164

«Дело Контеева»: овощная версия

Однако на первый план этой криминальной истории выползают авторитетные бизнесмены, частные охранники с синими наколками и, конечно, овощебаза №4. Вот только судебные перспективы обвинений в заказном убийстве двух коммерсантов пока что весьма расплывчаты.

«АиФ-Урал» продолжает следить за расследованием уголовного дела в отношении Виктора Контеева. Как мы уже писали, арестованного на минувшей неделе чиновника поддержало предпринимательское сообщество Екатеринбурга, в том числе крупные девелоперы — представители компании «Малышева, 73». Однако городские чиновники — коллеги VIP-арестанта — хранили молчание.

Конспирология

Известно только, что свои «пять копеек» в пользу своего бывшего подчиненного вложил лишь бывший мэр Екатеринбурга, а ныне член Совфеда РФ Аркадий Чернецкий. Многого он не сказал, но заявил, что не верит в виновность Виктора Контеева и не считает адекватным его арест. «Есть и другие способы исключить возможное влияние на ход расследования. Домашний арест, например», — сделал заявление сенатор. Оно, к слову, было первым с начала этой эпопеи и показалось знаковым. В этой связи можно выстроить конспирологическую версию. Например, связать заявление Аркадия Чернецкого с тем, что Контеева, по слухам, отправили в московское СИЗО Лефортово. Там у чиновника якобы интересовались его коллегами из руководства муниципалитета либо просто прятали от возможного «выкупа» представительной московской делегацией от воров в законе, в частности от небезызвестного Деда Хасана (Аслана Усояна). Имелись сведения, что снаряженная им делегация собиралась на выручку арестанта с большой суммой денег.

Но, по более достоверным сведениям, Контеев безвыездно находился и находится в СИЗО №1 Екатеринбурга. Уголовно-процессуальный кодекс, регламентирующий ход следствия, допускает первый вариант, но в случае передачи расследования в Москву. Однако уголовное дело пока расследуется на Урале окружным подразделением Следственного комитета России.

Порочащие связи?

Относительно происходящих событий, в которые оказался вовлечен арестованный вице-мэр Виктор Контеев, есть и другая версия. История, напомним, складывалась так. Во-первых, чиновник, курировавший развитие товарного рынка мегаполиса, обвинен в организации убийства двух коммерсантов. О том, кто пострадал от рук якобы нанятых Контеевым киллеров, известно предельно мало. В кассационной жалобе на арест вице-мэра, составленной его адвокатом Светланой Заец, речь идет об убийстве некоего Худякова. Его останки были обнаружены 5 лет назад, но расследование по факту криминальной гибели, начатое тогда же Курганской облпрокуратурой, зашло в тупик. Теперь же смерть курганца косвенно инкриминируют Контееву. По имеющейся у «АиФ-Урал» информации, погибший имел отношение к деятельности таможенного поста в Петухово. Этот контрольно-пропускной пункт российско-казахской границы всегда был воротами для поставки овощей и фруктов из Средней Азии в Россию вообще и регионы УрФО в частности. Во-вторых, ряд источников указывают на наличие в «деле Контеева» второй «сюжетной линии». Главный ее герой — некий авторитетный бизнесмен Евгений Глазырин, чью персону связывают с криминальным сообществом «синих». В этой среде он известен как Глаз. С ним также связывают имевший место конфликт с группой коммерсантов из Азербайджана, поставлявших на Урал фрукты и овощи. Известно, что трое из них были убиты в прошлом году.

Напрашивается вопрос: как в рамках одного уголовного дела могли оказаться чиновник и коммерсант с «богатой историей», что может быть общего у вице-мэра и представителя криминалитета? Ответ на поверхности — «Продовольственная база №4».

Смертельные овощи

В «деле Контеева» ООО «Продовольственная база № 4» вышла на первый план. История этого крупнейшего в Екатеринбурге предприятия — «овощебазы», как принято ее называть, — достойна отдельного описания. Стоит лишь сказать, что перевалочную базу для фруктов и овощей традиционно считают ключевым объектом семейного бизнеса Контеевых. Когда-то, еще при Советской власти, овощебаза входила в систему государственной торговли, выходцами из которой были как Виктор Контеев, так и его супруга Лариса. Объект стал ключевым для них уже в конце 90-х. Разумеется, сам вице-мэр напрямую предприятием не владел, имея негласные договоренности с «присматривающей» за бизнесом тогдашней директрисой Татьяной Русиной. Однако в начале 2000-х в связке Русина — Контеев случился разлад, дошедший до силового противостояния, когда «овощебаза» переходила из рук в руки. Это продолжалось с 2002 по 2009 год. При этом известно, что в «боях» и ради сохранения контроля над базой Контеев прибегал к помощи милиции. Так было в 2003 году. Силовую поддержку он получал как от околомилицейских охранных структур вроде группы ЧОП «Интерлок» Леонида Фесько, так и от охранных структур, связанных с криминалитетом — с уже упомянутыми «синими». Именно в то время — знающие люди обозначают отрезок в 2004–2006 годы — Контеев мог пересечься с Евгением Глазыриным. По другой имеющейся версии, чиновника и авторитета судьба связывала раньше и несколько дольше. Однако ключевым моментом может оказаться именно 2006 год, когда было совершено убийство курганца Худякова, «заказ» на которого инкриминируют Контееву. Не исключено, что трупов в этом деле появится больше. Вот только ясно, что явных следов крови на руках Контеева быть не может. Ключевой персоной в этом деле может стать все тот же Глаз. Кем он проходил по делу — промежуточным заказчиком или кем-то еще, — покажет следствие.

Хрупкое дело

Но есть ли у «дела Контеева» судебные перспективы? Может быть. Но если делать выводы из имеющейся официальной и не очень информации, то обвинения против чиновника построены на признании лишь двух свидетелей. Они якобы входили в банду киллеров, связанных с тем же Глазом. «Если брать за основу их показания, данные против Виктора Контеева, то доказательная база будет весьма шаткой», — уверяет собеседник «АиФ-Урал». Все дело в том, что подследственные «раскололись» в екатеринбургской ИК №2, в заведении, хорошо известном защитникам прав заключенных как «фабрика пыток». И если показания были «выбиты», то весьма вероятно, что «убийственное» обвинение Контееву рассыплется в ходе судебного следствия, если дело дойдет до суда, а то и раньше. Тем более что, по имеющейся информации, сам Глазырин, будучи арестованным до Контеева, уже вышел из СИЗО.

«Вероятно, что доказательная база «треснет» куда быстрее — уже через два месяца. В октябре следствие должно предоставить суду доказательства обоснованности содержания вице-мэра под стражей. Можно не сомневаться, что защита Контеева, имеющего хорошие финансовые возможности, приложит все усилия, чтобы вытащить подзащитного из СИЗО», — подчеркивает собеседник «АиФ-Урал». По его словам, за два месяца сыщикам предстоит найти «запасной» вариант обвинения. Скорее всего, это будет экономическая статья. Тем более что найти «зацепку» в многолетней деятельности «экономического» вице-мэра, к тому же находящегося под следствием, будет несложно, уверяют сразу несколько собеседников «АиФ-Урал».

Вместо заключения

В этой истории и пикантная деталь. Всех интересует, почему же претензии полиции и следственных органов появились лишь спустя много лет. Одной из версий была такая: за годы муниципальной службы вице-мэр оброс связями в силовых структурах. В числе хороших друзей называли бывшего начальника криминальной милиции свердловского главка Владимира Филиппова. Сейчас он не является сотрудником главка.

Но не всегда связи Контеева с силовиками были служебными. Известно, что сын генерала Филиппова (ныне действующий полицейский, сотрудник областного главка) имел пусть недолгий, но амурный интерес к дочери Виктора Контеева. Говорят, сейчас эти отношения прекратились. Впрочем, если речь идет об этой причине неприкасаемости чиновника, то это всего лишь гипотеза.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах