aif.ru counter
340

Промышленные предприятия Среднего Урала опасны для здоровья и даже жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. «АиФ-Урал» 05/11/2015
пресс-служба СКР

Работодатели в погоне за прибылью «забывают» о здоровье свердловчан, проработавших там порой не один десяток лет.

Работал без страховки

Прошлая неделя ознаменовалась двумя громкими несчастными случаями. В Екатеринбурге погиб рабочий, сорвавшись с 26-го этажа строящегося дома. Предварительно установлено, что в тот злополучный день строитель вместе с напарником занимался отделкой фасада. На высоте 26-го этажа он трудился… без страховки.

«Мужчина, не оснащённый необходимым страховочным оборудованием, находился на деревянной площадке, одним концом расположенной на подоконнике открытого окна, а другим – закреплённой в верёвочной петле. В момент происшествия он подавал своему напарнику отделочные материалы. Внезапно верёвка, в петле которой находился один из концов деревянной площадки, оборвалась, в результате чего мужчина упал вниз с высоты 26-го этажа. От полученных повреждений он скончался на месте», – рассказал «АиФ-Урал» помощник руководителя регионального следственного комитета Максим Чалков.

Второе дело уже приобрело уголовную окраску. Жертвой производства стал рабочий из Красноуральска. Трагедия произошла на одном из промышленных предприятий города. Бригада рабочих осуществляла демонтажные работы в помещении цеха, в ходе которых газорезчик – 32-летний мужчина – получил открытую черепно-мозговую травму и впоследствии скончался. Возбуждено уголовное дело по ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности, повлёкшее по неосторожности смерть человека).

Внушают ужас

Риск потерять здоровье на производстве Среднего Урала весьма высок. Согласно статистике, вот уже несколько лет наш регион занимает второе место по количеству несчастных случаев на предприятиях. По данным Государственной инспекции труда в Свердловской области, за девять месяцев текущего года в регионе зарегистрировано 250 несчастных случаев. При этом жертвами на производствах стали 44 человека.

Справедливости ради надо отметить, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, когда погиб 51 уралец, это на 10% меньше. Но в то же время нельзя забывать, что статистика по травматизму на деле куда более негативна, чем в итоговых отчётах ведомства. Дело в том, что на Среднем Урале по-прежнему много случаев, когда предприятия просто-напросто умалчивают о ЧП на рабочем месте. Работодатель просит пострадавшего работника не сообщать о полученной травме, обещая взамен денежные выплаты и ежемесячные премии. Между тем безмолвная сделка с работодателем, как правило, не покрывает всех расходов на лечение. Зачастую работники просто не знают, что государство предусматривает ряд гарантий и компенсаций, но для того, чтобы воспользоваться ими, важно правильно оформить факт несчастного случая.

Трагедия по ошибке

По оценке руководителя Государственной инспекции труда в Свердловской области Фёдора Кравцова, практически в половине несчастных случаев «роковую» роль играет человеческий фактор, а именно – неудовлетворительная организация производства работ. При этом большинство ЧП происходит далеко не по вине работника. «В ходе проверок чаще всего выясняется, что трагедия случилась из-за отсутствия специальной униформы, неисправного оборудования или же из-за беспорядка в организации рабочего процесса», – отмечает Фёдор Кравцов.

Другая немаловажная причина служебных травм – эксплуатация неисправных машин, механизмов и оборудования. В зоне риска оказываются рабочие тяжёлых отраслей – горняки, металлурги, машиностроители, транспортники. Ошибка, беспечность, устаревшая техника здесь могут стоить жизни, однако работодатели не спешат изменять своим принципам – товар для них дороже людей.

Несколько чудовищных случаев произошло летом этого года. В ходе пожара на Свердловском заводе гипсовых изделий практически сгорел 30-летний электромонтёр – с ожогами 90% тела его доставили в больницу, но спасти, увы, не смогли. Чуть позднее в Екатеринбурге пятеро молодых людей, проводя работы по благоустройству придомовой территории, наткнулись на высоковольтный кабель и получили серьёзные ожоги.

Основную часть ответственности за производственный травматизм должны нести работодатели и чиновники, уверен представитель независимого профсоюза горняков России в Свердловской области Валерий Золотарёв. «Многие работодатели экономят на мероприятиях по промышленной безопасности и охране труда, – поясняет он. – Иногда топ-менеджмент просто вынужден это делать, чтобы предприятие оставалось на плаву, поскольку это существенные расходы, причём не только денежные, но и временные. Зачастую инструктажи у тех же горняков проходят по схеме «подпишись не читая».

Также, по мнению Золотарёва, откровенно плохо работают надзорные органы. «Они начинают шевелиться в основном, когда что-то уже произошло. Главное для чиновников – найти виноватого, а на устранение факторов, которые способствовали ЧП на производстве, их трудолюбия уже не хватает. Да и плановые проверки проводятся, как правило, для отчётности».

Нездоровый труд

Ответственность за создание безопасных условий труда, за сохранение здоровья сотрудников лежит на работодателях. Однако далеко не всех из них беспокоит благополучие своих специалистов.

По данным ТУ Роспотребнадзора по Свердловской области, из двух миллионов экономически активного населения региона более 600 тысяч человек работают во вредных и (или) опасных условиях труда. Ежегодно на Среднем Урале регистрируется 500-600 вновь выявленных случаев профессиональной патологии. При этом 7-10% её приводит к формированию инвалидности, в том числе в трудоспособном возрасте.

– Существует утверждённый список профессиональных заболеваний, – рассказывает руководитель отдела медицины труда Екатеринбургского научного центра профилактики и охраны здоровья рабочих промышленных предприятий Олег Рослый. – По большому счёту их симптомы ничем не отличаются от обычных: кашель, например, или чихание… Но патология признаётся профессиональной после учёта ряда обстоятельств, факторов риска на производстве, например стажа работника, кроме того, существует определенный протокол исследований. Словом, прежде чем ты докажешь, что обременён именно профзаболеванием, семь потов сойдёт, но зато будешь иметь право на получение компенсации.

В числе самых опасных производств - горнодобывающие и металлургические.
В числе самых опасных производств - горнодобывающие и металлургические. Фото: «АиФ-Урал»/ Инфографика Ульяновой Юлии

По словам Олега Фёдоровича, корректироваться список профзаболеваний должен раз в пять лет, по факту в нашей стране это происходит раз в десятилетие. И, увы, далеко не всегда «по уму». Так, например, в 90-е годы, когда на Среднем Урале прокатилась волна протестов работников угольных шахт, в этот список был включён «профессиональный перегрев». Включён справедливо, поскольку температура в угольных шахтах порой достигает 60 градусов, что не может не подрывать здоровье рабочих. Но вот беда: медики понятия не имели, как эту патологию диагностировать. В итоге ни одного такого диагноза поставлено не было, а потом «профессиональный перегрев» и вовсе был исключён из списка.

Печальное лидерство

Ещё недавно область по количеству выявленных профзаболеваний занимала лидирующие позиции среди других регионов России. Сегодня ситуация несколько изменилась – Средний Урал сместился на шестое место. Непочётное первое место мы сохраняем лишь по профессиональной онкопатологии, что обусловлено спецификой уральской промышленности. Основной «поставщик» онкологических больных – металлургическое производство. Не все, конечно, а те виды работ, которые связаны с контактом с канцерогенами. Абсолютным же лидером (70%) в Свердловской области по распространенности профпатологий являются заболевания органов дыхания.

– Ответственность за создание безопасных условий труда, за прохождение медицинских осмотров сотрудниками лежит на работодателях, – говорит Олег Рослый. – И если крупные предприятия, как правило, демонстрируют социальную ответственность, то на предприятиях малого и среднего бизнеса с этим делом всё плохо. К сожалению, не все работодатели понимают, что гораздо эффективней вложиться в профилактику заболеваний и иметь здоровые кадры, чем экономить и потом иметь убытки из-за потери трудоспособности работников.

Работают люди, а не железяки

Владимир Блинов, архитектор:

– Существуют нормы и показатели надёжности любого оборудования: станка, крана, троса, лифта. В технических паспортах указан срок эксплуатации. После истечения этого срока в ходе экспертизы определяется степень изношенности оборудования, а специалисты дают свои заключения. Только вот у меня есть подозрение, что работодатели договариваются с экспертами, и уже изношенное оборудование продолжает работать как ни в чём не бывало на заводах. Естественно, рано или поздно это приводит к трагедии.

У нас вообще интересная страна. Все проверки начинаются только после происшествия, а так у нас всё хорошо, хоть трава не расти. Этот подход в корне неправильный, и мы уже не раз обжигались на нём, однако верных выводов так и не сделали.

Я уверен, что необходимо ужесточать законодательство в области производственных травм и профессиональных заболеваний рабочих. Сегодня за выброс вредных веществ работодатель отделывается мизерными штрафами, и заплатить их намного проще, чем менять все оборудование.

Каждый уважающий себя начальник должен просчитывать риски и думать, что будет на производстве через десяток лет. Ведь у него работают люди, а не железяки.

Население инфантильно

Сергей Кириллов, инспектор общественного экологического контроля свердловского отделения «Зелёной Лиги»:

– Сегодня специалистов устраивают по блату. То есть профессиональные качества человека измеряются по степени дружбы или родства. Нередко эти горе-специалисты, с низким уровнем образования, впоследствии отвечают за технику безопасности на производстве, за качество оборудования. Их логика проста: зачем закупать современное оборудование, авось и это выдюжит. С проверяющими же они легко договариваются.

Работодателю крайне невыгодно улучшать условия труда, любое новое оборудование встанет в копеечку. Зачем платить много, если можно платить мало. Население же наше по большому счёту инфантильно, за свои права не борется. Cуды, как правило, встают на сторону работяг, и, если человек получает производственную травму, он может получить хорошую компенсацию. Вот только захочет ли рабочий бегать по судам?

Сейчас мы активно пытаемся бороться с вредными производствами на Среднем Урале. Однако общественников с проверками на заводы не пускают. Даже замерить элементарный уровень шума, исходящий от станка, очень сложно.

Всё зависит от работодателей

Вячеслав Погудин, председатель комитета по соцполитике Законодательного собрания Свердловской области:

– Проблема вредных и опасных производств на Среднем Урале, конечно же, актуальна. Всё-таки край у нас горный, промышленный. Прежде всего, необходимо требовать от руководителей предприятий исполнения всех норм безопасности на производствах. Ведь не секрет, что ключевая причина всех трагедий – пренебрежение этими нормами.

Недостаток денежных средств, на мой взгляд, играет второстепенную роль. Многое зависит от работодателя и его жизненной позиции. Если руководителю не наплевать на своих рабочих, то он, конечно, будет уделять этой проблеме повышенное внимание. Кроме того, последствия при наплевательском отношении для начальства могут быть печальными: это и огромные штрафы, и судебные иски. Контролирующие органы, со своей стороны, должны следить за условиями труда и аттестацией рабочих мест.

Мне кажется, что крупные предприятия с богатой историей и давними традициями уделяют повышенное внимание безопасности труда. Здесь вся логистика поставлена на поток и несчастные случаи крайне редки. А вот мелкие предприятия порой экономят на профессиональной безопасности, в результате чего нередко страдают люди.

Я уверен, что важную роль в этом вопросе должны играть профсоюзы. Для этого и существуют отраслевые и коллективные соглашения с работодателем, где чётко прописаны степени ответственности сторон. Закрыть же разом все вредные производства мы не можем, потому что это и рабочие места, и налоги.

Профсоюзы ручные

Владислав Гордо, инженер:

– На мой взгляд, за права рабочих на вредных и опасных производствах должны бороться профсоюзы. Во все времена это была мощная машина, с которой работодатель предпочитал дружить и не спорить. Я вспоминаю времена СССР, когда экзамену по технике безопасности отводилась ключевая роль. Чтобы тебя пустили к станку, нужно было пройти семь проверок, сдать не один экзамен.

Что же мы видим теперь? Человек устраивается на завод, для галочки читает инструкцию по технике безопасности и идёт работать. Что он там делает, как работает, всех мало интересует. Главное, чтобы выдавал план. В нынешних условиях кризиса заводчанин ещё и выполняет работу за троих, нарушая всю технику безопасности. Профсоюзы за этой вакханалией не следят, они стали ручными, не вступают в открытый конфликт с работодателем, боятся его как огня.

Конечно, рабочий может постараться побороться за свои права. Однако любой нынешний руководитель всеми силами будет избавляться от работника, требующего улучшения условий труда или пытающегося связать своё заболевание с профессией. И, поверьте, даже будь ты хоть трижды высококлассный специалист, от тебя легче избавиться, чем пойти на какие-то уступки. Ведь за тобой могут потянуться остальные, а это крайне невыгодно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах