Примерное время чтения: 8 минут
4175

Что разрушает современный брак? Счастливые семьи поделились секретами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. «АиФ-Урал» 30/06/2020

Накануне Дня семьи, любви и верности, который отмечается 8 июля, мы решили узнать у молодых семей и пар, проживших в браке несколько десятков лет, в чём залог семейного счастья. И о какие рифы оно может разбиться.

Грустная статистика: в 2019 году в регионе было заключено 29 469 браков, при этом было зарегистрировано свыше 20 тысяч разводов.

Тенденция к тревожному соотношению, похоже, сохраняется и в этом году – по информации Управления ЗАГС Свердловской области, с января по май было заключено 7 285 браков и зарегистрировано 5 902 акта о расторжении брака. Специалисты отмечают, что большинство разводов приходится на пары в возрасте 25–35 лет, причём разрыв отношений чаще всего случается в первые пять лет совместной жизни.

Расслышать друг друга

«Я дважды выходила замуж за одного и того же человека. Звучит странно, правда? Но так сложилась жизнь, что мы с мужем Вадимом развелись после трёх лет брака, а потом, пожив порознь пять лет, повзрослев и поумнев, возродили нашу семью, – рассказывает жительница Нижнего Тагила Полина Кравчук. – И вот уже десять лет живём в мире и согласии, воспитываем троих детей».

Цифра
7 285 браков заключено в области с января по май.

Полина Александровна говорит, что формальной причиной развода стало пресловутое «несходство характеров», но на самом деле бесконечные ссоры и взаимные обиды возникали из-за эгоизма, свойственного молодости.

— Помните, как в песне: «Святая наука – расслышать друг друга». Так вот, мы тогда с этой наукой не были знакомы. Каждый тянул одеяло на себя, отстаивал свою правоту, был в ней уверен, – говорит Полина Кравчук. – Потребовалось время, чтобы побороть свой эгоизм, чтобы понять – выражение «я хочу, чтобы ты…» ничего общего не имеет с любовью, которая в основе любой счастливой семьи. Пусть это покажется пафосным, но любовь – это прежде всего «я хочу для тебя».

— Взаимные упрёки в финансовой неуклюжести, вечное уныние по поводу неурядиц на работе и взаимные претензии друг к другу по поводу плохого настроения, бытовая неустроенность (жизнь в съёмной комнате) – это послевкусие брака, в котором я прожил пять лет, – рассказывает житель Екатеринбурга Олег Беседин. – Понятно, что сохранить брак нам с супругой не удалось. Да и какой смысл в сохранении таких отношений?

Сейчас, когда негативные чувства улеглись, я понимаю, что многие наши проблемы можно было решить. И во многом виню себя – как мужчина, я не должен был перекладывать ответственность во многих вопросах на жену. Ведь всё-таки не зря мужчина издавна считался главой семьи. Надеюсь, что я ещё создам семью, в которой учту все ошибки прошлого. Главное, что я усвоил: семейные лодки разбиваются не о быт, а о равнодушие друг к другу и о преувеличенно трепетное отношение к себе любимому. И да, об отсутствие чувства юмора.

Самое трудное – ждать

К счастью, Свердловская область богата не только на печальные истории расставаний, но и на истории о долгой и счастливой совместной жизни. Недаром с начала этого года в регионе 1 200 супружеских пар награждены знаком отличия «Совет да любовь» – все они непрерывно состоят в браке не менее 50 лет.

В своё время этот знак отличия был вручён и Татьяне Алексеевне и Евгению Григорьевичу Зиновьевым, чей семейный стаж сегодня насчитывает 56 лет.

— Не так уж и долго вместе прожили», – улыбается Татьяна Алексеевна. Они учились в одном институте, оба увлекались «туризмом-альпинизмом», в одном из походов и познакомились. Дружили несколько лет, но конфетно-букетным периодом это назвать нельзя, поскольку, по словам Татьяны Алексеевны, ни на букеты, ни на конфеты времени не было: «Он в одном походе, я в другом. Просто дружили-дружили, а потом решили пожениться.

— Было у меня, конечно, опасение, что ребятишки пойдут, я буду с ними заниматься, а муж – по горам, по долам ходить, – рассказывает Татьяна Алексеевна. – Так, в общем-то, и вышло. И, я вам скажу, самое трудное, что было в нашей семейной жизни, это ждать возвращения мужа из очередной экспедиции. Тогда ведь не было сотовых телефонов, вот и волновалась.

Характеры у супругов Зиновьевых разные: Евгений Григорьевич невозмутим, Татьяна Алексеевна эмоциональна. Но это никогда не мешало им находить общий язык, все семейные вопросы у них решаются сообща.

— Не вспомню ни одного серьёзного конфликта, – говорит Татьяна Алексеевна. – Поиронизировать друг над другом можем, да, но никаких обид. Мне кажется, в семье многое значат общие интересы. И не в семье тоже. Нашей сложившейся компании друзей уже 50 лет. И нам до сих пор интересно вместе. Все праздники отмечаем сообща, каждый Новый год, например, к нам Дед Мороз со Снегурочкой приходят. Песни поём, шутим. У нас даже свой гимн имеется, в котором есть такие слова: «Виски у нас давно уж поседели, сгибает пополам радикулит, шагают в гору ноги еле-еле, но голова пока ещё варит».

Значение общности интересов и любви подтверждает и пример супругов Самойловых. Иван Данилович – основатель уникального Музея деревянного зодчества в Нижней Синячихе – уже ушёл из жизни, но его супруга Анна Ивановна вспоминает:

— 62 года мы с Ваней прожили, из них больше сорока лет отдали Синячихе. Потихоньку-потихоньку работали там. А как иначе-то? Муж – поп, жена – попадья. К тому же любовь – это прежде всего жертвенность. Ваню я всей душой любила, а он меня такой заботой, такой нежностью окружил… За всю жизнь слова грубого от него не слыхала.

Жизнь продолжается!

Надежда Щипова, воспитавшая с мужем 11 детей, обладатель медали «Материнская доблесть»

– Если бы всё в жизни было просто, может, и дети такие хорошие у нас бы не выросли. На всём готовом часто дети балованные растут. А наши знают, что всё даётся трудом. Трудности, конечно, в нашей с мужем жизни были. Не бывает всё гладко, но это не значит, что руки должны опускаться. А если поддерживать друг друга, то все проблемы можно решить.

Мы рады, что всё делаем своими руками. Хотя… что такое трудности? Вот после войны они настоящие были, в стране разруха, работы сколько! А семьи – сплошь многодетные. Это потом что-то изменилось, перестали рожать. Одна надежда, что сегодня всё-таки государство молодые семьи поддерживает и детей больше станет.

Меня очень радует, когда вижу – идёт молодая мама, а с ней трое ребятишек. Приятно, что в нашем микрорайоне очень много колясок появилось, да и беременных женщин много. Значит, жизнь продолжается.

Бочка с порохом

Дмитрий Ваулин, иерей, клирик прихода во имя святого целителя Пантелеимона:

— За последние сто лет понятие о семье трансформировалось минимум три раза.

От патриархальной семьи мы попали в период российского лихолетья: Первая мировая война, репрессии, голод, Вторая мировая война, послевоенная разруха… Мужской генофонд был высечен. И, как результат, мы получаем новый тип семьи – по сути, матриархат. Женщина была вынуждена управляться с семьёй.

Помимо этого преобладание женщин создавало определённую конкуренцию, фактор супружеских измен. Порождало страх рожать детей. С другой стороны, государству было необходимо решать демографическую проблему. Возникло акцентирование: «Дети – наше всё». Это парадигма детоцентричной семьи. Отношения мамы и папы неважны, они отходят на второй план. О каком качестве брака и отношений можно говорить в таком случае?

А сегодня к созданию семьи люди подходят с неким прагматизмом. Если раньше они жили в семье как одно целое, то сегодня - в параллельных мирах, которые ничто не связывает. При необходимости можно разорвать узы и выйти за дверь, которая никогда не закрывалась. Нет сейчас и основного семейного залога – доверия.

Условия современного брака (паритетные, партнёрские отношения) напоминают мне бочку с порохом, у которой тлеет бикфордов шнур. Взорвётся она или нет – это вопрос времени. Когда нет доверия, иссякает любовь. В её глубоком смысле.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах