155

Танцующие дома: уральский художник рисует Екатеринбург более 25 лет

Алексей Рыжков / Из личного архива

О Екатеринбурге вновь написали СМИ всего региона — уральцы за девять дней предложили бизнес-сообществу 34 идеи, которые могут улучшить город к его 300-летию в 2023 году. Среди инициатив — создание анимационного фильма «История одной башни» от художника Алексея Рыжкова.

Журналист «АиФ-Урал» пришла в его мастерскую, чтобы посмотреть на картинах, как менялся Екатеринбург в течение 25 лет, поговорить с автором о новых форматах работы во время пандемии и о перспективах анимационного кино в уральской столице.

«Конкурсы меня ужасают»

Мастерская Алексея Рыжкова находится в центре города, рядом с домом художника. «Так удобно, — признаётся собеседник на первой минуте нашей встречи. — Нам на второй этаж, пойдёмте».

Дом, в который мы зашли, напоминает прошлое столетие: коричневые деревянные перила, большие невысокие окна. Но если открыть дверь на лестничной площадке слева, откроется рай для ценителей живописи. Захожу.

Художник Алексей Рыжков показывает свои работы.
Художник Алексей Рыжков показывает свои работы. Фото: Российская Газета/ Татьяна Андреева.

«Посмотри, эта полка уже почти вся заполнена картинами, — Алексей Маркович открывает дверь в комнату и обращает моё внимание на полку сверху. На ней действительно почти не осталось места — рисунки стоят плотно друг к другу. — Сейчас покажу своё рабочее пространство».

Алексей Рыжков — екатеринбургский художник, который с недавнего времени пробует себя в анимационном кино. Когда я оговариваюсь и называю его аниматором, он скромно опускает глаза, поправляя меня: «Я художник».

Тем не менее, анимационный фильм «История одной башни», который Алексей создал совместно с аниматором Григорием Малышевым и композитором Александром Пантыкиным, с успехом прошёл все этапы конкурса «Екатеринбург-300», а музыкальный клип «Танец втроём» включён в шорт-лист конкурса «Территория авангарда», удостоен специального диплома «Кинопробы-2020» и конкурса видеоклипов «Мой авангард».

Клип «Танец втроём» включён в шорт-лист конкурса «Территория авангарда» и «Кинопроба-2020».
 

«Конкурсы меня ужасают, — признаётся Алексей Рыжков. — Но я понимаю, что конкуренция — это правильная вещь. Я очень люблю анимацию как зритель, но не дружу с компьютерными программами, поэтому для всех роликов искал партнёра. К сожалению, многие люди говорили: «Найди деньги — и мы с удовольствием с тобой поработаем». Единственный за последнее время человек, который согласился сотрудничать без разговоров о финансах — Григорий Малышев. И это было очень интересно. Несмотря на совершенно разный стиль, мы сделали такое видео, которое было не похоже ни на его, ни на мою манеру изложения. Компромисс — это уступки, после которых всё равно все остаются недовольны результатом. У нас в этом смысле был не компромисс, а гармония».

Мне хочется рисовать для мультфильмов. Пусть режиссёром буду не я, а кто-то другой. Главное, чтобы это было что-то про Екатеринбург

Во время интервью замечаю, что часто употребляю слова «творчество», «вдохновение» — всё то, о чём журналисты часто спрашивают своих героев. Мимика Алексея в эти моменты заметно меняется — улыбка становится более скромной, а выражение лица — серьёзнее. Он не любит эти слова.

«Когда долго не рисуешь, возникает чувство как у курильщика: если нет сигарет, чувствуешь, что что-то не так».
«Когда долго не рисуешь, возникает чувство как у курильщика: если нет сигарет, чувствуешь, что что-то не так». Фото: Из личного архива/ Алексей Рыжков

«Что значит «творчество»? Что значит «вдохновение»? — недоуменно разводит руками мой собеседник. — Рисунки для меня — повседневная жизнь. А если для того, чтобы жить, нужно вдохновение, то… Не нужно заниматься чем-либо, если для этого обязательно нужна муза. Знаете, у меня нет потребности в «Творчестве». Просто когда долго не рисуешь, возникает чувство как у курильщика: если нет сигарет, чувствуешь, что что-то не так».

Рисованый город

Алексей Рыжков начал рисовать в три-четыре года, как, впрочем, и многие из нас. Смеётся: «Нормальные люди перестают это делать, а некоторые не могут остановиться». В школьные годы он отчётливо понимал, что кроме художественного училища его никуда не возьмут из-за плохих оценок, но всё сложилось удачно.

«Я закончил Свердловское художественное училище им. И.Д. Шадра, потом три года был вольнослушателем в институте им. Репина в Питере, закончил факультет истории искусств в УргУ. Первые работы сделал в студенческое время, на них изображён Екатеринбург. Я долго не понимал, как мне нужно рисовать и что. Техника, образы… Мне сейчас обидно: смотрю на свои старые работы, которые мне в то время не нравились, и думаю, что они не так уж и плохи, а я напрасно так убивался», — рассказывает Алексей.

Первую свою екатеринбургскую композицию я написал после 30 лет. Эта серия продолжается уже 25 лет.
Первую свою екатеринбургскую композицию я написал после 30 лет. Эта серия продолжается уже 25 лет. Фото: Из личного архива/ Алексей Рыжков.

Пока Алексей в многочисленных рисунках в своей мастерской ищет то, что хочет мне показать, я осматриваюсь: уютная комната, на каждой стене — картины. И, кстати, не только там — они повсюду. И действительно — Екатеринбург на них изображён чаще всего остального.

«Я рисую в первую очередь для себя, потому что есть такая потребность. Но обязательно смотрю, как мои работы отражаются в восприятии окружающих меня людей. И это направление — рисование города— наиболее востребовано», — говорит художник.

Уроки пандемии

Безусловно, на творческую деятельность Алексея Рыжкова, сильно повлияла пандемия коронавируса. И это не про то, что у художника не было заказов или он переставал рисовать, потеряв в этом всякий смысл — нет, наоборот. Эпидемия показала ему новые пути развития.

«Она оказалась хорошей проверкой взаимоотношений — кто на самом деле близкий человек, а кто — нет, — не задумываясь, говорит Алексей. — Многие вещи вывернулись наизнанку. А потом появились новые возможности, причём не только для общения, но и для художественных практик. Я провёл онлайн-курс по рисованию Екатеринбурга для художников-любителей в школе «Народных университетов».

Как Митя с гигантами гулял.
 

По словам художника, смена работы в студии на дистанционную — полезная практика для тех, кто никогда не проводил уроки и мастер-классы онлайн. Если раньше, до пандемии, можно было собраться коллективом в одном месте и несколько раз перерисовывать одни те же элементы картины, то для онлайн-урока нужно было поменять технику, рисовать быстро и без переделок.

«Это был прекрасный опыт. Я видел, что кто-то даже умудрился получить новые навыки в течение двух месяцев, пока мы занимались дистанционно. Это относится и ко мне. Удивительно, но такого рода рисование, под веб-камерой, точно так же, как привычное коллективное, рождает необычную энергию», — говорит Алексей Рыжков.

«Чтобы всем нравиться, ннадо быть стереотипным»

В прошлом интервью с уральским режиссёром Анастасией Соколовой я писала о том, что авторские фильмы дети и взрослые могут увидеть только на фестивале или в интернете, спустя годы после выхода фильма.

Режиссёры живут надеждой, что прокаты анимационных фильмов всё-таки будут массовыми. Алексей Рыжков тоже верит, что анимационный фильм «История одной башни» будет реализован и его увидят екатеринбуржцы и гости уральской столицы.

Книга для детей о Водонапорной башне дала много кинематографических идей, которые будут показаны в анимационном фильме.
Книга для детей о Водонапорной башне дала много кинематографических идей, которые будут показаны в анимационном фильме. Фото: «АиФ-Урал»/ из личного архива

«Люди, которые занимаются анимацией, уязвимые — они зависят друг от друга, от денег, от технологий, от государства. Если что-то пойдёт не так, я, как художник, могу забиться у себя на кухне в угол и продолжить рисовать картинки. И даже если они никому не нравятся, я смогу ошибочно думать, что я непризнанный гений и что у меня всё зашибись. С анимацией так не получится. Проблема в том, что чтобы всем нравиться, надо быть стереотипным, и даже очень талантливые люди, делая коммерческую анимацию, изначально вынуждены закладывать стереотипность в свою творческую задачу. Иначе они просто не будут востребованы. А фильмы, которые они делают так, как хотели бы делать, не пользуются большим успехом у массового зрителя».

Алексей Рыжков стереотипность не любит. Считает, что она убивает индивидуальность точно так же, как профессию художника убивает пафос

«Мне из профессии художника всегда хочется убрать пафос… Он ведь такой наносный, фальшивый. Я люблю художника Мишу Брусиловского. Он часто говорил: «Вот, накрасил тут немножко картинок». Так он говорил о своих монументальных полотнах. Эта интонация кажется мне правильной. Я избегаю таких слов только тогда, когда передо мной стоят серьёзные люди или покупатели».

На этих словах мой собеседник показывает свои картины и я понимаю, что никакой карантин не сможет погасить огонёк Алексея Рыжкова, который зажигается в его груди всякий раз, когда он берёт в руки кисть. А «Историю одной башни» мы обязательно увидим на экранах уральской столицы, как только её автор, Алексей Рыжков, найдёт финансовую поддержку бизнес-сообщества Екатеринбурга.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах