Примерное время чтения: 9 минут
227

На старт через суд. Уральская легкоатлетка победила в ультрамарафоне в ЮАР

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. «АиФ-Урал» 14/09/2022
Александре Морозовой пришлось доказывать своё право на победу.
Александре Морозовой пришлось доказывать своё право на победу. Из личного архива

Все кричат о том, что спорт – вне политики, на деле же получается с точностью до наоборот. В этом убедилась легкоатлетка из Екатеринбурга Александра Морозова, которая 28 августа победила в престижном ультрамарафоне «Комрадс» в ЮАР. Добиваться права на участие в нём россиянке пришлось через суд.

«Не допускать»

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: – Александра, исполнилась ваша мечта, вы победитель. Почему путь к мечте оказался таким тернистым?

Александра Морозова: – Да, победа была моей мечтой. Когда в 2017 году я впервые попала на этот забег, случилась любовь с первого взгляда и с Южной Африкой, и с «Комрадс». Тогда же зародилось желание победить. Тем более, что в первый год моего участия я была близко к первому месту, проиграла порядка 4,5 минуты – это не так много для ультрамарафона. Кроме того, мой тренер Олег Петрович Харитонов выигрывал этот забег, а успехи тренера всегда хочется повторить.

В конце 2019 года я зарегистрировалась на общих основаниях на участие в забеге в 2020 году, но случилась пандемия и слот постоянно переносился. Время его реализовать пришло только в 2022 году. Я была в стартовых списках, опубликованных на сайте мероприятия, от организаторов мне приходили письма, уведомления, моё имя даже появилось в официальном журнале, где были обнародованы имена топ-10 претендентов на победу среди женщин и среди мужчин. В конце концов, я получила заключительное письмо о том, что могу прийти на ЭКСПО и получить свой стартовый номер. В общем, всё как обычно, всё, как у всех.

– Но потом «что-то пошло не так»?

– Да, за три дня до старта директор гонки прислал мне официальное письмо о том, что я не буду допущена до забега. Дело в том, что Международная федерация лёгкой атлетики – World Athletics – рекомендовала организаторам не допускать на старт российских и белорусских спортсменов. Более того, было уточнение – «тех, кто претендует на призы». На это директор гонки и сослался, предупредив, что за стартовым номером я могу не приходить, потому что он уже извлечен.

Фото: Из личного архива

– Где вас застало это письмо?

– Я его получила, когда была в Москве, и мы уже двигались в аэропорт, чтобы вылететь в ЮАР.

Элитный кластер

– Отчаяние не ваша история?

– В любом случае, билеты уже были куплены, и вообще, мы имеем опыт преодоления сложностей для выхода на старт. И понимаем, что нужно приехать на место и уже там разбираться. В переписке никто не будет вникать в твои проблемы, внимательно относиться к твоим доводам, посвящать тебе время. Поэтому даже мысли не было не лететь, хотя вариант, что мы приедем и я не смогу выйти на старт, я допускала. Но по пути в аэропорт я отправила всю информацию и письма адвокату в Дурбане, он в своё время помогал мне решать вопрос с призовыми, которые не выплачивали организаторы. Он согласился взять это дело и, пока мы летели, готовил апелляцию. Во время пересадок я подписывала документы электронной подписью, отправляла адвокату недостающие документы.

Когда мы прилетели, адвокат отправился в суд и подал апелляцию. Организаторы «Комрадс» были готовы решить вопрос мировым соглашением, с условием, что я выйду на старт из последнего кластера. Куда, собственно, отправили всех русских, чтобы они не могли претендовать на призы. Это, кстати, тоже нарушение прав – мы показали результаты, мы заплатили деньги, и мы вправе были рассчитывать, что нам предоставят соответствующие условия. Естественно, мы от такого «счастья» отказались и заявили, что будем оспаривать решение об отстранении.

Цифра недели
13 тысяч спортсменов участвовало в ультрамарафоне.
На следующее утро состоялся суд, на котором адвокат представлял мои интересы. Суд принял решение, что я могу стартовать, и стартовать из элитного кластера. Правда, пока остался открытым вопрос по призовым. Заседание суда по этому вопросу состоится 7 ноября.

– Для понимания: почему участники, стартующие из последнего кластера, априори не могут претендовать на призы?

– Чтобы заявиться на ультрамарафон, нужно пробежать квалификационный старт, и согласно результату – времени – тебе присваивается кластер от А до H, где Н – последний кластер, в котором собираются самые медленные спортсмены. Представьте, последний участник этого кластера двигается до стартовой линии минут 20, потому что стартует очень много людей, а между тем время уже идёт. Во всяком случае, на этом мероприятии именно такие условия. Вот и получается: чтобы победить из этого кластера, мне надо обогнать порядка 13 тысяч человек – это очень сложно, в том числе потому, что огромная масса людей занимает всю дорогу. Если даже ты бежишь быстрее, сложно обогнать эту толпу.

– Как вам удалось сохранить настрой на победу в череде таких перипетий?

– Конечно, было неприятно, хотелось бы ощутить праздник в полной мере. Но не могу сказать, что ситуация на меня давила. Может быть, даже наоборот, добавила нужных эмоций – ты уже победила, вперёд, за главной победой! А вот физическая усталость, да, была. Мы прилетели близко к старту, много времени потратили на перемещения. В идеале же ты прилетаешь, получаешь номер, и у тебя до старта есть день отдыха, который ты посвящаешь подготовке, стараешься много не ходить. На сей раз этот день у нас отняли. Ноги, конечно, устали – из-за множества организационных моментов я вернулась в номер в 16–17 часов, а в час ночи уже нужно было вставать, чтобы ехать на старт. Мы стартовали из другого города, до него ещё надо было добираться. В общем, непростая ситуация.

Фото: Из личного архива

Ну и, конечно, было обидно, что мою судьбу решают политики, чиновники, а я практически бессильна. Спорт всегда объединял людей, давал им возможность состязаться в мирных условиях. Все кричат о том, что спорт вне политики, а на деле получается с точностью до наоборот. И в том «рекомендательном» письме World Athletics явно прослеживалась дискриминация по национальному признаку, «по паспорту». Это досадно, тем более что мы живём в демократических государствах, имеем права, а по факту человека легко их лишают.

На одной волне

– А безотносительно решения чиновников – как вас встречали в ЮАР?

– Южноафриканцы встречали очень тепло, никакого негатива я не ощущала. Равно как и от участниц из Европы, Америки, с которыми мы давно знакомы. Многие местные СМИ рассказали о моей истории, о двойной победе, меня поздравляли. Поддержка же южноафриканцев на трассе была невероятной!

– В чём она заключалась?

– «Комрадс»-марафон – это для Южной Африки национальный праздник. Все 90 километров тебя поддерживают болельщики, которые специально готовятся к этому дню. В населённых пунктах на трассы выходят не только отдельные люди, семьи, но и целые школы (в том числе школа для детей-инвалидов), чтобы подбодрить, поддержать участников. Контрольное время гонки – 12 часов, и всё это время болельщики создают вокруг себя настоящий праздник. Они веселятся, жарят барбекю, эмоционально выражают свою поддержку участникам. Ты это видишь, чувствуешь на протяжении всей трассы, и это очень приятно.

– Что заставляет людей бежать 90 километров?

– Любовь к бегу, наверно. Жажда приключений. На самом деле, для спортсменов «Комрадс», имеющий богатую историю, тоже праздник. И участие в нём, возможность встретиться с людьми, с которыми ты на одной волне, возможность двигаться в спорте, преодолевать себя – всё это дорогого стоит.

– Следующий этап в спорте уже намечен?

– Буду наслаждаться участием в соревнованиях. Обязательно постараюсь вернуться на «Комрадс»-марафон. В сентябре приму участие в Московском марафоне, но больше для того, чтобы поддержать это замечательное мероприятие, поскольку сложно будет показать какой-то результат, – не удалось ещё окончательно восстановиться после ультрамарафона, да и сезон у меня был длинным.

Коротко

  • 90 км Александра Морозова пробежала за 6 часов 17 минут 48 секунд. Трасса пролегала по холмистой местности, самый высокий холм – 810 м.
  • Ультрамарафону в ЮАР – 100 лет.
  • Обычно «Комрадс» собирает 20–25 тысяч участников, но в этом году было 13 тысяч – дала о себе знать пандемийная пауза.
  • На каждых 2 км трассы для спортсменов имеются пунк­ты питания, где можно взять воду и еду. Спортсмены, которые не торопятся, могут остановиться и перекусить, претенденты на призы делают это на ходу. В пунктах питания имеется как обычная пища (картофель, бананы и т. д.), так и спортивный гель в тюбиках, содержащий большое количество углеводов, которые дают дополнительную энергию. Александра предпочитает его.
  • Восстанавливаться после марафонов Александре помогают баня, массаж и полноценный сон.
  • Во время забега Александра успевала полюбоваться живописными пейзажами ЮАР, поприветствовать болельщиков, но основное внимание уделяла контролю темпа и анализу бега соперников.
  • Александра работает менеджером проекта в сети клиник лазерной косметологии. Не числится в Федерации лёгкой атлетики России и «спортивную» зарплату от государства не получает. Она самостоятельно организует свои старты, сама их выбирает, самостоятельно ездит на сборы.
  • 260 000 южноафриканских рандов – размер призовых ультрамарафона.  

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах