aif.ru counter
57

Ювелирная точность. Изобретение уральских онкологов получило премию

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. «АиФ-Урал» 25/03/2020
В медицине оснащённость – очень важный компонент прогресса.
В медицине оснащённость – очень важный компонент прогресса. © / Свердловский онкологический диспансер

В Екатеринбурге прошёл форум «Урал Онко 2020», на котором были вручены первые профессиональные региональные премии «Призвание – онколог».

В номинации «Внедрение инновационного метода диагностики онкологических заболеваний» премия была присуждена хирургу эндоскопического отделения Свердловского областного онкологического диспансера Ирине Яковлевой за внедрение в клиническую практику эндосонографии.

– Ирина Леонидовна, в чём суть метода, который принёс вам победу?

– Эндосонография сочетает в себе эндоскопию и УЗИ. На конце эндоскопа имеется УЗИ-датчик, что позволяет провести ультразвуковое исследование органов, которые при обычном УЗИ малодоступны для осмотра. Например, при обычном УЗИ видно поджелудочную железу, но её смотрят так: кожа, подкожная клетчатка, несколько слоёв мышц, брюшина, желудок (одна стенка), содержимое желудка, желудок (другая стенка) и только потом видят непосредственно её. При этом некоторые отделы поджелудочной железы просто невозможно визуализировать.

А мы благодаря эндосонографии смотрим её изнутри желудка, и между нашим датчиком УЗИ и поджелудочной железой только одна стенка желудка – нам ничего не мешает, и мы можем увидеть все отделы органа в непосредственной близости. Есть области, которые при компьютерной томографии и магнитно-резонансной томографии недоступны для осмотра, а при эндосонографии прекрасно визуализируются.

Другая очень важная область применения эндосонографии – исследование слоёв стенок желудка. Никакой другой метод не позволяет видеть эти слои детально. Мы же видим внутристеночные образования и можем с точностью до 98% сказать, какое это образование, что является решающим для выбора дальнейшей тактики с данным пациентом – хирургическое лечение, консервативная терапия (химио-, лучевая терапия) или сочетание этих методов. Или же вообще на это образование можно не обращать пристального внимания.

Наш метод позволяет также определить требующийся объём оперативного вмешательства. Кроме того, эндосонография позволяет определять стадию рака, что также оказывает влияние на выбор дальнейшего лечения пациента.

– Этот метод диагностики применяется при поражениях желудочно-кишечного тракта?

– Не только. Ещё и при поражении лёгких и органов средостения. Но этот метод узкоспециализированный и является уточняющим и не исключающим другие методы диагностики, поэтому он показан далеко не всем пациентам.

С каждым годом эндосонография обрастает новыми методиками, например, с её помощью можно будет ставить в поражённый орган золотые метки, чтобы потом, при применении лучевой терапии, была возможность прицельного облучения.

– Вы стояли у истоков внедрения этого метода?

– Да. Когда у нас в городе появился первый аппарат, я прошла обучение, у нас проводились мастер-классы, приглашались специалисты из Москвы и Санкт-Петербурга, а также из Японии. На мастер-классах с данной методикой знакомились эндоскописты Екатеринбурга и Свердловской области, и теперь они могут обоснованно направлять к нам пациентов.

Около года назад аналогичный аппарат появился в распоряжении Свердловской областной клинической больницы, а до этого он был только у нас. Вообще же первый такой эндоскоп с датчиком УЗИ придумали японцы – это было ещё в 1980 году, у нас тогда только-только начали делать ФГС. Поэтому говорить о том, что это какой-то суперновейший метод, язык не поворачивается. В Европе методика начала применяться с конца 90-х – начала нулевых годов, в Москве эндосонографией занимаются более 15 лет.

Сама методика непростая, поэтому первое время мне было, конечно, тяжело – не было за спиной «взрослого дяди», который бы что-то подсказывал. Но сегодня я с удовольствием говорю, что у меня есть ученики. В нашем отделении много молодёжи, и все потихоньку учатся.

– В чём залог успешного освоения новых методов? В оборудовании или в человеческом факторе?

– Человеческий фактор, безусловно, важен, но если нет велосипеда, то ездить на нём ты не научишься. А когда ты его приобретаешь, то сначала падаешь, набиваешь шишки, а уже потом начинаешь ездить по перилам. И в медицине то же самое, оснащённость – очень важный компонент прогресса.

– Можно ли говорить, что сегодня все пациенты, которым показан этот метод диагностики, его получают?

– Да, у нас нет очереди. В городе грамотные эндоскописты, и они к нам направляют пациентов, которым показано эндоУЗИ. Но понятно, к нам на процедуру человек попадает через приём в поликлинике диспансера.

– Как вы считаете, есть ли необходимость в оснащении таким оборудованием?

– Любой поликлиники? Нет. Такое оснащение должно быть в крупных онкологических стационарах и в неотложной хирургии. В противном случае на этот метод диагностики не будет большого потока пациентов и, как следствие, не будет грамотных специалистов. Если ты делаешь эндосонографию, предположим, раз в месяц, ты ничему не научишься. Всё-таки при всей эксклюзивности, ювелирной точности это довольно специфический метод диагностики, и на каждом углу он не нужен.

– Что для вас значит получение профессиональной премии? Является ли это неким стимулом?

– Стимулы мне в работе не нужны, но признание приятно, потому что я на этом методе поседела и заработала гипертонию. А если серьёзно, владение эндосонографией – это огромная ответственность, и то, что мой труд отмечен, очень приятно.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах