Примерное время чтения: 10 минут
144

Не так шланг держите! Как амбициозные проекты меняют жизнь малых городов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. «АиФ-Урал» 16/03/2022
Столичный размах в малых городах не всегда оправдан.
Столичный размах в малых городах не всегда оправдан. Из личного архива

«Хорошо, когда жителей города что-то объединяет, но не всегда экономика  малых городов способна поддержать мечты о «красивой картинке», – говорит директор Парка культуры и отдыха городского округа Богданович Мария Бубенцова.

Досье
Мария Бубенцова родилась в Свердловске. Окончила Челябинскую государственную академию искусства, культуры, организации массовых праздников и представлений, Институт повышения квалификации УрГУ (ныне УрФУ) по двум направлениям: маркетинг и реклама, теория экономики и права. Работала директором образовательного учреждения, была заместителем директора в ЦПКиО им. Маяковского, директором по развитию в «Парке сказов», работала в команде группы Синара по запуску центрального стадиона после первой его реконструкции. Летом 2021 года назначена директором Парка культуры и отдыха ГО Богданович.

Привычный сценарий

- Мария, реализация большинства проектов по благоустройству общественных территорий сопряжена с противостоянием, с конфликтом. Почему так происходит?

- Любая общественная территория имеет нажитые, сложившиеся сценарии её использования. И, как правило, сталкиваются две противоборствующие стороны – те, кто привык жить по этому сценарию, и те, кто по нему не жил. А договориться почему-то не получается, вот в чём проблема. Наверное, единственный город, где участникам диалога, принимающим решения о благоустройстве общественных территорий удалось договориться, – это Казань. В этом отношении город считается эталонным. Так, к примеру, власть спрашивает жителей: «Где вам проложить тропинку?» И её прокладывают именно там, где удобнее жителям, а не там, где эта тропинка будет эффектно смотреться с квадрокоптера, как это делается в большинстве территорий.

К сожалению, у нас почему-то нет культуры обсуждения сценариев по использованию территорий. Что такое город? Это взаимодействие различных сообществ. И, по большому счёту, стоит задача сделать так, чтобы всем сообществам  было комфортно и каждый нашёл своё место на этой территории. Но то ли хороших переговорщиков нет, то ли с договороспособностью беда…

Одним из проектов, в котором я принимала участие, был проект по созданию мастер-плана Шарташского лесного парка. Именно в этом проекте был яркий пример проведения переговоров с пользователями парка, ещё до создания мастер-плана. Были проведены опросы в «полях», в результате которых были выделены группы пользователей и их потребности, были определены принципы, по котором живёт и ведёт свою деятельность система парка. В мастер-плане, представленном губернатору, всё это учли, как и пожелания самого губернатора относительно оборудования велодорожек и событийных площадок. Жаль только, что до реализации данный мастер-план так и не дошёл. То, что было в мастер-плане, и то, что происходит на Шарташе сейчас, как оказалось на практике, две большие разницы.

Думаю, что дело в отсутствии опыта честного диалога с обеих сторон, как у власти, так и у населения. Но, с другой стороны, этот опыт есть у других регионов, почему бы его не использовать? Этот вопрос остаётся открытым.

- Спущенный сверху без общественного обсуждения проект благоустройства всегда обречён на то, что он будет принят в штыки?

- Это не совсем корректный вопрос, так как спущенных сверху проектов благоустройства на сегодня юридически не существует, все обсуждения обязательно проходят этапы общественных слушаний. Но вопрос в том, кто допускается на эти слушания, как лоббируются решения на этих слушаниях. Вопрос искренней вовлеченности самого населения также требует тщательной проработки.  Взять, к примеру, Богданович: много лет на территории города существовал парк, последние десятилетия это была заросшая площадка с небольшой поляной и старыми ржавыми аттракционами. Со сменой главы городского округа, в конце 2017 года, начались и изменения в округе. Так, например, в 2019 году им было принято решение об участии парка в федеральном проекте по благоустройству малых городов. Фактически это решение власти – изменить городской парк, и только потом уже к разработке этой идеи подключились местные сообщества.  Поэтому как тут ответить на вопрос – это спущенное решение от власти или выбор народа?

Фото: Из личного архива

Проектирование парков, особенно в малых городах, - это сложная тема, требующая привлечения огромных внешних ресурсов для создания востребованного проекта. В нашем случае в качестве ресурсов были привлечены эксперты из Казани, которые помогли сформировать аутентичность проекта.  Так как проект оценивала комиссия из Москвы, то, конечно, к нему предъявлялись требования в большей мере как для столичного парка.  В итоге проект выиграл федеральный грант.

Сейчас проект близится к своему завершению, 6 августа состоится торжественное открытие. Но ещё на завершении первого этапа благоустройства (всего их три) стало очивидным, что это не «карманный» парк для жителей из близлежащих домов Богдановича, а проект для привлечения туристического потока в городской округ. Это проект, который тянет за собой необходимость изменения всей инфраструктуры городского округа, а также изменения сценариев поведения его жителей. И здесь опять возникают конфликты, так как нет культуры ведения переговоров. 

Где туалеты?

- То есть для маленьких городов такие амбициозные проекты не нужны?

- Развитие территории должно осуществляться в том числе и за счёт благоустройства парков. Но по факту получилось, что большую красивую люстру повесили в пустом помещении, не имеющем коммуникаций. Для того чтобы появился трафик, нужна инфраструктура. Допустим, пойдут туристы, где они будут ночевать, где будут питаться, куда ходить в туалет? Парк, получается, тянет за собой изменения вокруг. Но готов ли город к этому? Скажем, до сих пор жители маленького города, где все друг друга знают, жили, не заморачиваясь,  по привычному сценарию, и готовы ли они его менять - большой вопрос.

Развитие территории предполагает и благоустройство парков. Но по факту получилось, что большую красивую люстру повесили в пустом помещении, не  имеющем коммуникаций.
Если не ориентироваться на туристов, то горожанам нужен был просто уютный прогулочный парк со скамеечками, навесами, освещением, клумбами. 

- И аттракционами? Они ведь в Богдановиче были и в старом парке.

- Аттракционы – это боль малых городов. В них сохранились аттракционы советского времени. В Богдановиче, например, стояло ржавое колесо обозрения, не действовавшее с 2016 года. В рамках проекта реконструкции парка были изысканы дополнительные средства на капитальный ремонт этого аттракциона. В итоге он был отремонтрован и с открытием парка вновь будет радовать гостей. Но в момент моего прихода в данный проект этот аттракцион был демонтирован недобросовестным подрядчиком, который взял большую часть денег за его ремонт, смог его только разобрать, а вот собрать уже не смог. Теперь мы с ним судимся, собственно, как и с бывшим директором, которая оплатила невыполненные работы. 

Так вот, ситуация с аттракционами в старых советских парках в малых городах сложная по ряду причин: первое - это дорогое обслуживание и содержание. Вообще, парки аттракционов рентабельно рассматривать в городах с населением от 500 000 человек. А весь городской округ Богдановича, например, это 46 000 жителей. Второе - нет в свободном доступе добросовестных подрядчиков, технических специалистов. Чтобы отремонтировать колесо в Богдановиче, было привлечено пять узкопрофильных организаций. Поиск этих организаций, надо вам сказать, был тем ещё квестом. И третье – как правило, все аттракционы, установленные в парках, являются наследием советского Ейского завода, которого больше просто нет. А вместе с ним нет производства запчастей и элементов под замену.

В малых городах эффективнее использовать мобильные сезонные аттракционы. Поставили весной батуты, поставили автодром, а осенью убрали их на склад. 

К слову, в Асбесте стояло такое же старое колесо обозрения. Когда администрация решила его убрать, горожане вышли колесо «обнимать». Нам звонят из Асбеста: «Что делать?» Что-что, по старой схеме, начинать с технического освидетельствования, а там видно будет. Судя по всему, Асбесту также предстоит его ремонтировать. Конечно, хорошо, когда жителей города что-то объединяет, но не всегда экономика  малых городов способна поддержать мечты о «красивой картинке». Помимо технической экспертизы, необходимо изыскать средства на капительный ремонт, а это далеко не маленькая, шестизначная, сумма.

- Благоустройство парков нередко связано с заменой деревьев, что вызывает возмущение горожан. В Богдановиче, знаю, тоже люди жалели тополя.

- Мне больше жалко живые сосны на Шарташе, которые пострадали при первом этапе благоустройства. А тополя в парке Богдановича были старые, сухие и опасные. Хотя людей я понимаю, у каждого из них с этими деревьями была связана своя история, свои ощущения. Но мы высадили 800 деревьев, можно сказать, что мы высадили новую историю. Лет через десять они дадут красоту и тенистость. Летом почти каждый день нам звонили пожилые люди из соседних домов: «Вы не так поливаете!», «Вы не так шланг держите!», «Зачем вы там веточку нагнули?!» и так далее. Это хороший знак – люди «приучаются» к новым деревьям. Другое дело, что я всем говорю: «Спасибо. Приходите, помогайте», но пока никто не пришёл. И это понятно, к новой территории, на которой всем рады, на которой всех ждут, ещё надо привыкнуть. Почти везде в малых городах так – не привита пока культура ответственности за то место, где ты живёшь. До сих пор актуален принцип «общественное, значит, ничье». И это самое сложное – донести до местных жителей, что город – это их дом и что они должны следить за ним сами. Простой пример: у этих же бабушек, которые нам звонят, под окнами палисадники, заросшие лопухами в рост человека. Ну попроси ты мужиков, которые во дворе в домино режутся, их выкорчевать и посади там цветочки.

Уральский Марс       

- Вы говорили о трафике, о туристах. Что их может заинтересовать в Богдановиче, в других городах, не имеющих очевидной туристической привлекательности?

-  Слушайте, накопать что-то интересное можно в любом месте! Возьмём Богданович. Что там интересного? Во-первых, залежи глины – так называемый уральский Марс. Это и без того «намоленное» место, просто оно никак не встроено в туристическую инфраструктуру. Во-вторых, уникальное озеро Куртугуз – гидрологический памятник природы, вокруг которого расположены живописные места, в том числе холмы с захоронениями IV–III веков до нашей эры. И, самое главное, там можно встретить уникальные растения, которые с тех пор не видоизменились. Почему бы там не сделать Музей уральской археологии? Тем более что место для этого имеется... А ещё в Богдановичском районе есть старинные деревни, к примеру, деревня Кулики, основанная в 1507 году. На этом можно такую историю поднять! А в деревне Паршино разводят уникальную рыбу. Почему об этом никто не знает? Там, кстати, два раза в год проводят чемпионаты по рыбной ловле, причём всю пойманную рыбу потом отпускают – это вообще отдельная тема, которая мне (смеётся. - Ред.), признаться, непонятна. Кроме того, в угодьях Богдановича очень много дикой живности. Скажем, косулю там встретить проще простого. Почему бы не сделать маршруты туда, не проводить в этих угодьях экскурсии?

Я взяла Богданович для примера. На самом деле, интересная, уникальная  туристическая история есть у всех без исключения территорий. Но для того чтобы турист туда поехал, там должны быть инфраструктура и безопасность. Пока, увы, малые города этим похвастаться не могут. Сколько времени требуется на перевоспитание и переформатирование? Сейчас в регионах вроде бы занялись развитием внутреннего туризма, посмотрим, что из этого получится.         

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах