2610

Сильный духом. Уральский фермер доказал - увечье не повод для безделья

Когда фермера Александра Булдакова прямо с поля привезли в больницу, он шутил с врачами, пел песни. Даже покурить перед операцией успел. А вернувшись спустя несколько месяцев в дом, заплакал. В огромном хозяйстве работы непочатый край, а он без ног… Но Александр Александрович сумел справится с отчаяньем и доказать – увечье не повод для безделья.

Некогда пировать – работы много

Той осенью 2005-го Александр Александрович трудился на уборке картошки. Почувствовал - механизм засорился, вышел посмотреть, наклонился…

– Всю жизнь на тракторе – видимо, привык, бдительность потерял – не выключил мотор, – рассказывает Булдаков. – В карданный вал пиджак закрутило, затянуло, и… В Камышловской больнице прооперировали, обе ноги отрезали. Не спасти уже было. Я перед ампутацией ещё с врачами шутил, песни пел, покурил.

Трактор, который лишил ног Александра Булдакова, до сих пор служит хозяину. Фото: Из личного архива редакции «АиФ-Урал»

На том тракторе Александр Александрович и сегодня работает. Говорит, надежная техника: в свое время сделана была на совесть. За 45 лет службы ни разу хозяина не подводила. Несчастный случай Булдаков в расчет не берет: «Трактор не виноват, что так получилось».

Сегодня Александр Александрович о трагедии говорит с легкостью. А его супруга Ольга Александровна вспоминает, что, приехав после больницы домой, он заплакал.

– Помню, мужики дрова у нас кололи, Александр от окна к окну на коляске ездил, с тоской глядел, – говорит Ольга Александровна. – Тяжёлый год был, слов нет. Он в больнице, а поле надо засевать, скотина… ничего, образовалось всё, в конце концов.

Тяжёлое увечье – прямой путь к алкоголю. Слабые духом по нему и идут. Булдаков признаётся: «Был риск. Я тоже «копытца обмыл», но вовремя сказал себе – хватит. С тех пор этой гадости в рот не беру и пьяных не переношу. Да и некогда мне пировать – работы много».

Работы много – не то слово. В хозяйстве Булдакова корова, два бычка, пять поросят, 20 овец, куры, индюшки, которых он «даже не считал, полсотни точно есть». Огород – 50 соток и еще 14 га земли, которую в этом году он кормами засеял. Вести такое хозяйство было бы нелегко и молодому здоровому человеку, инвалиду – тем более. Но главный принцип Булдакова – не лениться. Встает в шесть утра и за работу. Домой приходит около полуночи, иногда нет времени даже перекусить в обед.

– Я же потомственный крестьянин, в этой деревне родился, каждое деревце в саду моими руками посажено. Даже представить себя не могу без скотины, без земли, без своих семнадцати яблонь, – говорит Александр Александрович.

Ольга Александровна – верная помощница мужа в хозяйственных делах. Фото: Из личного архива редакции «АиФ-Урал» / Рада Боженко

Наверное, инвалиду в городе было бы легче, но Булдаков уверен, что его судьба – сельское хозяйство. Да и с навалившимися после ампутации проблемами он справился. Научился передвигаться без помощи протезов, на инвалидную коляску садится только дома, чтобы дать спине отдых, трактор и легковой автомобиль сам перестроил на ручное управление.

– В крестьянском хозяйстве главное – руки. А они у меня целы. И, как говорится, откуда надо растут – говорит Булдаков.

Он и правда на все руки мастер. Кроме крестьянского хозяйства, занимается ремонтом техники. Её мастеру везут со всего Камышловского района: сенокосилки, мотоциклы, машины, тракторы. Успевает и соседям огороды пахать.

– Мне же люди тоже помогают. Сейчас, например, три деревенских мужика мне свинарник перестраивают. Делом заняты, значит времени нет выпивать. Люди пьют от безделья, – говорит Булдаков.

Раньше он с помощниками деньгами расплачивался, но получался, как говорит Булдаков, круговорот финансов. Он им за работу платит, они ему потом этими же деньгами – за вспашку.

– Теперь у нас в деревне бартер процветает, – смеется Александр Александрович.

Деревня жива, пока живо хозяйство

В деревне Булдаково Камышловского района много заброшенных домов. Избы осиротели, земли оккупировал бурьян. Еще четверть века назад деревня насчитывала около ста крепких дворов, сегодня обжиты не больше половины.

– Так вы все в город уехали, – беззлобно ворчит Александр Александрович. – Люди ищут, где лучше. «Зарплатной» работы на всех не хватает, несмотря на то, что рядом совхоз ещё держится. Сейчас же всё механизировано, техника людей выдавливает.

Сам Булдаков из родной деревни в 70-х годах тоже в город подался. Работал на кожзаводе, но вернулся в Булдаково ещё до кончины предприятия. Говорит, в Камышлов исключительно за женой ездил. Нашёл - и снова к земле. Ему при хозяйстве лучше.

20 овец – лишь часть хозяйства Булдакова. Фото: Из личного архива редакции «АиФ-Урал»

В 90-х годах земли раздавали направо и налево. Булдаков взял 14 гектар. Зарегистрировал фермерское хозяйство. Поначалу возлагал надежды на кроликов, которых у него было больше тысячи.. Но они «подвели», подхватили какой-то вирус и начали умирать. Больше со столь нежными созданиями фермер связываться не стал, переключился на птицу, свиней. Занимался посевами.

КСТАТИ
По данным Свердловскстата, с 2009 по 2013 годы количество фермерских хозяйств и индивидуальных предпринимателей, занимающихся производством продукции животноводства на Среднем Урале, уменьшилось на 14,7%. В настоящее время в области осталось 441 такое хозяйство. В производстве скота и птицы на убой в регионе доля фермеров и индивидуальных предпринимателей равна 1,4%.
– Отчётностью и налогами задушили, – говорит Булдаков. – Отказался от фермерства, хозяйство сократил и теперь именуюсь «подсобным крестьянским хозяйством». Да и на какие деньги было развиваться, хозяйство ведь не сразу «отдаёт», в него вкладываться надо. Однажды хотел в банке кредит взять – залог попросили. У меня тогда что было? Жена, тёща и трое детей. Предложил – не взяли. А если серьёзно, я такой человек: мне один раз не дают – я второй уже не прошу.

Проблем и в подсобном хозяйстве хватает. Одна из них – корма. Совхоз частникам сено по остаточному принципу заготавливает – после того, как себе запасёт. А время уходит, дожди начинаются. В деревню сено уже не того качества приходит. Со сбытом продукции тоже все не просто.

– Молоко вот у меня уже не берут, горожане к покупному привыкли, – рассказывает Булдаков. – Свинину тоже приходится сначала в Курган везти, там мне сало коптят и колбасу делают – их хорошо продаю. Хоть индюшатину «крутые» из Екатеринбурга влёт разбирают.

Большого дохода Булдаковы не имеют. Почти все средства, полученные от реализации продукции, вновь вкладываются в хозяйство. «Свободные» деньги – только те, что на ремонте техники заработаны, и зарплата Ольги Александровны – она в Камышлове в поликлинике трудится.

– Зато мы на всем своем живем, в магазине только хлеб покупаем, – говорит Александр Александрович. – И, вообще, пока в деревне есть хотя бы одно крепкое хозяйство, она жива. Пока силы есть, я ей умереть не дам.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах