос уровень детской агрессии. Речь идёт не только о травле в школе. От действий несовершеннолетних порой могут пострадать и взрослые. О том, как противостоять насилию со стороны школьников, рассказывает кандидат психологических наук, доцент кафедры педагогики и психологии образования Уральского федерального университета Рустам Муслумов.

Учить сочувствию

Дарья Попович, «АиФ-Урал»: – Рустам Рафикович, уровень детской агрессии заметно вырос. Не так давно были вопиющие случаи: подростки избили девочку, а чуть раньше одноклассница подговорила парней избить её бывшего молодого человека. В соседней области школьницы желали смерти своей учительнице и угрожали ей. Но ведь родители стараются воспитать детей, что они упускают?

Рустам Муслумов: – Родители практически никогда не обращаются к психологу с запросом, как научить ребёнка сочувствовать. Нас чаще всего спрашивают, как воспитать ребёнка уверенным в себе или, в лучшем случае, сделать его более вежливым. Эмпатичность – это понимание другого человека. В современных реалиях практически никто не пытается сделать ребёнка более чутким к другим.

– Может быть, в этом и есть причина возросшей агрессии?

– Не совсем так. Ребёнок впитывает то, что происходит вокруг. Есть версия, что у человека имеется некая врождённая жестокость, но она несостоятельна. На самом деле недоброе поведение – это наша реакция на фрустрацию. Жестокость – наша попытка справиться с тем, что мы не получаем что-то важное и при этом чувствуем себя незащищёнными. Дети копируют поведение, которое видят. Даже если в фильме жестокий герой порицается, ребёнок всё равно считает его притягательным. За примером далеко ходить не надо: сериал «Слово пацана», безусловно, провоцирует более агрессивное поведение у детей. Кроме того, сказывается и общее состояние подавленности в обществе… Парадокс, но то, что дети проявляют жестокость, – это как раз показатель эмпатии: ведь они эту жестокость считывают и чувствуют.

– Недавно моя мама увидела, как дети бросали камни в бабушку, которая рылась в помойке. К счастью, ей удалось их разогнать. Но часто мы не знаем, как реагировать в подобных ситуациях. Что делать, если мы сталкиваемся с агрессией чужих детей?

– Феномен травли слабых существует давно. Дети чувствуют себя крутыми, когда обижают кого-то. Они проявляют агрессию по отношению к социально незащищённым людям, потому что материальное благополучие выступает ведущей ценностью в нашем обществе. А тут ещё кто-то из близких говорит при них: опять эти бомжи в помойках начинают рыться... Это можно преодолеть как культурный феномен, то есть общество должно предлагать другие ценности. Но если это невозможно, то каждый учитель может что-то сделать, чтобы снизить агрессию.

Я сам проработал около пяти лет в школе педагогом-психологом и наблюдал: дети дружат или против кого-то или за что-то. Так вот, чтобы они дружили за, взрослым нужно приложить усилия: направить своих воспитанников, дать им план действий, вознаградить их за потраченные усилия. Без присмотра они объединятся против кого-нибудь, поэтому у нас сейчас столько случаев травли. Устыдить, прочитать нотацию – это не работает. Нужно, чтобы у них был другой способ самоутвердиться и не было необходимости делать это за счёт слабого.

– Что делать прохожему, если он видит, как подростки издеваются над кем-то?

– Вмешаться. Есть такой известный эффект: человек может погибнуть на глазах у многих, у целой толпы, потому что каждый думает, что помочь должен кто-то другой. Часто дети не просто чувствуют себя безнаказанными, они ощущают безразличие людей вокруг и понимают, что никто не осудит их за агрессию по отношению к кому-то. Они считают себя крутыми и даже не предполагают, что кто-то вмешается. Но делать это нужно так, чтобы не пострадать самому. Для того чтобы осадить подростков, совсем не обязательно, что к ним должен подойти здоровенный мужик и дать подзатыльники. Этого делать как раз не нужно: в таком случае будут противоправные действия уже в отношении несовершеннолетних.

Если вы видите, что дети обижают пожилого человека, животное или другого ребёнка, лучше подойти к ним и без агрессии, без попытки кого-то наказать спросить: что здесь происходит? После этого вопроса подросток моментально перестаёт чувствовать себя королём мира, которого все боятся. Простые фразы (что случилось? что вы здесь делаете?) ещё и отсекут множество недоразумений. К примеру, вдруг ребята не мучают щенка, а помогают ему освободиться от проволоки. Конечно, по возможности лучше позвонить в полицию или найти «группу поддержки». Зайдите в ближайший магазин: там наверняка есть охранник, которого можно позвать на помощь. Если заручиться помощью, легче будет вмешаться в ситуацию.

Тянуть санки

– Уровень детской агрессии вырос в результате детоцентризма?

– Считаю, что детоцентризм не то чтобы вызывает агрессию, а даёт ребёнку ощущение безнаказанности. Чадо уверено: ему ничего не будет за то, что оно делает, и мир крутится вокруг него. Это уже эгоизм, и да, в дальнейшем это может вызвать жестокость.

– Не связано ли агрессивное поведение детей с тем, что современные родители хотят оградить детей от любых эмоциональных переживаний, в том числе от книг и фильмов, где есть грустный сюжет? В блогах мамочки обсуждают, что многие книги вообще не стоит читать детям…

– Приведём такой пример: каждый курильщик понимает, что курить вредно, но это не мешает ему продолжать дымить. Понимать что-то и делать – разные вещи. Чтобы научить сочувствовать кому-то, ребёнку недостаточно что-то читать или даже видеть примеры. Как бы ни ругали советскую педагогику, но она в своё время активно включала детей в какие-то действия, которые позволяли проявить разные качества. Сейчас информацию получают не столько из книг, сколько из видеороликов. Сложно учиться эмпатии, читая, скажем, Толстого. А вот жалостливый ролик её вызывает. Но посмотреть его и поплакать – это одно, сделать что-то – совсем другое. Совсем недавно не очень счастливая проводница выбросила котика из поезда. Сколько возмущённых людей сочувствовали Твиксу! Но будут ли они так же сопереживать своим близким или кому-то ещё? Скорее всего, после этой истории в их жизни ничего не поменялось.

– Что, на ваш взгляд, надо сделать, чтобы снизить количество детской жестокости, кроме того, что детей надо увлекать чем-то полезным, как вы уже сказали?

– Оптимальный вариант – бороться не против чего-то, а за что-то: не против агрессии, а за то, чтобы человек научился отстаивать свои права, например. Это как в физике: легче не толкать, а тянуть санки, то есть направлять усилия на что-то позитивное. Ребёнку важно почувствовать себя крутым, но надо сделать так, чтобы для этого не нужно было обижать кого-то. Если прийти в школу и сказать, мол, мы сейчас начнём бороться против агрессии, это вызовет только противодействие. Дети вообще не любят, когда им говорят, как не нужно себя вести. Они хотят чувствовать себя свободными.

Ведь дети не плохие сами по себе. Даже трудные подростки зачастую добрые. Они могут искренне плакать по поводу переживаний, связанных с родителями, или из-за отношений друг с другом. Есть и реальная практика – медиация, то есть опыт конструктивного разрешения конфликта. Важно, чтобы дети усвоили механизм мирной проработки конфликтов уже в начальной школе. Тогда они меньше будут проявлять агрессию в отношении кого-либо.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах