aif.ru counter
120

Игра в куклы длиною в жизнь. Эти копии мировых шедевров созданы на Уралмаше

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. «АиФ-Урал» 23/06/2020
Рада Боженко / «АиФ-Урал»

Радушная хозяйка открывает входную дверь, ты переступаешь порог – и оказываешься в другом мире, чувствуя себя героиней книги Льюиса «Лев, колдунья и платяной шкаф».

Не взрослое это дело?

В 1992 году старшей дочке Ирины Алексеевой исполнялось 10 лет. Приобрести настоящую Барби возможности не было, поэтому Ирина отправилась на рынок, где купила две (младшую доченьку нельзя было оставить без сюрприза) – страшненькие, безвкусно одетые куклы.

За одну ночь заботливая мама превратила их в красавиц, обшив с ног до головы и одев в роскошные, пышные платья (благо за плечами были курсы кройки и шитья). Девочки при­шли в восторг, а Ирина, увидев эту реакцию, решила продолжить дело.

Покупала невзрачные подобия Барби и создавала для них изысканные образы, например, известных сказочных персонажей. Не только, кстати, положительных.

Гостям музея Ирина Алексеева не только покажет коллекцию, но и сыграет на народных инструментах.
Гостям музея Ирина Алексеева не только покажет коллекцию, но и сыграет на народных инструментах. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Когда коллекция достигла 50 преображённых кукол, Ирина обратилась к знакомым поэтам с предложением работать в тандеме: она создаёт образ, они пишут к нему стихи. Поэты к этому отнеслись прохладно, видимо, решили, что не взрослое это дело – в куклы играть.

— Пришлось самой писать стихи, – говорит Ирина. – Некоторый опыт я имела, своё первое стихотворение написала маме ко дню рождения, оно в моём музее вставлено рядом с её портретом.

Сегодня в каталоге музея «Карнавал прекрасных дам» – 428 работ, и все сопровождаются стихами. Особенно пронзительны те, что посвящены каким-то социальным проблемам. «Мама плачет. Больно. Сложно. Безутешно слёзы льёт. Убежать от жизни можно, но держат дети. Не уйдёт», – это к кукольному образу «Мама плачет».

— Работая с куклами, я поняла, что с их помощью можно говорить с подросшими детьми о серьёзном: любви, предательстве, алкоголизме, наркомании, – рассказывает Ирина. – Так у меня родилась серия «социальных» кукол. Скажем, в 1997 году – помните же, какое время было, – я сделала сюжет «Первый укол». И написала к нему стихи: «Смотри, выбирай: учёба иль ханка, любовь или смерть…» и так далее.

Но большинство разделов моей коллекции всё же добрые. Или ироничные, как, например, «Страшилки нашего двора». В нём образы сопровождают не стихи, а страшные сказки, которые я тоже сама сочинила. Там есть «Страшная сказка про мальчика, который любил… пинаться», «Страшная сказка о девочке, которая любила незаметно… курить» и другие. А что стало с этими детьми, можно ещё и увидеть.

От свадьбы в СССР до Босха и Моны Лизы

Когда развалился Союз, Ирина решила создать историческую серию «Танцы народов России», где куклы были бы одеты в национальные костюмы республик СССР.

— Изрядно с этими костюмами помаялась, – признаётся Ирина. – Я хотела соблюсти точность в их создании, но выяснилось, что литература, с помощью которой я могла бы познакомиться с особенностями народного костюма, внезапно исчезла и с прилавков, и из библиотек. Выручил каталог, который я купила в Москве и привезла домой.

Серия была готова, и тут мастерица обнаружила, что в ней 16 представителей (для тех, кто не помнит, республик в СССР было 15). Не сразу поняла, что включила отдельным персонажем Татарстан, который входил в состав РСФСР. Ирина удалять его со сцены не стала, так что в её народном оркестре по сей день 16 фигур.

В оркестре «Танцы народов России» 16 персонажей на 15 республик.
В оркестре «Танцы народов России» 16 персонажей на 15 республик. Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Со временем Ирина Алексеева параллельно с преображением готовых кукол стала создавать свои, авторские, из которых складывались полноценные сюжетные линии.

Скажем, свадьба времён СССР – тут и хлеб-соль, и плакаты, и дорожки с надписями, которые должны выбрать молодожёны, и гости – каждый со своим характером.

Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

Или квартира, в которой мать, отец, младенец, родственник на диване, стол, буфет…

— Это автобиографическая история, – рассказывает Ирина. – Здесь в точности воспроизведён интерьер нашей квартиры, девочка на стуле у колыбели – я, в колыбели – мой младший брат, которого только что принесли из роддома.

Цифра
428 кукол в каталоге музея Ирины Алексеевой.
Вслед за авторскими куклами пошла череда объёмных копий картин знаменитых художников – Босха, Кустодиева, Леонардо да Винчи, Мунка, Перова…

— Кому-то эти работы могут показаться смешными, – говорит Ирина. – А мне кажется, через них дети обязательно захотят обратиться к первоисточнику.

Авторскую технику исполнения Ирина не раскрывает, только перечисляет материалы: глина, ткань, клей, краски. Признаётся, что работа очень кропотливая. На воссоздание полотна Босха, например, ушло полгода. К тому же не все художники сразу «соглашаются» на столь оригинальное копирование.

— Леонардо да Винчи – самый капризный, – рассказывает Ирина. – «Мона Лиза» мне такими нервами далась! Кажется, делаю всё так же, как и всегда, оставляю высыхать, иду спать, а утром встаю – вся картина в пятнах или трещинах. И так неоднократно. Как тут не поверишь в мистику!

Музей, где все можно брать в руки

Всего один год уникальный музей «Карнавал прекрасных дам» существовал по всем законам жанра. Один добрый человек безвозмездно выделил в своём помещении 70 «квадратов» для Алексеевой. Но у него, живущего в Словении, случились проблемы, и он вынужден был отдать помещение, не выплатив до конца сумму выкупа, прежнему владельцу. Ирине пришлось съехать, да ещё проблем нахлебалась, потому что «по дурости оформила ИП».

По мотивам картины Пабло Пикассо «Герника».
По мотивам картины Пабло Пикассо «Герника». Фото: «АиФ-Урал»/ Рада Боженко

— Я 25 поездок сделала, вывозя все экспонаты, – рассказывает Ирина. – Сама грузила-разгружала, пристраивала что-то в гараж, что-то к родне, что-то в какой-нибудь выделенный сарай. Так надорвалась, что пришлось лечь в больницу на операцию. Душа за кукол болела, не место прекрасным дамам в гараже.

И, поправившись, она решила продать свою квартиру на пятом этаже и купить трёшку на первом в двухэтажном доме на Уралмаше.

— А что было делать? Я двадцать с лишним лет обиваю пороги с просьбой выделить мне небольшое помещение под музей, в ответ – одни отписки, – говорит Ирина. – Дай Бог здоровья моей тётушке, которая помогла финансово с ремонтом этой квартиры – я её купила ужас какую убитую. Самой на пенсию в 10 тысяч мне бы это было не осилить. Из трёх комнат я сделала пять, себе выделила уголок, а остальное – музей.

Несмотря на скромное существование, Ирина за вход денег не берёт, но в прихожей лежит забавная шляпка для пожертвований – за счёт них музей и существует.

В нём, к слову, не только есть что посмотреть. Для маленьких гостей Ирина разыгрывает «Театр на столе»: куклы, декорации и пьесы – собственного сочинения, к тому же она играет на пианино, баяне, домре (по специальности мастерица – руководитель оркестра народных инструментов), а свои спектакли ребятишки могут поставить в игровой комнате, где всё-всё можно брать в руки.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах