Примерное время чтения: 8 минут
980

«Упала без чувств». Супруга свердловского бортрадиста о катастрофе Ил-76

Сюжет Катастрофа Ил-76Т авиакомпании «СПАЭРО» из Екатеринбурга

Среди них был и бортрадист Николай Тимофеев. Дома его ждала жена, две дочери и маленькая внучка, которая родилась буквально за месяц до трагедии.

Корреспондент «АиФ-Урал» пообщался с супругой погибшего летчика Евгенией Леонидовной Тимофеевой.

«Мы жили его жизнью»

Алексей Заякин: - Евгения Леонидовна, я понимаю, что тема очень болезненная, но все-таки давайте вспомним, как вы познакомились с Николаем?

Евгения Тимофеева: - Это было в 1971 году. Я училась в Свердловске в училище на швею. Как-то вечером решили с подружкой сходить в кино. На Уктусе работал ДК. Там часто собирались летчики, все-таки аэропорт поблизости. Билеты купили, а времени еще с запасом. Пошли кушать в местную столовую. Смотрим - сидят два парня. Столовая как раз закрывалась, и уборщица попросила нас подсесть к ним, чтобы потом лишний стол не мыть. Естественно, разговорились. Я сказала Николаю, что живу на улице Авиационной - посмеялись. Договорились встретиться на 1 мая в три часа дня. Прошло несколько недель. Конечно, я забыла об обещании. После демонстрации пришла домой и легла спать. Он пришел на остановку, не дождался, отправился меня искать. И нашел ведь! Стучится. Бабушка ко мне подошла: «Там тебя парень какой-то ищет». Коля пригласил на Уктусские горы, где у них был пикник на природе с летчиками. С того дня мы с ним не расставались. Влюбились друг в друга без ума. Уже 28 мая расписались. Через год родилась старшая дочь, через 11 лет второй ребенок. Так и дожили счастливо до серебряной свадьбы. Сыграли ее в 1996 году в мае, а в августе Коля погиб. И осталась я с двумя детьми, да еще у старшей дочки за полтора месяца до катастрофы ребенок родился. Она еще беременной рассталась с мужем. Сейчас, кстати, внучка выросла и уже два года работает стюардессой.

В компании у Николая была хорошая должность
В компании у Николая была хорошая должность Фото: Из личного архива

- После женитьбы вашей молодой семье наверняка было тяжело. Как выкручивались?

- Коля в 1972 году поступил сразу в пять высших учебных заведений, но когда понял, что как курсант будет получать 9 рублей, то бросил учебу. Семью надо было кормить. Я как раз была в тот момент в положении. Он как узнал, что я беременна, все бросил, приехал домой. Я иду по улице, вдруг меня догоняет побритый налысо молодой человек. Я его даже не сразу узнала. Я говорит сбежал, к тебе. Через год он поступил в летное училище в Канске под Красноярском. Выучился на стрелка-радиста. После учебы работал в Арамиле на военном аэродроме. Затем попал в Казахстан в поисковый отряд космонавтов. У нас одно время много тюбиков, которые астронавты кушали, дома было. Ну и истории рассказывал, как искали космонавтов. Понимаете, мы всю жизнь жили его жизнью, его рассказами. Это были счастливые часы. Каждое общение с ним превращалось во что-то особенное для нас.

«Сидите и молчите»

- Можете вспомнить, как он попал на работу в авиакомпанию «СПАЭРО»?

- Несколько лет он отработал бортрадистом на грузовом лайнере у Сергея Скуратова (нынешний владелец «Уральских авиалиний» - прим. авт.). Основатель компании «СПАЭРО» Валерий Спурнов, бывший штурман, открыл свою компанию и переманил у Скуратова лучших летчиков. Они сильно конкурировали, поэтому «СПАЭРО» базировались в Челябинске. Спурнов поначалу выполнял обещания, но потом условия работы и оплата становилась все хуже и хуже. Хотя должность у Коли была очень хорошая. У него в подчинении было семь человек. В этот злополучный рейс он, можно сказать, сам себя засунул – деньги были нужны.

Грузы компания доставляла по всему миру
Грузы компания доставляла по всему миру Фото: Из личного архива

- Летчики в те годы возили из-за рубежа бытовую технику, одежду, даже машины. Неужели Николай не занимался этим прибыльным по тем временам бизнесом?

- Он только для себя и семьи старался. Машину привез, для ремонта квартиры, как сейчас помню, раздвижные двери, что-то еще по мелочам. Из Югославии они прилетели 9 мая. Потом до августа никаких полетов не было. Он три месяца дома ремонтом занимался. Но деньги, конечно, кончились, нужно было работать. Хорошо, что я получала – в авиакассах работала на улице Большакова. Коля рассказывал, что Спурнов даже на керосин денег занимал, чтобы они из Югославии вернулись. В августе он радостный пришел. Сказал, что хороший рейс наклевывается. Видеокамеру с собой забрал, она в итоге сгорела вместе с ним в самолете. Вы знаете, я думаю, что они оружие перевозили. Засекречено все, конечно, было. После трагедии мы до высоких начальников в ФСБ добрались. Нам все отписками отвечали. Только однажды сказали: «Вы хотите жить, спокойно детей воспитывать? Сидите и молчите».

«Он где-то рядом»

- Были ли у вас какие-то нехорошие предчувствия перед его последним полетом?

- Летом Спурнов решил форму у летчиков зачем-то поменять. Была серая – стала черная. Коля, когда в рейс собирался 17 августа зашел в ней на кухню и говорит мне: «Ну как? Красивая?». Я посмотрела и в голове мысль, что в таких хоронят. Конечно, ему так не сказала. Ответила только, что мне форма не понравилась, похожа на железнодорожную.

- Наверное, отчетливо помните тот страшный день 19 августа 1996 года?

- Утром я, как обычно пришла на работу. Продавала билеты пассажирам. Ко мне подошла старший кассир, позвала к начальнице. Я естественно без каких-то мыслей зашла к ней в кабинет. Говорю, что работы много, зачем звали. Начальница мне: «Ты присядь, присядь. Сейчас твоих пассажиров другой передадим. Не волнуйся». А сама включила радио, где как раз о катастрофе говорят. Я сразу сознание потеряла. Очнулась в бытовке. Надо мной врачи колдуют. Вот столько лет, а живут воспоминания в памяти, как будто вчера это все было. Я иногда по квартире хожу и чувствую, что он рядом, разговариваю с ним. После смерти Коли я 40 дней была на больничном. Сердце с тех пор болит. Со мной даже психологи работали, я долгое время заикалась.

Склочные бабы

-  Финансовые трения по поводу выплат со Спурновым завершились, как я понимаю, ничем?

- Спурнов всех вдов называл склочными бабами. Нас можно было понять. Почти у каждой дети маленькие на руках. Как жить? На что существовать? Мы обращались в суды. Показывали расписки, что нашим мужьям владелец компании должен денег. Когда я показала Спурнову эту бумажку, он мне ответил: «Можешь с ней в туалет сходить». Он летчикам копейки платил, суточные. Основные деньги не выплачивал. Собирался купить самолет Ан-320. Выбить хороший контракт и перевести всех летчиков на несколько лет в Европу. То ли в Чехию, то ли в Словению. Заниматься грузовыми перевозками уже из Европы. Спурнов и многим живым летчикам задолжал. Подкосила катастрофа его компанию, летную лицензию забрали. Все говорил, что когда встанет на ноги со всеми рассчитается.  Я его лет через десять встретила в автосервисе на Вишневой. Он меня не узнал. Когда ему напомнила, кто я, улыбка с его лица сразу спала. Я сказала, что мне не интересно с ним общаться и отошла в сторону.

Валерий Спурнов (в центре) так и не выплатил вдовам обещанных денег
Валерий Спурнов (в центре) так и не выплатил вдовам обещанных денег Фото: Из личного архива

- Неужели летчики не были застрахованы?

- Они возили грузы, работали с ООН. Спурнов был обязан застраховать их в военно-страховой компании. Оказалось, что на минимальную сумму. Вдовам выплатили по 60 миллионов. На нынешние деньги это 60 тысяч рублей примерно.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах