367

Сокол ясный. Как в «Холзане» выхаживают хищных птиц и сохраняют популяцию

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. «АиФ-Урал» 09/06/2020

Если заглянуть в историю, станет очевидным: центр мониторинга и реабилитации хищных птиц «Холзан» появился под Сысертью благодаря русским народным сказкам и былинам, в которых сокол – ясный, а орёл сизокрылый – всем птицам царь.

Вольному воля

Гриф Магога спускается со своего насиженного пенька и направляется к клетке с декоративными курами – никакого гастрономического интереса, исключительно пообщаться. Но петушок на всякий случай грудью встаёт на защиту вверенного ему гарема и смело бросается на сетку с боевым кличем.

Магога, кажется, вздохнув, отправляется восвояси. В былые времена она бы наверняка проучила дерзкого петуха, но сейчас на это нет сил. Магога страдает расстройством пищеварения, а потому ослаблена. В центре «Холзан» борются за её жизнь. Равно как и за жизнь большинства обитателей, попавших в переделку.

Олег Светлицкий наравне с коллегами ухаживает за больными птицами.
Олег Светлицкий наравне с коллегами ухаживает за больными птицами. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

«К нам поступают птицы с разными увечьями, – рассказывает создатель центра мониторинга и реабилитации хищных птиц «Холзан» Олег Светлицкий. – Кто-то попал в ДТП, кто-то пострадал на линии электропередачи, кого-то подстрелили браконьеры. Или вот, например, после недавнего урагана у нас обосновались 11 сов, чьи гнёзда были разрушены. Лечим, выхаживаем, возвращаем в дикую природу, если понимаем, что птица может жить самостоятельно. А тех, кто не может, калек – пристраиваем. Не получается пристроить – оставляем у себя».

Из таких, кто в «Холзане» на ПМЖ, потерявшая один глаз орлица Нельсон, которая здесь практически с момента основания центра. В целом птица крепкая, но для хищника частичная утрата зрения – трагедия, выжить в природе с таким увечьем ей бы не удалось. Впрочем, Нельсон и здесь хорошо, особенно если учесть, что в центре ей подобрали пару. Орлица приучает своего супруга с аналогичной патологией (здесь шутят, что у них два глаза на двоих) к ведению домашнего хозяйства, он, например, как миленький принимал участие в постройке гнезда.

«Куда ж ты опять отправился!» Олег Анатольевич успевает предотвратить побег: молодой и шустрый сокол-балабан уже не в первый раз пытается смыться с территории центра… пешком. Толком летать он ещё не умеет, а потому выпускать его на волю пока преждевременно.

«В своё время к нам привезли десять соколов, конфискованных в аэропорту у незаконных торговцев. С конфиската и началась наша история по выведению птенцов, – рассказывает Олег Светлицкий. – Сокол-балабан – редкая птица, в условиях неволи они размножаются плохо, но у нас получилось. Сейчас вот приучаем молодняк к самостоятельной жизни, будем выпускать».

Время бэби-бума

Другой сородич «бегунка» мирно посиживает на ветке и никуда линять не собирается. Натерпелся. Гнездо, где он обитал юнцом, упало с небоскрёба, сокол пострадал. Как же его родителей на небоскрёб-то занесло! 

«Так они же на скалах гнездятся, а в городской среде что высотное здание, что скала – всё одно, – говорит орнитолог, кандидат биологических наук Юрий Павлов. – Сегодня складывается тенденция: дикие птицы перебираются поближе к людям. Обращали внимание на то, что в городских парках, например, появились совы? Ближе к людям – проще с пропитанием, тут тебе и голуби, и мыши. Не все, конечно, тянутся к населённым пунктам, только урбофилы... А вот тут давайте будем шёпотом разговаривать – орёл-могильник сидит на яйце. Видите, самка уже злится».

В «Холзане» намечается бэби-бум, на яйцах сидят или уже вскармливают птенцов многие здешние обитатели. Когда малыши подрастут, их выпустят на волю или передадут в зоопарки.

В центре оказывается немало птиц, занесённых в Красную книгу, по­этому здесь занимаются ещё и сохранением популяции.

Искалеченную орлицу ветеринары собрали «из того, что было».
Искалеченную орлицу ветеринары собрали «из того, что было». Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Неподалёку от детных семей, завидев нас, голосит орлица Багги – возмущается. Имена в центре дают далеко не всем обитателям, а только самым ярким личностям. Багги, безусловно, из таких. В «Холзан» она попала в критическом состоянии. По словам Юрия Павлова, птицу буквально собрали «из того, что было».

Сегодня у неё парализовано крыло, деформированы лапы и куча других проблем со здоровьем. Но сила воли у Багги – ого-го! В укор тем, кто сомневался в её выздоровлении, она снесла яйцо, пусть пустое, но доказала: я могу.

Теперь Багги ищут пару. Пока же она взяла на себя опеку над сородичами-новичками, обучает их, болезных, житью-бытью в новых условиях.

Сбывшаяся мечта

Олег Светлицкий рассказывает, что с раннего детства питал слабость к хищным птицам. В сказках, былинах его завораживали дивные сочетания слов «сокол ясный», «орёл сизокрылый»… Потом были коллекции с изображением хищных птиц, небольшие, размером с голубя, соколы в офисе.

А в 2003 году он, юрист по образованию, решил круто изменить свою жизнь и занялся строительством реабцентра. С тех пор ежегодно в «Холзан» поступает 30–40 хищных птиц, переживших трагедию. Сегодня здесь обитает около 300 особей 35 видов.

«Чудак-человек», – говорят про него. Он и команду подобрал себе под стать. Юрий Петров на работу-вахту ездит из Казани, смеётся: «У нас тут все чудики».

Сегодня центр переживает непростые времена. Аппетит у его обитателей отменный, ежемесячно улетает около полутора тонн корма (спасибо местной птицефабрике, помогающей с отбракованными цыплятами), плюс оплата лечения в ветеринарной клинике, лекарства… На содержание центра в месяц уходит 250–300 тысяч. Когда была возможность проводить экскурсии и всевозможные мероприятия, справлялись, сегодня, скорее, пытаются выжить.

Если вы хотите поддержать «чудиков», спасающих хищных птиц от гибели и вымирания, на сайте центра мониторинга и реабилитации хищных птиц «Холзан» можно узнать, в какой помощи нуждается центр и каким образом её можно оказать.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах