aif.ru counter
431

Зачем ребёнку лезть на «вышку»? Что хотят работодатели от выпускников вузов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. «АиФ-Урал» 26/02/2020
Валерий Христофоров / АиФ

В эпоху СССР высшее образование («вышку») получали около 15% выпускников школ, а сегодня, по данным экспертов, эта цифра приближается в России к 40%. Однако качество подготовки специалистов во многих вузах оставляет желать лучшего, а на ряде предприятий уже много лет ощущается острый дефицит квалифицированных кадров.

Почему количество не перешло в качество? Чем недовольны работодатели? В какой вуз «пристроить» ребёнка, чтобы в будущем обеспечить ему карьерный рост и достойную жизнь? Эти и другие вопросы стали темой круглого стола в редакции «АиФ-Урал».

Миф о бюджетных местах

В высшем образовании в Свердловской области традиционно доминирует государственный сектор. На Среднем Урале работает порядка 15 государственных и один муниципальный вузы, по значимости Екатеринбург – третий после Москвы и Санкт-Петербурга. Гранит науки грызут 120 тысяч студентов, как правило, треть из них – из Екатеринбурга, треть – из Свердловской области, остальные – из других регионов России, ближнего и дальнего зарубежья. Ежегодный приём составляет 33 тысячи человек, но выпускается немногим более 27 тысяч. Остальные по разным причинам отсеиваются.

По словам начальника отдела высшего образования областного Минобра Михаила Корягина, один из главных мифов – снижение количества бюджетных мест.

«Во многих вузах оно, наоборот, увеличивается либо сохраняется на прежнем уровне, просто идёт перераспределение внутри университетов. Более того, уверен, что в ближайшее время количество бюджетников будет расти. Во всяком случае, в своём недавнем послании президент РФ призвал увеличить их число по инженерному, педагогическому и медицинскому профилям. Полагаю, что чиновники над этим уже работают».

О пользе ЕГЭ

Большинство экспертов полагают, что система Единого гос­экзамена, которая многократно подвергалась критике, в результате себя оправдала.

«В России школьники массово сдают ЕГЭ с 2009 года, то есть уже более десяти лет, к системе было много нареканий, но самое большое из них – отсутствие оценки творческого мышления – в значительной степени преодолено, – полагает директор института менеджмента и информационных технологий УрГЭУ Александр Коковихин. – Талантливые, одарённые дети поступают по результатам всероссийских олимпиад, которые организуются на площадках университетов. Главное, что ЕГЭ даёт детям из глубинки возможность поступить в ведущие вузы страны. Это самое важное достижение».

То же самое можно сказать о Болонской системе высшего образования, которую приняла Россия. Она дала стране возможность войти в единое образовательное пространство Европы, получить отечественным вузам признание документа об образовании на международном уровне и успешно конкурировать с зарубежными вузами. Кроме того, была внедрена гибкая система образования, его ступенчатость (бакалавриат, магистратура), что позволяет обучающимся формировать индивидуальную траекторию образования.

Диплом или знания?

Одна из самых главных проблем современного высшего образования – разрыв между спросом и предложением. Молодые люди в основной массе приходят в вузы не за образованием и не за знаниями, а за дипломом. Но предприятиям не нужны дипломы, им нужны квалифицированные кадры. И даже если студент искренне и увлечённо грыз гранит науки, его знания и компетенции зачастую абсолютно не устраивают работодателя.

Поэтому крупнейшие компании стремятся сегодня взаимодействовать с будущим сотрудником, начиная с колледжа и вуза, и даже – со школьной скамьи. Им необходимо, чтобы на выходе был готовый квалифицированный специалист. В связи с этим и было разработано дуальное образование, когда человека одновременно обучает вуз (колледж) и работодатель.

Дуальное образование

При дуальном образовании в формирование специалиста вкладывается не только государство, но и предприятие. Вузы ставят определённые образовательные рамки, а работодатель конкретизирует обучение, помогает сформировать качественную программу.

«Мы начали реализовывать образовательную программу, которая строится на дуальной системе (60% отводится практике на современном оборудовании, 40% – теории) в сотрудничестве с металлургическим колледжем в 2011 году, когда в Первоуральске и Челябинске запустили новые производства, – рассказывает начальник отдела по методологии и стандартизации дуального образования Департамента по реализации программы «Будущее Белой металлургии» Группы ЧТПЗ Анна Полякова. – При этом сразу же выяснилось, что в образовательных учреждениях нет ни соответствующих преподавателей, ни площадок, ни оборудования. Сегодня этот пробел успешно заполнен. Но возникла другая проблема: дуальное образование предполагает осознанный выбор профессии, а уже затем определённый набор курсов, дипломов и сертификатов, которые помогут человеку в карьерном росте. Решить её можно в том числе при помощи системы целевого обучения, которую мы поэтапно вводим в нашей программе. Она даёт гарантии обеим сторонам: предприятию – заинтересованность и высокий уровень мотивации будущих сотрудников, студенту – стопроцентное трудоустройство и карьерную перспективу.

Глобально же решить проблему самоопределения человека можно только совместными усилиями предприятий и вузов, колледжей и школ. Мы в Группе ЧТПЗ ведем масштабную работу по ранней профориентации, начиная с детского сада, чтобы помогать юным уральцам определиться с их будущей профессией».

«Это касается также малого и среднего бизнеса, – поясняет представитель Уральской торгово-промышленной палаты Татьяна Майорова. – У него нет таких ресурсов, как у крупных команий, но проблемы те же. Считаю, что в любом образовательном процессе, хотя бы на уровне факультатива, должен участвовать представитель предприятия. В программах дополнительного профессионального образования должны принимать участие не менее 40% практиков».

Эксперты также отмечают, что в плане профессиональной ориентации человека самая большая надежда – на семью.

Интернет – помощник и конкурент

«Цифровые технологии охватывают и медицинское образование, – констатирует проректор УГМУ, доктор медицинских наук Татьяна Бородулина. – Студент имеет возможность посмотреть лекцию со своего гаджета в любой момент времени, в любом месте. Сегодня в процессе обучения широко используются современные технологии – виртуальные лаборатории, аптеки, кабинеты врачей, 3D-атласы, разнообразные обучающие программы. Будущие врачи обучаются на высокореалистичных симуляторах для приобретения практических навыков. Кроме того, появляются новые специальности – IT-медик (специалист по созданию баз физиологических данных, программного обеспечения для лечебного и диагностического оборудования), молекулярный диетолог (разрабатывающий индивидуальные схемы питания на основе данных о молекулярном составе пищи), сетевой врач (высококлассный специалист, способный ставить диагноз в онлайн-режиме), консультант по здоровой старости».

Ещё одна новая форма получения высшего образования – проектное обучение, при котором студенты, начиная с первого курса, занимаются решением реальных проблем – на производстве и в бизнесе.

«Мир, в котором мы жили 20 лет назад, его больше нет, а передовые предприятия тогда и сейчас – это два абсолютно разных производства, – поясняет заместитель проректора УрФУ по проектному обучению Валентина Овчинникова. – В быстро изменяющемся мире университетам приходится полностью менять образовательный процесс, переходя к более гибкой системе, привлекая к реализации и построению не только крупные предприятия, но малый и средний бизнес, предприятия-вендоры с мировым именем. Студенты уже с первого курса начинают погружаться в специ­фику своей будущей профессиональной деятельности, при этом каждый берёт на себя определенный уровень ответственность по выбору своей образовательной траектории с её уровнем сложности и набора дисциплин. Одновременно нашим прямым конкурентом становится интернет. Юноши и девушки не хотят безоговорочно записывать за преподавателем его лекции, если могут то же самое найти в Сети. Это ставит постоянный вызов к образовательному контенту».

Диплом на расстоянии

Сегодня жителям отдалённых территорий, чтобы получить диплом многих столичных вузов, даже не обязательно туда ехать. «УрГЭУ приступил к дистанционному образованию раньше других университетов, сегодня это примерно треть студентов, – объясняет Александр Коковихин. – Но эта форма должна дополняться интер­активными формами занятий».

Коковихин также заступился за систему высшего образования, имевшуюся в СССР. 

Руководству компаний интересно, чтобы выпускники вузов приходили к ним с лучшим мировым опытом и новыми креативными идеями. Это вызов последних лет, которому мы стараемся соответствовать, но именно на него была ориентирована советская система высшего образования.
Что касается обучения онлайн, то оно подходит далеко не всем. Необходим очень высокий уровень самоорганизации, а какие-то «ручные» умения сформировать дистанционно невозможно в принципе.
Если вы, по тем или иным причинам, не поступили на бюджет, всегда есть возможность учиться на коммерческой основе. Платное образование в уральских вузах стоит до 700 тысяч рублей за четыре года обучения. (В Москве и Питере можно заплатить до 500–600 тысяч за один только год.) Причём у этой формы обучения есть свои сторонники.

«Бесплатное образование – это некачественное образование, – считает финансовый аналитик Виталий Калугин. – Если человек уверен, что ни ему, ни его родственникам обучение ничего не стоит, учиться он будет без особого интереса. Наибольшее число бюджетных мест мы наблюдаем на тех факультетах и специальностях, где постоянный недобор студентов. Именно по­этому в США студенческие долги исчисляются триллионами долларов, молодые люди и их родители знают, что на выходе их зарплата будет на 40% выше, чем в среднем по стране».

«Бытует мнение, что на бесплатное образование идут самые умные дети, а на платное – все остальные, – говорит Татьяна Майорова. – Но, на самом деле, бесплатного образования не бывает. Государство, родители или предприятие – кто-то платит всегда».

В последнем случае речь идёт о так называемом целевом приёме, когда за обучение человека платит работодатель. Студент при этом обязуется в дальнейшем трудоустроиться и определённое время отработать на благо компании. Иначе ему придётся вернуть затраты на его обучение. Сегодня в вузах Свердловской области учится более 9,2 тысячи целевиков.

«Традиционное образование находится на последнем издыхании, – считает Виталий Калугин. – Ведущие университеты открывают бесплатный доступ ко всем своим лекциям, лет через десять человек сможет пройти в интернете полный курс обучения. Сегодня зачёты ставят за то, что ты тупо ходил на лекции, но это позапрошлый век. По сути, учиться можно дома, просто сидя на диване».

«Хочу дать родителям школьников, которым предстоит поступать в этом году, несколько полезных советов, – говорит Валентина Овчинникова. – Не ищите в современных высших учебных заведениях тот вуз, в котором учились вы, не пытайтесь на старые нормы переложить новые реалии, не сравнивайте СССР и современную Россию. Не все европейские и московские вузы дают образование, которое нельзя получить в Екатеринбурге. Кроме того, делайте осознанный выбор и, если ваш ребёнок не вытягивает конкурс в вуз, посоветуйте ему профессиональный колледж. Ему там будет комфортнее. Не перекладывайте свои желания на плечи своих детей».

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах