aif.ru counter
30.09.2019 21:28
88

«Разбушевались»… В Екатеринбурге стартовал рекордно длинный кинофестиваль

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. «АиФ-Урал» 25/09/2019
предоставлено пресс-службой Открытого фестиваля документального кино «Россия»

С 1-го по 6 октября в Екатеринбурге пройдёт XXX Открытый фестиваль документального кино «Россия». О нём и не только мы беседуем с директором главного национального форума кинодокументалистов страны Георгием Негашевым.

Судьба человека

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Георгий Александрович, в этом году в адрес дирекции фестиваля поступило 476 фильмов. Это рекорд?

Георгий Негашев: Это на 72 фильма больше, чем в прошлом году, но за тридцать лет работы фестиваля бывало и больше. Я так скажу, не рекорд, но много.

– При этом в конкурсную программу попали 45 работ – серьёзный отбор. Каковы его критерии?

– Критерий неизменен – это художественный, профессиональный уровень фильма. Никаких других критериев нет.

Безусловно, отборочной комиссией проделана невероятная работа, ведь общий хронометраж всех представленных фильмов – 18 288 минут, это почти две недели непрерывного просмотра. Порой выбор давался непросто, но, скрывать не буду, попадались и фильмы, которые не соответствовали вообще никаким критериям. Понимаете, сейчас все стали кинематографистами. Пошёл в магазин, купил камеру (или вообще воспользовался телефоном), что-то там снял, на компьютере дома обработал и всё – кинематографист, присылает работу на фестиваль. Естественно, такие фильмы не проходят в конкурсную, как, впрочем, и ни в какую другую программу. Тут речь может идти об организации отдельного конкурса самодеятельного творчества, но это не наша история, для этого нужен другой фестиваль.

– Какие фильмы на экраны «России» однозначно не попадут никогда? Я сейчас имею в виду содержание.

– Разжигающие национальную вражду, оскорбляющие достоинство человека, оскорбляющие нашу Родину. Такие фильмы не часто, но бывают, и они сразу отвергаются.

– В этом году, как отмечают в оргкомитете, много фильмов о человеке, о его больших и не очень (но значимых) делах. Как вы думаете, с чем это связано?

– По большому счёту, объектом искусства является прежде всего человек. События, обстоятельства его жизни, судьба человека. А в этом году, да, практически все фильмы о человеке, все фильмы поднимают очень разные проблемы, но замкнутые на человеке.

– Какие особенно зацепили?

– Это я вам никогда не скажу, поскольку по должности не имею права заострять внимание на том или ином фильме.

45 фильмов покажут в рамках конкурсной программы.
45 фильмов покажут в рамках конкурсной программы. Фото: предоставлено пресс-службой Открытого фестиваля документального кино «Россия»

 

– А показ на открытии фестиваля фильма из конкурсной программы – разве не то самое заострение внимания?

– Нет, такой цели мы не ставим. На открытии фестиваля показываются фильмы, которые, по нашему мнению, будут интересны наиболее широкому зрителю. На эту церемонию приходит очень разная публика, и надо подобрать такой фильм, который вызовет интерес у всех. Почему в этом году мы взяли на открытие документальную комедию Алексея Федорченко «Кино эпохи перемен» о том, как снималось кино в конце 90-х годов прошлого века? Потому что эта история касается всех жителей Екатеринбурга – про Свердловскую киностудию знают все, и горожане достаточно ревностно, заинтересованно относятся к её судьбе. Мы рассчитываем, что фильм вызовет интерес, но это не значит, что он должен получить главный приз. Тем более что уже второй год подряд у нас есть особенность присуждения главного приза, ведь в рамках фестиваля проводится два конкурса: документального кино и телевизионного документального кино. Два жюри, каждое выдвигает своего претендента, и между собой члены жюри решают, какой фильм достоин главного приза. К тому же конкурсную программу мы показываем не только в Екатеринбурге: Нижний Тагил, например, принимает участие в голосовании за приз зрительских симпатий.

Фильм – это поступок

– Чем документальное широкоформатное кино отличается от телевизионного?

– Вы знаете, сам-то я родом из телевизионного документального кино. Так вот, когда я в нём работал, оно ничем не отличалось: снималось на такой же плёнке, в тех же метражах… А сегодня телевидение (не знаю, откуда это взялось!) внедрило у себя какие-то форматы, какие-то стандарты, которые наносят телевизионному документальному кино заметный ущерб. Я все их даже не знаю и не интересуюсь. Уверен, если вы считаете себя видом искусства, никаких форматов не может быть. И у классического документального кино нет никаких форматов, каждый режиссёр сам создаёт форму своего фильма, исходя из содержания, из тех задач, которые он перед собой ставит.

Собственно, конкурс телевизионных фильмов в рамках фестиваля возник как раз на почве этих размышлений. Мы хотим усилить влияние классического документального кино на телевизионное. А может быть, и нам есть что почерпнуть в телевизионном… Словом, надеемся, что произойдёт взаимообогащение.

– Что, на ваш взгляд, зритель ждёт от документального кино?

– Это очень индивидуально. Кто-то, возможно, ищет ответы на вопросы, которые ставит перед ним его собственная жизнь, кто-то хочет получить эстетическое удовольствие, кто-то смотрит документальное кино в познавательных целях. Так или иначе, но опыт проведения нашего фестиваля показывает, что интерес к документальному кино неизменно высок. Мы же, в свою очередь, обеспечиваем доступ к нему зрителя, потому что где ещё сегодня можно его посмотреть? Только в Интернете.

Если же говорить о режиссёрах-документалистах, то каждый их фильм – это поступок. Мы снимаем кино о том, что сильно затрагивает наши жизненные интересы, нашу потребность высказаться. Снимая фильм, я хочу хоть немного изменить этот мир, как-то переделать обстоятельства нашей жизни, что-то изменить в сознании зрителя. Каждый фильм – это активная жизненная позиция.

– Какова дальнейшая судьба фильмов, показанных на фестивале?

– Это больной вопрос… Увы, не могу ответить вам в позитивном ключе. Самое большее, в чём можно быть уверенным, это то, что фильм найдёт свой следующий фестиваль. А это значит, его ещё кто-то увидит. Это определённо. А то, что его сразу начнут показывать на телевидении, в кинотеатрах… Нет, этого не будет.

Дело в том, что документальный экран не приносит денег, не вытягивает на себя рекламу, за счёт которой живёт телевидение. Есть единичные примеры каналов, сидящих на бюджете, но ведь у них эфирное время ограничено, они при всём желании не могут объять необъятное.

– В кинотеатрах документальные фильмы не демонстрируют по той же причине?

– Между прочим, раньше документальные фильмы демонстрировали на большом экране, даже специальные кинотеатры существовали: в Москве это был кинотеатр «Стрела» на Садовом кольце, у нас в городе – кинотеатр «Урал». Я всегда знал, что приду туда и за 10 копеек попаду на сеанс документального кино – это мог быть полнометражный фильм или киносборник. Хорошо помню, что фильм Романа Кармена «Великая Отечественная» шёл в «Октябре» (нынешний «Колизей»), а это был кинотеатр художественного фильма. И зал был забит до отказа.

А сегодня, да, это вопрос денег. Представьте себе, художественный фильм продолжительностью около двух часов, мы к нему прилепляем «довесочек» минут на 10–20. Один сеанс, второй, третий… И таким образом мы у прокатчика целый сеанс украли.

– А если показывать документальный фильм отдельным сеансом?

– Мы отучили широкого зрителя смотреть документальное кино. На нашем же фестивале зритель свой, искушённый. Многие города пытались проводить фестивали документального кино, а зрителя не было. Вот, например, я в своё время был на фестивале в Севастополе. Прихожу в зрительный зал, чтобы представить свой фильм, а представлять некому – в зале я и члены жюри.

Повторюсь, зритель сегодня не приучен смотреть документальное кино, он не вкусил удовольствие видеть на экране достоверное отражение жизни. Это удовольствие надо распробовать… Как ребёнок, которому впервые даешь конфету: он сначала смотрит недоверчиво, а когда попробует – за уши не оттянешь.

Особый взгляд

– Помимо конкурсной, на фестивале ведь есть ещё и информационная программа…

– И вот тут в этом году мы вышли на рекордный уровень. В том числе по количеству площадок – их будет 18, такого не было никогда. Вообще-то, мы планировали 10, но как-то разбушевались и сами не заметили, как получилось много больше. Но, самое главное, их есть чем обеспечить, поскольку много интересных внеконкурсных программ. Их география будет обширна: Турция, Иран, Китай, Индия, Бразилия, Норвегия. Фильмы некоторых из этих стран мы на фестивале не показывали ни разу, а ведь интересно посмотреть, как люди живут. Ведь даже когда мы смотрим художественные фильмы, нас интересует фактура жизни. Также мы покажем ретроспективу двух, к сожалению, ушедших от нас маститых режиссёров – Юрия Шиллера и Владимира Ротенберга.

Кроме того, в рамках информационной программы Общероссийская общественная организация Федерация космонавтики России покажет фильм «Спутник. Ступень во Вселенную», который представит наш земляк, космонавт-испытатель Сергей Прокопьев.

– Обратила внимание, что каждый год в жюри фестиваля есть люди, не имеющие отношение к документалистике. Кузнец Александр Лысяков был, Николай Коляда…

– Они же художники! Да и вообще, кино снимается не для профессионалов – для зрителей, поэтому их представители имеют полное право быть в жюри. Кроме них, там достаточно профессионалов, которые разберут фильмы по косточкам. А у зрителей свой взгляд, в данном случае – взгляд художников. Кстати, в этом году в составе жюри будет Сергей Прокопьев. В чём его преимущество перед нами? Он в этой жизни побольше нас всех знает, у него впечатлений больше. К тому же он как космонавт, как испытатель неоднократно был на грани жизни и смерти. У этого человека, нисколько в этом не сомневаюсь, богатый внутренний мир.

– В этом году все показы традиционно будут бесплатными для зрителей?

– Конечно, это наша принципиальная позиция. И нам удаётся на ней стоять благодаря поддержке государства в лице Министерства культуры РФ и Фонда президентских грантов. Как собственно, благодаря этой поддержке удаётся проводить фестиваль на столь высоком уровне.

– Георгий Александрович, не могу не спросить… Так всё-таки Оливер Стоун будет в числе гостей фестиваля?

– Мы через Союз кинематографистов РФ приглашали Оливера Стоуна, и поначалу нам казалось, что всё произойдёт, поскольку его представители живо отозвались, подтвердили получение приглашения, заверили, что рассматривают его. Но… на этом дело и закончилось. Мы не стали их долбить настойчивыми просьбами – это довольно унизительно. Не получилось и не получилось, мало ли какие обстоятельства.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество