aif.ru counter
20.10.2011 14:04
53

Будущее за «технарями»

Тем более что цель ясна. Как недавно заметил губернатор региона Александр Мишарин, в ближайшее десятилетие мы должны осуществить переход от экспортно-сырьевой модели экономического развития к инновационно-индустриальной. Кто будет флагманом на этом пути? Ответ очевиден — высококвалифицированные инженеры.

Как сегодня готовят «специалистов будущего»? Что нужно для того, чтобы интерес молодежи склонился от «лириков» к «физикам»? На эти и другие вопросы отвечают сегодня: ректор Уральского федерального университета Виктор Кокшаров, проректор по учебной работе Сергей Князев и проректор по экономике и стратегическому развитию Даниил Сандлер.

Кадры — на школьной скамье

Виктор Анатольевич, полагаю, не кривя душой, УрФУ можно назвать кузницей инженерных кадров…

Виктор Кокшаров: Конечно. Из всех абитуриентов, которые к нам поступают, 84,2% — это те, кто делает выбор в пользу инженерно-технических и естественнонаучных направлений подготовки. Даже после объединения УГТУ-УПИ и УрГУ все равно нашим приоритетом остается подготовка кадров для приоритетных направлений развития экономики, для модернизации экономики.

Чтобы стимулировать приток талантливых абитуриентов, мы очень много различных мер используем. Это, например, проведение различных олимпиад — мы являемся организаторами всероссийских олимпиад по математике, по физике, по экономике, по истории. И ребята, которые на этих олимпиадах становятся призерами и победителями, получают право засчитывать свой результат за сто баллов ЕГЭ. И фактически они имеют преимущественное право (в сравнении с другими абитуриентами) для поступления в вуз.

Кроме того, мы устраиваем различные турниры. В этом году, например, впервые провели физико-математический турнир на призы ректора университета. 560 ребятишек к нам приехали из 80 муниципальных образований, причем не только нашей области. И такие мероприятия мы будем проводить регулярно с тем, чтобы стимулировать подростков к занятиям естественно-научными дисциплинами, которые являются базовыми для поступления на инженерно-технические направления подготовки.

То есть вы будущих абитуриентов еще в школе начинаете воспитывать?

Виктор Кокшаров: Со школами у нас вообще очень серьезная программа совместной работы. Мы туда направляем своих преподавателей, взаимодействуем со школьными научными обществами. Мы сюда приглашаем школьников на экскурсии, на дни открытых дверей, чтобы они почувствовали, «пощупали» то оборудование, которое у нас есть, посмотрели, как проводятся различные опыты. Мы проводим чемпионаты по спортивному программированию среди школьников. Их участники потом поступают к нам и становятся, например, бронзовыми призерами чемпионатов мира. Иными словами, форм взаимодействия очень-очень много. Мы сосредоточили свои усилия на работе со школой, потому что для нас главное — качество подготовки тех, кто к нам поступает. Тогда и качество образования, которое мы обеспечиваем, будет выше, и качество научных исследований…

Для того, чтобы добиваться высокого качества абитуриентов, университет, конечно же, ориентируется и на учителей школ. Мы за счет своих ресурсов ведем переподготовку учителей-«естественников», предоставляем свои электронные ресурсы в распоряжение школ.

Сергей Князев: У нас развита еще такая форма, как профильные классы. Они есть у нескольких институтов нашего университета: у «металлургов», у физтеха, у (по-старому назову) радиофака… Это очень эффективно, поскольку таким образом мы добиваемся целевого поступления абитуриентов на определенные специальности, в определенный институт.

Виктор Анатольевич уже говорил об организации экскурсий школьников в УрФУ. Мы приобрели большое количество уникального научного и учебного оборудования, так что будущие абитуриенты уже имеют возможность ознакомиться с нашими лабораториями. Не удивительно, что после этого у них возникает желание учиться именно здесь.

Виктор Кокшаров: Еще, чтобы привлечь наиболее талантливых абитуриентов, мы устанавливаем для них особые меры стимулирования. Вы, наверняка, слышали о нашей программе стипендий — мы платим по пять тысяч рублей тем, кто поступил на инженерно-технические и естественнонаучные специальности и набрал 220 баллов и выше по ЕГЭ. Признаться, рассчитывали, что стипендиатов будет чуть больше двухсот человек. А их оказалось 460! К слову, этим ребятам были еще вручены в пользование на все время обучения нетбуки с доступом в Интернет со всем необходимым программным обеспечением.

Дефицит кадров

Губернатор Свердловской области Александр Мишарин заметил, что в регионе наблюдается переизбыток юристов и экономистов, при том что ощущается дефицит инженерных кадров. Так ли это? И насколько федеральный университет может исправить ситуацию?

Виктор Кокшаров: Это на самом деле так. К сожалению, нехватка кадров ощущается на предприятиях и металлургического, и машиностроительного комплекса. Для того чтобы исправить эту ситуацию, мы и существуем. Федеральный университет, как я уже сказал, призван готовить именно этих специалистов. Причем не только для предприятий, но и для науки. Конечно же, мы разрабатываем новые образовательные программы. С этого года полностью перешли на двухуровневую систему образования — это бакалавриат и магистратура. Поверьте, огромное количество образовательных программ пришлось разработать. 269 программ по бакалавриату и 189 — по магистратуре. И все с нуля! Весь коллектив университета целый год работал для того, чтобы эти программы сделать. Причем мы действовали в тесной связке с промышленными предприятиями. Сейчас помимо того, что университет перешел на двухуровневое образование, мы внедряем федеральные образовательные стандарты третьего поколения, в основе которых лежит компетентный подход.

Если раньше давали знания, информацию, которыми потом, на выходе, студент сам должен был учиться пользоваться, то сегодня главное, чтобы он обладал необходимыми компетенциями. То есть студентам помогают сразу включиться в производство. А без связи с предприятиями этого добиться невозможно. Более того, в самих стандартах есть требования — не менее 20% преподавания дисциплин должно осуществляться с привлечением специалистов-практиков. На нас, конечно, это налагает большие обязанности.

Более 700 представителей предприятий у нас поучаствовали в разработке конкретных образовательных программ. Мы большой упор делаем на практическую часть с тем, чтобы практика проходила на предприятиях. УрФУ активно занимается целевым набором. «Целевики» к нам идут на конкретные специальности: на металлургию, на машиностроение, на энергетику, на строительство и так далее. 350 «целевиков» только в этом году мы приняли. Это ребята уже ориентированные, мотивированные, они понимают, куда они придут, чему будут учиться, и им практически гарантировано рабочее место по окончании вуза. Так что связь с предприятиями для нас сейчас важнейшее звено, и мы ищем и находим новые формы сотрудничества.

Значит ли это, что будущие выпускники (не только «целевики») будут обеспечены рабочими местами?

Сергей Князев: Сама технология образовательного процесса изменилась. Если раньше мы готовили специалистов, предназначенных для определенных предприятий еще того, советского пространства, сейчас ситуация на рынке труда изменилась. Многие предприятия, особенно оборонного комплекса, изменили свою специфику, появились другие отрасли. В связи с этим был внедрен другой государственный образовательный стандарт. Это переход на бакалавриат, когда за четыре года дается базовое фундаментальное образование. А уже потом «доводка» до определенного рабочего места, до компетенций, которые необходимы высококвалифицированному специалисту, уже происходит в магистратуре в течение двух лет. Причем в программах баклавриата сегодня очень много интерактивного обучения, прививаются навыки работы в коллективе, в команде, мы поддерживаем у молодых людей предпринимательские способности, очень много семинаров проводится. То есть уменьшено количество классических лекционных занятий, больше стало самостоятельной работы и интерактивной деятельности.

На этом же этапе мы начинаем плотно работать с предприятиями. Например, часть учебного процесса переносим на предприятия. Когда предприятие осознает, что без собственного участия не получить желаемого качественного специалиста, тогда у нас получается замечательное сотрудничество. И специалисты получатся классные!

После бакалавриата у молодого человека есть выбор: либо уйти на рынок труда, либо пойти в магистратуру. Магистерские программы у нас двух типов. Первая — наука и образование. Мы готовим кадры себе и учреждениям Российской академии наук. И вторая — инженерная. На этом направлении мы готовим специалиста под определенного заказчика.

Даниил Сандлер: Я бы еще отметил, что у нас создана Высшая инженерная школа. На сегодняшний день и идеологически, и ресурсно инженерные кадры заканчиваются… Как-никак двадцать лет прошло с тех пор, как выпустили последнего классического советского инженера. И свою миссию, в силу своего местоположения в центре уральской и российской индустрии,университет видит в новой модели инженерного образования. Для этого и создана Высшая инженерная школа — центр подготовки и разработки новых программ для воспитания инженеров XXI века. Мы активно включились в международный процесс — устанавливаем связи с вузами — лидерами инженерного образования.

Сергей Князев: У нас более трехсот договоров с иностранными университетами, начиная с Финляндии и Швеции и заканчивая Испанией. Очень привлекательно, допустим, сотрудничество с Высшей инженерной школой Франции, которая является образцом инженерного образования. У нас преподаватели и студенты ездят на стажировки за рубеж. Кроме того, ведется большая работа по привлечению преподавателей мирового уровня для постановочных лекций в нашем университете.

Правильный выбор

По итогам прошлых лет большинство выпускников школ Среднего Урала все же для сдачи ЕГЭ выбирают дисциплины гуманитарного направления. И это в сугубо промышленном регионе. Как переломить эти стереотипы? Как донести до молодежи, что, выбирая гуманитарные специальности, они тем самым демонстрируют недальновидность?

Виктор Кокшаров: К сожалению, дети ведь прислушиваются к родителям, которые нередко советуют: «Иди лучше на гуманитарное направление — там учиться легче». При этом они не задаются вопросом — найдет ли потом ребенок работу? Работу по специальности. Где-то, конечно, он устроится, все же 93% выпускников у нас устраиваются. Вопрос — где? Вот «технари» знают, для чего они обучаются, куда будут устраиваться на работу, — у них проблем нет.

Поэтому в обществе должен произойти перелом в сознании, должно прийти понимание, что перспективы связаны с инженерными специальностями. Я глубоко уверен, что инженер потом при желании сможет получить, например, экономическое образование. А вот, извините, экономист на техническую специальность не пойдет, металлургом не станет. «Технарь» сможет переквалифицироваться, а «гуманитарию» сделать это чрезвычайно сложно.

Для того, чтобы сломать нынешние стереотипы, нужно все предпринимать. И на уровне университетов, показывая перспективность такого образования, и на государственном уровне. Я сторонник того, чтобы в число обязательных предметов на ЕГЭ ввести физику — это расширяет возможности детей. Конечно же, нужно повышать стипендии студентам инженерно-технических направлений. Я, кстати, такое предложение Президенту РФ Дмитрию Медведеву сделал, думаю, со следующего года какие-то изменения будут внесены. Он сказал, что, когда учился в Ленинградском университете, завидовал «технарям» и «естественникам» — у них стипендия выше была, но понимал, что это правильно.

Словом, надо создавать всевозможные стимулы для молодежи для того, чтобы они делали правильный, перспективный выбор.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество