Примерное время чтения: 23 минуты
238

Живой Уралмаш. Зачем Ельцин заставлял обком КПСС ходить на субботники?

Алексей Смирнов / «АиФ-Урал»

Накануне Дня строителя в Екатеринбурге презентовали новый маршрут проекта «Живые дома Урала». С чего начинался УЗТМ? Почему Уралмаш называют лабораторией строительных технологий? Откуда в годы Великой Отечественной войны в Свердловске появились «дворяне»? Что такое «самстрой», и какую роль в мегаполисе играла жемчужина конструктивизма? Об этом «АиФ-Урал» рассказал заведующий научно-информационным отделом Музея истории Екатеринбурга Евгений Бурденков.

Время землянок и бараков

На территории современного Екатеринбурга расположены три соцгорода, или, как шутят жители, «три Маши»: Уралмаш, Эльмаш и Химмаш. От обычных рабочих посёлков они отличаются тем, что в советское время для заводчан там создавали не только жильё, но и вообще всё необходимое для полноценной жизни. Однако Уралмаш среди них уникален, потому что начиная с 30-х годов прошлого века стал настоящей лабораторией строительных технологий. Многие из них в дальнейшем использовались при возведении домов по всему Свердловску.

Первые строители Уралмашзавода обитали в землянках. Такие сооружения впервые появились в 1927 году в районе нынешней улицы Красных Партизан (дома №№ 6 и 8), хотя в то время вокруг там был сплошной лес. Землянки представляли собой двускатные шалаши с одним окном и дощатой дверью. Жили семьями – от трёх до шести человек, во дворе держали скотину. Но уже вскоре уралмашевцы возвели большой рабочий посёлок, состоящий из бараков.

В таких землянках жили первые строители УЗТМ.
В таких землянках жили первые строители УЗТМ. Фото: предоставлено музеем завода «Уралмаш»

По воспоминаниям ровесника века, летописца истории Уралмаша Виктора Анфимова (1900-1991), это были временные каркасные здания из необработанных досок. Никаких разделяющих перегородок внутри не существовало. Отапливались здания железными печками у входа. Внутри практически впритык были поставлены деревянные топчаны с наволочками, набитыми сеном или соломой, ватными подушками и байковыми одеялами. Планировалось, что такие бараки простоят один строительный сезон, но, как это водится, многие из них прослужили верой и правдой до 60-х. Хотя методы возведения и качество жилья постепенно менялись. Бараки начали штукатурить снаружи, а потом и внутри, появились лесозавод с железнодорожной веткой, баня.

Для инженерно-технических работников строились рубленые двухэтажные дома на восемь квартир. Они были более комфортабельны, чем основная масса жилья: большая кухня, прихожая, высокие потолки, тёплый туалет, русская печь, электрическое освещение. Канализации и водопровода в них ещё не было.

Некотороые рубленые дома на Уралмаше простояли почти до наших дней.
Некотороые рубленые дома на Уралмаше простояли почти до наших дней. Фото: предоставлено музеем завода «Уралмаш»

Впрочем, на страницы газет и на открытки ни эти дома, ни тем более бараки обычно не попадали. Режим секретности никто не отменял, да и выглядели они не слишком презентабельно. «Витриной» домостроения к 1933 году стали другие здания.

Кто такие «козоносы»?

«В четырёх километрах от Свердловска строится рабочий посёлок Уралмашиностроя. В ближайшие годы в этом посёлке будет 80 000 населения», - писала в те годы газета «Уральский рабочий». Обеспечить жильём такое огромное количество народу было крайне непростой задачей.

Образцы домостроения 30-х можно увидеть сегодня на ул. Ильича. Это четырёхэтажные здания на 24 квартиры. У строителей были большие проблемы с кирпичами: на Уралмаше работал завод по их изготовлению, но его мощностей катастрофически не хватало. Пытались даже использовать кирпич, оставшийся после взрыва Екатерининского собора. Но его не получалось отделить от связки, он начинал крошиться и ломаться. Тогда начали экономить: толщину стен уменьшили почти в полтора раза.

Дом на ул. Ильича, 2 - типичный образец строительства 30-х.
Дом на ул. Ильича, 2 - типичный образец строительства 30-х. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Второй проблемой была скорость строительства. Каменные дома в то время возводились два года: первый сезон летом делали фундамент и стены, второй – выполняли внутреннюю отделку. Но рабочих такие темпы не устраивали. В результате на Уралмаше впервые в Свердловске начали практиковать зимние строительные работы.

С наступлением холодов по периметру здания собирали деревянные тепляки, ставили железные печи, обеспечивая температуру внутри от +8 градусов и выше. Когда раствор схватывался, и работы были закончены, тепляк разбирали и переносили его на другой объект. Без эксцессов, конечно, не обходилось, но в целом такая технология себя оправдала.

В ноябре 1939 года Иосиф Сталин назначил директором Уралмашзавода Бориса Музрукова.
В ноябре 1939 года Иосиф Сталин назначил директором Уралмашзавода Бориса Музрукова. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Стоит также отметить, что никаких средств механизации тогда не было. На строительстве здания работало более ста человек, труд был очень тяжёлый, а производительность низкая. Например, один дом требовал порядка 60 тысяч кирпичей. Наверх поднимали их при помощи «козы». Это такая доска с поперечинами, которая навешивается на спину и плечи. На неё кладётся 10-12 кирпичей, и рабочие («козоносы») по лесам с настилом тащат всё это на себе. А ведь были ещё доски, раствор, арматура и прочие стройматериалы.

Отдельная тема – канализация. В каждой квартире был свой отдельный туалет. Специалисты обустроили по улице Ильича канализационный коллектор и установили простейшие очистные сооружения (отстойник «Эмшер»). Стоки уходили в речки Камышинку и Калиновку, и говорить о какой-либо экологичности проекта, конечно, не приходится. Для отопления домов построили отдельную котельную, а водоснабжение обеспечивала Белая башня.

Парит в воздухе!

Обычно водонапорные башни имеют толстое «туловище», потому что их функция – удерживать огромный резервуар с водой. Однако гидротехническое сооружение, построенное на Уралмаше по проекту архитектора Моисея Рейшера в 1929-1931 годах, фактически парит в воздухе! Многие строители сомневались в её устойчивости и предлагали увеличить количество опор, но Рейшер отрезал: железобетон выдержит всё! При изготовлении бака впервые была использована сварка, а сам резервуар стал на тот момент самым большим в мире. Башню выкрасили в белый цвет – отсюда и название. В дальнейшем её конструкцию неоднократно повторили в СССР и за его пределами.

Белую башню во всём мире называют жемчужиной конструктивизма.
Белую башню во всём мире называют жемчужиной конструктивизма. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Сегодня мы смотрим на Белую башню, как на жемчужину конструктивизма, привлекающую туристов из-за рубежа и других регионов России. Это действительно один из самых крутых архитектурных объектов на Урале. Однако более трёх десятилетий она выполняла чисто утилитарную функцию, снабжая водой жителей соцгорода. Насосные станции перегоняли её из озера Шувакиш до Белой башни, после чего под собственным давлением она попадала в любую часть Уралмаша, включая завод. Только к середине 60-х, когда микрорайон начал массово застраиваться хрущёвками, напора стало не хватать.

«Дворянское гнездо»

«Дворянское гнездо» - так метко окрестили уралмашевцы комплекс домов, где жили руководители УЗТМ, ценные иностранные специалисты, конструкторы и ответственные инженеры, иными словами – заводская элита. Официально же он назывался квартал №47.

Особенно примечателен 100-квартирный дом на проспекте Орджоникидзе, 3. Проектировали его ещё в 30-е, к 1941 году была готова коробка, но тут началась Великая Отечественная война. Возникла сложная ситуация: все рабочие были заняты на производстве, доделать здание не было никакой возможности. Однако директор УЗТМ Борис Музруков и Виктор Анфимов, отвечавший за ЖКХ и строительство, приняли решение, несмотря ни на что, завершить объект.

Здание на пр. Орджоникидзе, 3 иногда называют Домом Победы.
Здание на пр. Орджоникидзе, 3 иногда называют Домом Победы. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Зима 1941-1942 годов была одной из самых страшных за все годы войны. В городе Горький (Нижний Новгород) заказали стекло, но на всё здание его не хватило, часть окон пришлось забить досками. Мощностей заводской ТЭЦ для отопления дома было недостаточно, поэтому в квартирах установили временные печки, провели примитивные отделочные и малярные работы. И в конце 1942 года в дом заехали первые жильцы. Объект стал единственным МКД, сданным в эксплуатацию за время войны. Его иногда называют Дом Победы, так как окончательно все работы были завершены в 1945 году.

Жильё в квартале «Дворянское гнездо» долгое время считалось элитным. Например, во дворе 100-квартирного дома даже был построен фонтан, который с годами превратился в клумбу. Однако создатели квартала были уверены: когда-нибудь в таких условиях будут жить не только «дворяне», но и простые смертные.

Фонтан во дворе 100-квартирного дома со временем превратился в клумбу.
Фонтан во дворе 100-квартирного дома со временем превратился в клумбу. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Viva Madrid!

Гостиница «Мадрид» (ул. Машиностроителей, 4) была построена в 1933 году. Предприятию необходимо было здание для временного проживания чиновников и специалистов, которые с заказами и договорами приезжали на завод со всей страны. Гостиница должна была получиться такой же «коробочной» и конструктивистской, как дома на улице Ильича, однако в итоге стала одним из самых красивых и сложных зданий на Уралмаше. Лоджии, цветная штукатурка, парапеты по карнизу кровли, скульптурные украшения.

Гостиница «Мадрид» стала одним из самых красивых и сложных зданий на Уралмаше.
Гостиница «Мадрид» стала одним из самых красивых и сложных зданий на Уралмаше. Фото: ru.wikipedia.org

Впрочем, после сдачи объекта в эксплуатацию там организовали не гостиницу, а женское общежитие. Что касается названия, то оно связано с гражданской войной в Испании. Советское правительство поддерживало борьбу с режимом Франко. Говорят, что на здании долгое время была надпись: Viva Madrid! (Да здравствует Мадрид!) В разные годы здесь размещались эвакогоспиталь, магазин текстиля, столовая, парикмахерская, аптека, офисный центр. Сегодня памятник архитектуры заброшен и выглядит плачевно.

Сегодня памятник архитектуры заброшен и выглядит плачевно.
Сегодня памятник архитектуры заброшен и выглядит плачевно. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Фабрика-кухня

Ещё один памятник конструктивизма – уралмашевская фабрика-кухня (бульвар Культуры, 3). Согласно идее руководства УЗТМ и тенденциям того времени, все работники завода должны были питаться организованно, в одном месте. Люди должны были строить коммунизм, а не тратить время на приготовление пищи. Два корпуса здания – производственный и ресторанный – соединялись широким переходом.

Идея фабрики-кухни состояла в том, чтобы все работники завода питались организованно.
Идея фабрики-кухни состояла в том, чтобы все работники завода питались организованно. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Фабрика-кухня была сдана в 1935 году, однако вскоре была перепрофилирована в Дом инженерно-технических работников, а потом – в ДК Уралмашзавода им. Сталина. Сегодня там размещается Екатеринбургская академия современного искусства.

Быстрее и дешевле

К концу 50-х архитектурное лицо Уралмаша начало заметно меняться. Началась эпоха крупнопанельного домостроения. Первый такой дом был возведён на ул. Хмелёва, 6. Эти здания были не столь красивы, как в сталинскую эпоху, но совершили настоящий переворот в строительной индустрии. Дома возводились значительно быстрее, а обходились в полтора раза дешевле.

Крупнопанельный дом на Уралмаше.
Крупнопанельный дом на Уралмаше. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Судите сами: на площадке кирпичного дома работало около ста человек, а коробку панельного могли возвести 3-4 специалиста. Главное, чтобы был хороший кран, и завод железобетонных изделий работал без сбоев. Правда, на первых порах у строителей возникли проблемы со швами, но в конце концов крупнопанельные дома стали печься как пирожки. Человек приезжал работать на завод и поначалу получал комнату в бараке. Если он ударно трудился пять лет, заводил семью – у него появлялась возможность получить жильё получше.

МКД из крупных блоков.
МКД из крупных блоков. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Промежуточным звеном между кирпичным и крупнопанельным строительством стали дома из крупных блоков. На Уралмаше их было построено больше, чем в других районах Свердловска.

Спасибо партии родной

Дворец культуры УЗТМ (ул. Фестивальная, 13) – вершина творчества свердловских строителей на Уралмаше. О нём мало говорят, но эксперты причисляют его к настоящим произведениям искусства. Проектировали и согласовывали проект долго, ещё дольше – строили. Работы начались в 1966 году, однако их по разным причинам постоянно останавливали. Старожилы вспоминают, что на месте ДК лет пять зиял огромный котлован.

Наконец этот вопрос взял на контроль первый секретарь обкома Борис Ельцин. Как известно, будущий президент России был профессиональным строителем, хорошо проявил себя в этой сфере, возглавлял Свердловский домостроительный комбинат. Став партийным функционером, Борис Николаевич ввёл традицию регулярных субботников, и сам активно в них участвовал.

Сегодня сложно себе представить, чтобы, например, вся администрация губернатора в свой законный выходной отправилась работать на стройку. Но в 70-е в Свердловске это было в порядке вещей! А главное, что это не было показухой: чиновники, даже будучи в почтенном возрасте, выходили на проблемные строительные объекты (больницы, школы, дома культуры), закрывая при этом солидный фронт работ!

Первый секретарь Б. Ельцин и секретарь по строительству обкома КПСС Ю. Петров на субботнике.
Первый секретарь Б. Ельцин и секретарь по строительству обкома КПСС Ю. Петров на субботнике. Фото: Из архива

«Каждый месяц был субботник, на котором присутствовали все, и почти всегда был Борис Ельцин, - вспоминает бывший директор ДК УЗТМ Зиновий Милявский. – А это значит, что приезжали руководители партийных и советских структур города с большим количеством подчинённых. За один такой субботник мы успевали сделать больше, чем за целые недели. Помню, в очереди стояло по пять-шесть бетоновозов, так как простоя во время визита начальства допустить не могли…»

В ноябре 1981 года ДК был сдан в эксплуатацию. Мебель для него закупали за рубежом. Фасад блистал большими стеклопакетами, внутри висели огромные люстры, были установлены эскалаторы. Единственный минус: из-за нового ДК с площади Первой Пятилетки сегодня уже нельзя увидеть Белую башню.

В ноябре 1981 года ДК был сдан в эксплуатацию.
В ноябре 1981 года ДК был сдан в эксплуатацию. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Показательно также, что в суровые 90-е ДК УЗТМ стал одной из «резиденций» ОПС Уралмаш. Сегодня в нём действует Дворец народного творчества.

Строим сами

Учитывая острый дефицит жилья, на Уралмаше получил большое распространение «самстрой». За определённое количество часов, отработанных на стройке во внерабочее время, людям давали квартиры в доме, который они же и строили. На таких зданиях устанавливали чугунные таблички – с указанием, какой цех возводил данный дом. Бывало, что человек клал кирпичи именного на том объекте, где ему в дальнейшем предстояло жить.

Дом, который люди строили для себя.
Дом, который люди строили для себя. Фото: «АиФ-Урал»/ Алексей Смирнов

Кстати, первые монолитные дома в Свердловске – это тоже Уралмаш. Сегодня по данной технологии возводится 80% всех зданий в Екатеринбурге, однако на закате СССР это было ноу-хау. В 1987 году был построен МКД на ул. Красных борцов, 21, а в общей сложности в соцгороде в то время сделали три таких дома. Но потом грянули 90-е. Четвёртый дом достраивали о-о-очень долго.

«Маршрут «Живые дома Урала» вошёл в Книгу рекордов России как самое длинное путешествие по строительству, - отмечает организатор маршрута, официальный представитель СРО «Уральское объединение строителей» Денис Снетков. - Строители – не только престижная, важная, нужная, но и творческая профессия, которая позволяет оставить след в Истории».

По маршрутам можно путешествовать с помощью аудиогидов.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах