Примерное время чтения: 7 минут
207

Времён Елизаветы. В Екатеринбурге семь лет реставрировали Библию XVIII века

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. «АиФ-Урал» 14/12/2022
Максим Малых: «В текст мы вникаем достаточно редко, нас интересует сохранность издания».
Максим Малых: «В текст мы вникаем достаточно редко, нас интересует сохранность издания». / Алексей Смирнов / «АиФ-Урал»

Накануне Нового года в Музее истории Екатеринбурга презентовали Елизаветинскую Библию 1751 года издания.

Первое издание

Удивительно, но сегодня даже руководство музея не знает, каким образом ценнейший литературный памятник XVIII века вообще оказался в хранилище учреждения! Известно только, что произошло это в бурные 90-е. (Для культуры мегаполиса это был не лучший период.) Сотрудница музея, которая оформляла приобретение, каких-то подробностей по этому поводу, увы, не сохранила.

«Книга поступила к нам в 1997 году, – рассказала замдиректора, куратор фондов Музея истории Екатеринбурга Алёна Союрова. – У кого её приобрели, установить не удалось. Я работаю всего четыре года, пре­дыдущий хранитель не смогла сказать, от кого и каким образом был получен данный раритет, в документах этой информации нет. Но могу сказать, что большинство экспонатов к нам поступает, как правило, от горожан. Обычно это дар или покупка за какие-то небольшие, символические деньги. До 2015 года книга лежала в музейном хранилище, полагаю, что из посетителей её никто не видел, поскольку состояние экспоната было весьма плачевным…»

Первыми переводчиками Библии на церковнославянский язык считаются братья Кирилл и Мефодий. На Русь их перевод проник из Византии, вполне вероятно, что ещё при князе Владимире. Одной из древнейших библейских рукописей на церковнославянском является Остромирово Евангелие. Потом появился типографский «Апостол» первопечатника Ивана Фёдорова и ряд других изданий святого писания.

До реставрации состояние книги было весьма плачевным.
До реставрации состояние книги было весьма плачевным. Фото: Музей истории Екатеринбурга

Елизаветинская Библия – это перевод Книги книг на церковнославянский язык, изданный в 1751 году, в правление императрицы Елизаветы Петровны (отсюда и название). Показательно, что работа над переводом началась ещё в 1712 году по указу Петра I, но была приостановлена в связи с его смертью. Первый тираж составил 1 200 экземпляров, один из которых – в белой серебряной парче – был подарен Елизавете. В дальнейшем книгу переиздавали много раз. Но именно данный перевод с незначительными правками по сей день используется для богослужений в Русской православной церкви. Ценность книги заключается в том, что это самое первое издание.

За семью печатями

Над восстановлением Библии трудились три специалиста: научный сотрудник Уральского федерального университета Надежда Щербакова, реставратор библиотеки им. В. Г. Белинского Максим Малых и художник-реставратор Свердловского краеведческого музея Елена Орлова. На прошлой неделе все работы были завершены, и издание вернулось в Музей истории Екатеринбурга.

«Обложкой таких старинных книг традиционно являются деревянные дубовые доски, обшитые кожей телёнка, – пояснил реставратор Максим Малых. – По корешку шли трещины, имела место деформация досок, листы были повреждены плесенью, отсутствовали латунные застёжки. Вообще, для реставраторов книга – это пациент, которого необходимо вылечить. В текст мы вникаем достаточно редко, нас интересует сохранность издания. Порой бывают приятные сюрпризы. Так, в процессе реставрации одного старинного указа мы обнаружили тетрадь с рукописным текстом. Это оказалась рукопись с одного из демидовских заводов!»

Цифра недели
1 200 экземпляров – первый тираж Библии.
Интересно, что при реставрации Елизаветинской Библии специалистов тоже ждал сюрприз: они обнаружили надпись, гласящую, что книга была передана человеку по имени Тихон 30-го числа 1787 года. Кто такой этот самый Тихон и при каких обстоятельствах он получил книгу – тайна за семью печатями.

Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Примечательно, что у книги весьма солидный вес – примерно 5–7 кг. Плотные листы бумаги, красивые иллюстрации... Стоимость специалисты назвать затрудняются, называя книгу бесценной. На сегодняшний день это один самых древних книжных артефактов в музее (есть ещё два подобных, но они на французском языке).

Нет смысла говорить, что реставраторы в буквальном смысле сдувают со своего детища пылинки: берут её в руки и перелистывают исключительно в специальных перчатках.

Реставрация длилась семь лет, но много это или мало – сказать сложно. «Семь лет – это не много и не мало, потому что параллельно мы занимаемся другими раритетами, – отметила художник-реставратор Елена Орлова. – Работали над каждым листом (а их в книге 645, соответственно, страниц в два раза больше). Провели бесчисленное количество промывок, дезинфекций, чтобы остановить деструктивные процессы. Мы ученики Эрмитажной школы реставрации, нас учили не выбеливать бумагу больше, чем положено. Чтобы восполнить гниющие и утраченные фрагменты, необходимо было подобрать соответствующие материалы, цвет, тон. Не всё, что мы выписали из Санкт-Петербурга, подошло для реставрации. При этом, чтобы сохранить единый образ книги, было необходимо координировать работу с коллегами. Постоянно бегали друг к другу, советовались, благо краеведческий музей и университет находятся рядом».

По зову сердца

Эксперты говорят, что уральские специалисты подготовлены не хуже своих коллег из Москвы и Питера. Многие проходили стажировку у мастеров Эрмитажа и являются достойными продолжателями «эрмитажного направления». Многие материалы для работы приходится закупать за пределами региона, но уровень реставраторов Екатеринбурга очень высок.

«Считается, что реставратор должен иметь образование искусствоведа либо художника, – рассказала заведующая отделом консервации и реставрации библиотеки им. Белинского Альбина Емельянова. – Среднее специальное образование в столице Урала дают в училище им. Шадра, но там готовят реставраторов по темперной живописи. А вообще с образованием, особенно для «бумажников», всё очень сложно. Соответствующие учреждения действуют в основном в Москве и Питере. Есть Суздальское училище (филиал на базе питерского института), там готовят книжников, но набор ограничен. Набирают группу студентов, и, пока их не выпустят, набора нет. Большинство наших реставраторов получили подготовку у работающих мастеров, а потом проходили стажировку в столицах. В целом можно сказать, что реставратор – профессия дефицитная. Но она и не может быть массовой! Потребности у государства в большом количестве таких специалистов нет. Причём в Екатеринбурге всё не так плохо. Есть реставраторы в краеведческом музее, там работают в том числе специалисты по дереву и по металлу. Свои реставраторы у архивистов, в библиотеке им. Белинского, в музее ИЗО. Естественно, у разных организаций свои задачи и, соответственно, подходы к работе. Например, функция музеев – сохранять, а функция библиотек – выдавать книги читателям. Хочу также отметить, что в реставраторы идут не за большими деньгами. Как правило, они получают среднюю заплату бюджетника из сферы культуры. Некоторые библиотеки даже не заводят такую должность, если штатное расписание позволяет ведущему библиотекарю платить больше. В реставраторы люди идут работать для души, по зову сердца».

Стоит также отметить, что в ближайшее время выставлять Елизаветинскую Библию в экспозиции музейщики не планируют. Сначала для неё необходимо создать особые условия, с соблюдением необходимого микроклимата (температуры, влажности и так далее). На это потребуется время. Сейчас книга хранится в специальном ящичке из картона, изготовленном Максимом Малых. По его словам, такие экспонаты очень боятся пыли, однако самое страшное для них – резкие колебания температуры. Но в дальнейшем редкое издание обязательно будет доступно для всех горожан.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах