Примерное время чтения: 9 минут
2349

Персидские мотивы. Как центр секс-туризма Иран стал ядерной державой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. «АиФ-Урал» 11/05/2022
Супругу иранского шаха Фарах в 1965 году многие уральцы сравнили с Жаклин Кеннеди.
Супругу иранского шаха Фарах в 1965 году многие уральцы сравнили с Жаклин Кеннеди. / Владислав Ветлугин / «АиФ-Урал»

При слове Персия, как когда-то весь мир называл Иран, у большинства россиян в голове возникает экзотический коктейль: ислам, Омар Хайям, гибель Грибоедова, алмаз «Шах», ковры, «Персидские мотивы» Есенина, фильм «Тегеран-43», война с Ираком, ядерная программа, санкции. Первый официальный контакт Свердловской области с Ираном состоялся в 1965 году, когда шах Мохаммед Реза Пехлеви со своей женой посетил завод Уралмаш. На уральцев тогда большое впечатление произвёл не столько восточный самодержец, сколько его супруга Фарах, которую сравнили с Жаклин Кеннеди...

Об особенностях этой страны рассказал председатель Ассоциации национально-культурных объединений Свердловской области, специалист по Ирану Фарух Мирзоев.

 

Досье
Фарух Мирзоев родился в 1973 году в Таджикистане. Окончил Таджикский государственный университет (факультет истории). Руководитель общества таджикской культуры «Сомон». Председатель Ассоциации национально-культурных объединений Свердловской области. Специалист по Ирану и Афганистану. Около тридцати лет живёт и работает в Екатеринбурге.

Спасибо санкциям?

Алексей Смирнов, «АиФ-Урал»: В марте делегация Ирана посетила Екатеринбург и договорилась об ответном визите. Что это за страна?

Фарух Мирзоев: Иран – древнейшая и таинственная цивилизация, которая подарила миру много учёных, философов, поэтов. В разные эпохи страна была и политическим противником, и стратегическим партнёром России. До 1979 года Иран держал курс на сближение с США, торговал нефтью, всё остальное привозилось из-за границы. Но потом грянула Исламская революция, началась кровавая война с Ираком, которая привела к огромным человеческим жертвам и потерям в экономике. Однако окружённый со всех сторон врагами, в условиях жесточайших санкций со стороны Запада, Иран выстоял. Сегодня в их экономике есть всё – от производства швейных иголок до строительства АЭС. Многие эксперты уверены, что у них уже есть ядерное оружие. И есть носители (ракеты «Шахаб»), которые могут поражать потенциальных противников.

– Что лично вас связывает с Ираном?

– Сам я родом из Таджикистана, около тридцати лет живу на Урале, но в Иране у меня много родственников. Таджики и персы говорят на одном языке – на фарси, мы понимаем друг друга. Кроме того, я занимался там бизнесом, был во всех крупных городах, объездил весь Иран вдоль и поперёк, хорошо знаю быт и проблемы иранцев. С моей точки зрения, сегодня Россия находится примерно в такой же ситуации, в какой Иран был четыре десятилетия назад.

– Нам есть чему поучиться?

– Несомненно. За время санкций тамошний бизнес отработал массу хитроумных схем их обхода, замысловатые цепочки взаиморасчётов. (Напомню, что от SWIFT их отключили ещё десять лет назад.) Работая с иранцами, я заметил, что у них значительная часть оборудования, бытовой техники, гаджетов, автомобилей – американского или европейского происхождения. Сложилось стойкое впечатление, что США, наложив на Иран санкции, сами их особо не придерживались. Им нужна была нефть, и они её всеми правдами и неправдами, через третьи страны, но получали. А иранцы, хоть и втридорога, получали станки и технологии. Находясь в условиях почти полной изоляции, они дали возможность развиваться своему малому и среднему бизнесу и в результате обеспечили себя всем необходимым. Сегодня они поставляют товары в арабские страны, взаимодействуют с Китаем, Кореей, Японией. Хотя основой экспорта у них были и остаются углеводороды. Наши предприниматели долгое время смотрели на Иран свысока, как на второстепенного партнёра, всё внимание было нацелено в сторону Запада. Активному сотрудничеству мешали санкции, проблемы с платежами. Но, полагаю, ситуация очень скоро изменится.

– В обозримом будущем в Екатеринбурге может быть создано дипломатическое представительство Ирана. Что их интересует в Свердловской области?

– Урал для иранцев – транспортный и логистический узел для связи с центром и востоком страны. У нас их интересует металл, в том числе арматура, а также древесина, полезные ископаемые, горнодобывающее оборудование, удобрения. Но прежде всего мы для них – огромный рынок сбыта. Екатеринбург – столица УрФО, на территории которого живёт 12 млн потенциальных потребителей. Проблема в том, что в Иране переизбыток производства. Они имеют возможность круглогодично производить самую разнообразную сельхозпродукцию. Фрукты и овощи, арбузы и дыни, курага, изюм, финики, самые лучшие в мире фисташки, оливковое масло, приправы и специи, томатная паста, соленья, сладости... В магазинах Свердловской области всё это уже есть, но поставки можно увеличить в разы. Впрочем, продукты – это только вершина айсберга.

Сегодня Россия находится примерно в такой же ситуации, в какой Иран был четыре десятилетия назад.
Если коротко, то они делают всё. Разнообразная мануфактура, одежда и обувь, сумки, изделия из кожи, резины и пластика, бытовая техника, ковры, косметика, украшения... Они собирают японские и корейские машины, производят свои марки авто (например, Samand). У России с Ираном нет сухопутной границы, но есть водная – через Каспий. Если мы создаём логистическую цепочку, товарообороты возрастают в разы. И это уже не только Иран с его 80 млн населения, это грузы из Индии, Пакистана, Индонезии…

Торг уместен

– В бизнесе персы сложные люди?

– Иранцы очень непростые переговорщики, они любят личные встречи, живое общение, оперируют аллегориями, такова особенность их менталитета. С европейцами проще: обсудили, подписали контракт, начали работать. С иранцами можно говорить несколько дней и ни до чего не договориться. Есть опасность встретить человека, который наобещает много, но не сделает ничего. Конечно, там, где большие обороты или участие государства, никто обманывать не станет. Но если вы только начинаете вести с ними бизнес, необходимо обговаривать всё и отслеживать выполнение каждого пункта договора. Они могут по три раза в день менять условия по цене и по качеству. Деньги наперёд давать нельзя, лучше держать средства на аккредитиве, чтобы у вас был какой-то залог и гарантии. Иранский бизнес очень напоминает уличный базар, поэтому обязательно торгуйтесь. Перед тем, как начать переговоры, проведите разведку, узнайте цены у производителей и у конкурентов. Вполне возможно, что вы купите товар в несколько раз дешевле, чем вам предлагали изначально.

– Насколько Иран привлекателен в плане туризма?

– Иран – очень интересная, но долгое время почти закрытая для туристов страна. Там нет таких свобод, какие есть, допустим, в Турции, но это компенсируется высоким уровнем безопасности и гостеприимством жителей, не слишком избалованных вниманием иностранцев. В Иране много мест, связанных с историей мировой цивилизации, древние города (Шираз, Исфахан, Мешхед), религиозные святыни, мавзолеи, красивейшие горные курорты, острова в Персидском заливе. Столица Тегеран – огромный мегаполис с агломерацией около 25 млн человек. Там высокая, но контролируемая инфляция. Цены намного ниже, чем в России, идеальные (даже в провинции) дороги, дешёвый бензин. Очень разнообразна персидская кухня: сто видов шашлыка, пятьдесят видов плова, много вкусных салатов, кисломолочные и морепродукты, супы. Исламское законодательство позволяет иностранцам обходить многие религиозные запреты.

Иранские женщины превратили хиджаб  в модный аксессуар.
Иранские женщины превратили хиджаб в модный аксессуар. Фото: fishki.net

Например, у армян в Тегеране целые анклавы – огромные огороженные территории, примерно как «Гринвич» в Екатеринбурге, только в два-три раза больше. Там свои парки, кинотеатры, рестораны и даже церкви. Да не покажется странным, но до 1979 года Иран был центром мирового секс-туризма! Уровень сервиса превышал все фантазии. Турист заселялся в гостиницу и ощущал себя в раю: гурии, спиртное, наркотики... Всё что хотите за ваши деньги! (Кстати, именно это стало одной из причин Исламской революции.) Сегодня такого, конечно, нет, но, например, самые лучшие элитные клубы в Эмиратах – иранские.

– Ислам – важная часть жизни иранцев?

– Полагаю, что главная. Иранцы исповедуют ислам шиитского толка, в каком-то смысле Коран – их конституция. С одной стороны, это целый ряд ограничений, с другой – важный сдерживающий фактор. При этом многие запреты (как и западные санкции) при желании легко обойти. Например, алкоголь в Иране официально вне закона, его не продают в магазинах, не подают в ресторанах, но практически в каждой семье есть вино, виски или водка «для своих». То же самое с интернетом, который жёстко контролируется государством и спецслужбами. Он дорогой (по местным меркам) и работает достаточно медленно, но все официально заблокированные соцсети доступны через VPN и прочие подобные сервисы. В последние годы в Иране очень популярен Telegram. В целом в стране достаточно сильны оппозиционные настроения (особенно в городах, провинция более консервативна). По моим наблюдениям, примерно 20–25% населения – западники.

Причём в течение многих лет их число остаётся примерно одинаковым. Во время выборов там высокая конкурентная борьба, оппозиционер вполне может стать президентом. Но верховная власть принадлежит духовному лидеру – аятолле, ему же подчиняются войска и силовые структуры. Но как бы иранцы ни относились к своему руководству, патриотизм у них в крови. Например, многие иранские бизнесмены, представители среднего класса знают английский, но крайне трепетно относятся к родному языку. На фарси в Иране переводится всё: от вывесок магазинов и госучреждений до приложений на компьютере и в телефоне. Иранцам важно показать всему миру: мы круче, культурнее, древнее англичан и американцев!

– Не могу не спросить об угнетённых и бесправных женщинах Востока…

– С моей точки зрения, у женщин в Иране гораздо больше прав, чем у мужчин. Или чем у женщин в других мусульманских странах Ближнего Востока. Они лучше защищены в экономическом и социальном плане, очень образованны, хорошо разбираются в моде, имеют возможность работать и зарабатывать. Религия запрещает им появляться на улицах и в публичных местах в коротких юбках и платьях, с непокрытой головой. Но это не паранджа и не чадра, иранские женщины носят хиджаб, по сути – платок. В крупных городах прекрасный пол намного раскованнее, чем в провинции. Юноши и девушки встречаются друг с другом до брака, общаются, планируют семью. Многожёнство разрешено, но не приветствуется. Во всяком случае, я ни разу не встречал в Иране ни одного многожёнца.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах