aif.ru counter
4593

Милана и Светлана. История женщины, которая приютила у себя неродную дочь

Бывший муж оставил ей в наследство ребёнка от другого брака. История, которой позавидует любая «мыльная опера», на URAL.AIF.RU.

Рада Боженко / «АиФ-Урал»

Пазлы реальности порой складываются в жизненные истории, которые легко могут составить конкуренцию бразильским сериалам. «Сценарий», написанный судьбой Светлане Степановой, тому пример.

«Курили за верандой?»

«Моя любовь на первом курсе»: для студентов факультета журналистики Уральского университета Светланы и Игоря эта классическая история закончилась свадьбой. «Это был безмозглый брак, – честно признаётся сегодня Светлана Степанова. – Степаша вечно мотался где-то с гитарой в зубах, у меня – свои интересы. Два мира – два образа жизни». Студенческая свадьба ещё гудела, а Света уехала домой заниматься – май, сессия на носу. Через несколько дней они встретились в коридоре универа. «Светик, мы поженились». – «Ага, я помню». Новая «ячейка общества» продержалась всего полтора года, после развода Игорь ушёл в ночь, а Света продолжала учиться и воспитывала дочку Алёну. Но, расставшись, они навсегда остались друзьями, родными людьми. «У Игоря было немало недостатков, главный из которых – проблемы с алкоголем, но это был невероятный, талантливый и безгранично добрый человек. Я сейчас пишу о нём не то чтобы книгу – что получится, он и правда достоин, чтобы о нём помнили».

Света рассказывает, что после их развода у Игоря был один неофициальный брак (в нём родилась замечательная дочка Алиса, сегодня уже взрослый, состоявшийся человек), один официальный (в котором родилась Милана (имя девочки изменено.Ред.) – вторая главная героиня этой истории), а «между строк» – множество ни к чему не обязывающих отношений. Со всеми своими женщинами Игорь знакомил Светлану.

Когда их общая дочка Алёна выходила замуж, Света позвонила бывшему мужу: свадьба тогда-то, ждём тебя, Ольгу и Алиску. «Представляешь, свадьба, кутерьма, я вижу Игоря, его дочку, а её маму нет, но рядом с ними какая-то женщина другого типажа. Понятно, думать об этом было некогда. А потом мы оказались с ним в одной машине, спрашиваю: «Оля-то где?» Пыхтел-пыхтел, а потом буркнул: «Ты же сказала, чтобы были я, Ольга и Алиса. Вот тебе я, Алиса и… Ольга. Ну да, другая, и что? Всё так, как ты хотела». Вот в этом весь Степаша!»

Последнюю его жену Света увидела впервые на дне рождения Алёны, Игорь пришёл поздравить дочь вместе с новой семьёй – молодой супругой и годовалой Миланой. «А потом он как-то пришёл к нам чинить компьютер, и Миланка с ним, ей тогда было четыре года, – вспоминает Светлана. – Ребёнок был крайне запущенный, к тому же от девочки страшно несло табаком. Я ему сделала замечание, а он в ответ: «Откуда я знаю, я её из садика забрал». Ага, видимо, они там стояли и курили за верандой! На самом деле я тогда уже знала, что мать и бабушка Миланкой не занимаются, дочка, по сути, была на попечении Игоря, а он… как мог, так и занимался ею. Но любил безмерно! Алёна, наша дочка, в их общежитской комнате в гостях бывала и очень Милану жалела, переживала, мол, здоровенькая девочка, но замарашка и абсолютно не развитая».

« Я к тебе насовсем»

Бабушка по материнской линии у Миланы проблемная, она, по словам Светы, не прочь заложить за воротник при каждом удобном случае. Чего не скажешь о матери, которая тоже может выпить, но «по выходным и праздникам». В целом нормальная баба, работает, но… дом, хозяйство, дети – это не её сфера интересов. От слова «совсем». Игоря это угнетало. Света как-то предложила познакомить его с достойной женщиной, он отмахнулся: «Кому мой ребёнок нужен, кроме меня». А однажды сказал Свете: «Кошенька, если со мной что-то случится, помоги Милане». Как в воду глядел…

Два года назад июньским вечером Игорь вернулся домой, лёг спать и… не проснулся. Всю ночь и часть следующего дня Милана провела один на один рядом с мёртвым отцом. Потом смогла открыть комнату и постучаться в соседнюю квартиру к бабушке: «Папа долго спит»... «Никто не хватился ребёнка, представляешь, – говорит Светлана. – Я когда пыталась её матери и бабушке что-то сказать по этому поводу, они только плечами пожали: «Она тупая, всё равно не поняла, что отец умер». Игоря я хоронила на свои деньги, и, спасибо, наши общие друзья помогли».

После смерти отца сводную сестру навещала Алёна. Однажды она пришла домой и с порога заявила: «Мамочка, у Миланы дела совсем плохи, бери её к себе хоть на выходные, что ли»... «Миланка тогда училась во втором классе – тихий, забитый ребёнок, изгой, от неё же все шарахались, что не удивительно, – рассказывает Светлана. – От девочки, извините, воняло, одета она была чёрт знает во что. Такой я начала её забирать на выходные с разрешения матери («да бери хоть насовсем»). Отмывала, одевала, стала с ней заниматься – думала поначалу, рехнусь, так трудно у нас с учёбой дело шло». Милана показывает мне свои тетрадки, начало второго класса – буквы явно живут своей жизнью, и на каждой странице двойки. А потом с гордостью демонстрирует тетради третьего класса: ровненький, если не сказать каллиграфический почерк, и «5», «5», «5»…

За те полтора года, что Милана живёт у Светы, она существенно подтянулась в учёбе.
За те полтора года, что Милана живёт у Светы, она существенно подтянулась в учёбе. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

«Зять наблюдал-наблюдал наше житьё-бытьё и однажды сказал: «Так нельзя, ребёнок из одной жизни в другую каждое воскресенье уходит. Забирайте её уже совсем, – вспоминает Светлана. – Я и сама уже об этом думала, но… пока только думала». Восьмилетняя Милана всё решила сама. Однажды она вернулась в запущенную общежитскую комнату из школы, собрала в пакет игрушки и приехала к Свете: «Я к тебе жить, насовсем»... «Представляешь, её никто не остановил! И никто не хватился, я сама позвонила её матери, – рассказывает Света. – Она просто привезла Миланкины вещи. Позже – все документы. А я-то думала, как к ней с этим подступиться». Так они и живут вот уже полтора года…

«Хочу трудиться»

Миланка уплетает за обе щёки пироженки, уверяя при этом, что «совсем не сладкоежка», и слегка куксится, что я ограничилась всего одним бутербродом, а она их кучу нарезала. Девочка, ничего вкуснее пустых макарон когда-то не видавшая, очень любит принимать гостей и угощать их. Это уже не забитый ребёнок. Почти отличница, обзавелась подружками, ходит в бассейн, занимается в танцевальной студии, «коллекционирует» грамоты за всевозможные достижения. «Мне нелегко было, – говорит она. – Но мне нравится трудиться, я хочу трудиться». Мама звонит Милане редко, последний раз – с Новым годом поздравляла, а девочка признаётся, что больше всего на свете боится вернуться в ту, уже почти забытую жизнь.

Но у неё есть ещё один страх, о котором она молчит. Страх оказаться в интернате. Дело в том, что Светлана здраво рассудила: да, они живут душа в душу, да, ребёнок сыт, обут, одет, всего у девочки в достатке, и развлечений в том числе, но так не может продолжаться бесконечно. Поэтому она решила оформить опекунство. Свету уже предупредили, что для этого она должна пройти Школу приёмных родителей, собрать все необходимые документы, но до вынесения решения Милана должна быть помещена в государственное учреждение. «Именно по такому пути идут органы опёки, но я нашла постановление правительства от 2014 года, в котором чёрным по белому написано: «Дети помещаются под надзор в организации для детей-сирот временно, на период их устройства на воспитание в семью, в случае если невозможно немедленно назначить им опекуна». Это не наша история, у Миланы есть я».

Живя у Светланы Степановой, ребёнок преобразился.
Живя у Светланы Степановой, ребёнок преобразился. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Своё официальное право стать девочке опекуном Светлана готова доказать, а самой себе и окружающим ей доказывать ничего не нужно. Все и так уже поняли, что Милана – Светина дочка. Например, учитель Миланы все учебные вопросы решает только со Светой. Так и пишет в дневнике: «Уважаемые родители (тётя)! Благодарю вас…» Педагог, к слову, написала и своё заключение на случай, если оно потребуется в суде, из которого следует, что, живя у Светланы Степановой, ребёнок преобразился. «Видит Бог, я не настраиваю Милану против мамы, более того, ничего не имею против их встреч, но, между нами говоря, многие вещи меня возмущают, – говорит Света. – Мне, например, непонятно, почему её мать спокойно тратит на себя пенсию по утере кормильца? Почему её никто в этом отношении не контролирует? Мне сиротских денег не надо, нам с Миланой вполне хватает моего заработка репетитора и денег, которые мы получаем от сдачи квартиры (Алёна переехала жить в Санкт-Петербург). Но пусть бы они копились, ведь, когда Миланка вырастет, будет жить самостоятельно, деньги эти ей пригодятся».

…Они провожают меня в коридоре, рассказывая на посошок истории котеек, которых подобрали, обиходили и теперь пристраивают в добрые руки. Милана обнимает Свету, хитро улыбается: «А ты пироженки ела? Там одна осталась, поделим?» – «Поделим, – смеётся Света. – Вот такое чудесное наследство Степаша мне оставил, Царствие ему небесное».




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как обманывают лжеврачи? 9 советов против жуликов в «медицинских» центрах
  2. Шипулин и Смирнов. Как распределились места в политической гонке на Урале?
  3. Сухая осень. Что говорят синоптики о погоде на Среднем Урале?
  4. Климакс: как вернуть яркость ощущений от секса
  5. В доме скопились горы мелочи. Как обменять монеты на бумажные купюры?
  6. Гриппуют все! Что делать, чтобы не заболеть?
  7. Как построить несокрушимую компанию? Семинар Ицхака Адизеса в Екатеринбурге

Самое интересное в регионах
Роскачество