aif.ru counter
09.04.2013 11:45
116

Школьники Верхней Салды рассказали о родных и близких

Екатеринбург, 9 апреля, АиФ-Урал. Ученики 8 «б» и 9 «а» классов школы №14 Верхней Салды рассказывают землякам о родных и близких, чье детство и юность пришлись на «сороковые роковые». 

Школы опустели

«Моя бабушка родилась после войны. Но её родители были участниками войны 1941-1945 годов. Им было по 16 лет, когда началась война. Это были мой прадедушка Репин Иван Васильевич и прабабушка Репина Валентина Филипповна. Жили они в Кировской области. Заканчивали десятый класс и мечтали о будущем. Я знаю, что Валентина Филипповна мечтала быть врачом. Но всё закончилось 22 июня 1941 года. Всех ребят десятого класса забрали на фронт. Вместе с ними ушёл мой прадед Иван Васильевич. По словам прабабушки, почти никто не вернулся с войны из их класса. Я не знаю всех подробностей из военной жизни прадеда, не видела его живым, так как он рано умер, но из рассказов прабабушки Валентины Филипповны знаю, что прадед был командиром танка. Он три раза был ранен. Одно ранение было в голову, не один раз его танк горел. Дошёл мой прадед до самого Берлина, принимал участие в захвате Рейхстага и вернулся домой живым, но не в 1945 году, а только лишь в 1950-м.

Моя прабабушка не была на войне. Но и в тылу было не легче. Отцы воевали, дома были одни женщины. Школы опустели, учить детей было некому. Всех девчонок их 10-го класса послали учиться на учителей: хоть война и разрушила все планы, но правительство думало о том, что будет после войны. Дети в тылу должны были учиться.

Все работали для фронта: вязали носки, варежки солдатам. Люди в тылу ели хлеб из отрубей, жмыха, смешанный с травой, лебедой, а хороший хлеб отправляли на фронт. Люди следовали призыву: «Всё для фронта - всё для победы». В такие голодные годы прабабушка училась на ускоренных курсах учителей. Чтобы сберечь обувь, ходили пешком за 50 км босыми. И после войны прабабушка много лет работала учителем. С прадедом они поженились после войны, вырастили пятерых детей. Моя прабабушка до сих пор жива. Ей 85 лет. Она часто вспоминает те ужасные годы, в которые прошли их молодость и юность.

Я очень горжусь их стойкостью, смелостью и мужеством и буду всегда помнить их подвиг.

Пронина Юлия».

Одежда из табака

«Моя бабушка, Метлёва Раида Ивановна, родилась в Удмуртской ССР в сентябре 1933 года. В 1941 году папу бабушки забрали на фронт - воевать. И тут начались трудные годы жизни для всей семьи. Моей бабушке тогда было всего восемь лет. Она была совсем маленькой, но работала наравне со взрослыми. Мама брала её летом с собой в колхоз на все хозяйственные работы. А зимой мама работала на лесоповале, и моя бабушка с ней. В те трудные годы всех женщин от мала до велика в обязательном порядке отправляли валить лес. Трудно было, тяжело, но бабушка со всем справлялась. Она понимала, что кроме неё помочь маме никто не может, поэтому бралась за любую работу.

А в деревне оставались старики и совсем маленькие дети. Жила моя бабушка в маленьком доме, который совсем никак не отапливался. И приходилось ей самой ходить в лес за дровами в любой холод. Электричества не было. Единственным освещением была небольшая керосиновая лампа, от которой исходило такое приятное тепло, хоть и небольшое. Бабушка моя любила сидеть такими вечерами со своей мамой. Они пряли пряжу, вязали варежки и носки на зиму, и мама рассказывала ей сказки. Но, к сожалению, такие вечера не были частыми в годы войны.

Одежды тоже тогда не было, и бабушка со своей мамой летом выращивали табак, затем его рубили, обрабатывали и шили из него одежду. А ещё шили кисеты, которые отправляли посылками по полевой почте прямо на фронт. Туда же в посылку клали письмо с обязательно хорошими пожеланиями бойцам и пожеланием скорейшей победы.

Моя бабушка закончила только четыре класса школы, потому что учиться в годы войны было очень сложно, так как ей приходилось много работать.

Тяжёлое детство было тогда у всех детей, но они выжили и победили!

Некрасова Анна».

Линия фронта

«Моя бабушка, Медведева Лидия Андреевна, родилась 13 мая 1941 года в селе Владимировка, что стоит на левом берегу Дона, в Воронежской области. Когда ей было чуть больше месяца, началась война, и она, конечно, больше помнит рассказы матери и сестры, которая родилась в 1926 году. Но всё же некоторые эпизоды, начиная с 1943 года, она помнит.

На фронт ушли все мужчины из села. Из нашей семьи ушли на фронт отец бабушки, дядя Федя, двоюродные братья Михаил, Семён и Иван, который только что закончил 10 классов. Из них вернулся один Семён. Иван был разведчиком, был схвачен фашистами и повешен. Михаил и дядя Федя погибли под Смоленском. Отец бабушки попал в плен под Харьковом, где наша армия попала в окружение, и пришёл с войны уже после победы.

Во Владимировку война пришла в июле 1942 года, когда немцы заняли правый берег Дона. Село стало линией фронта. Начались налёты и бомбёжки. 25 июля во время бомбёжки ранило бабушку, а её родную сестру Мусю, которой было 11 лет, убило. Мама бабушки Лиды, сестра Мария и брат Коля остались живы. Они в момент налёта были в другом месте. Мама бабушки прибежала, схватила обеих окровавленных дочек и побежала в сад, не понимая, что одна девочка уже мертва. Потом, под налётами фашистских самолётов, она носила раненую дочку, мою бабушку, на перевязки в военный госпиталь, который находился в овраге, заросшем лесом. Приходилось идти полем, припадая к земле.

Затем все жители села были вывезены из линии огня за 60 километров. Сестра Мария, которая была подростком, наравне со взрослыми работала в поле, молотила зерно. Зима 1942-1943 годов была лютая, надо было чем-то топить избу, кормить корову. В феврале 1943 года наши войска пошли в наступление и погнали немцев на Запад. Все вернулись в родное село.

И вот, начиная с 1943 года, в бабушке живут воспоминания о войне. Она ещё долго боялась самолётов и при их звуке бежала прятаться в кусты. У неё всё время было чувство голода и холода. Ей часто приходилось оставаться одной в хате. Она не знала вкуса конфет, сахара, потому что их просто не было. Когда один солдат дал моей бабушке кусочек сахара, она повертела его в руках, не понимая, что с ним делать. Бабушка помнит, как спрашивала у мамы, нет ли писем от отца. А та печально отвечала, что нет. И какая была радость, когда он вернулся из плена, весь больной, но всё же живой.

Родной брат бабушки, Коля, занял место мужчины в доме, делая всю работу по дому, на корове пахал колхозное поле, а ему было всего 14 лет. Сестра копала окопы: на берегу Дона делали линию обороны на случай, если немцы прорвутся на Орловско-Курской дуге. Вся линия фронта по берегу Дона была заминирована, и один из двоюродных братьев бабушки подорвался на мине. В другом селе, что на правом берегу Дона, немцы собрали всех подростков, объявили их партизанами и закопали живьём. Одну девочку-пионерку фашисты застрелили за то, что она следила за ними, а потом рассказывала нашим солдатам. В селе у сельсовета ей поставили памятник.

Жизнь взрослых проходила в работе на колхозных полях. Уходили рано, приходили поздно. Весь хлеб шёл фронту, колхозникам ничего не давали. И не дай бог кому-нибудь утаить горсточку зерна. Его тут же судили. Так была осуждена бабушкина тётка Федосья за то, что утаила несколько початков кукурузы. Из тюрьмы она пришла больная туберкулёзом и вскоре умерла.

Мало кто вернулся домой с фронта, село опустело. У большинства бабушкиных сверстников отцов не было: они погибли на фронте.

Принято говорить, что детство - самая светлая пора жизни. А бабушкино детство - голод, холод, кровь и боль. Всё ещё, как вчера, слышится плач женщин и видятся опустевшие хаты села.

Позднее бабушка написала цикл стихов о войне, в которых передала свои переживания.

Медведев Руслан».

Свидетели расправы

«Я расскажу о своей прабабушке - Мальдиной Анне Николаевне.

Ей было 7 лет, когда началась Великая Отечественная война. Жила она вместе со своей мамой, сёстрами и братом в Башкирии, в деревне Ключи.

Детство было голодное. Моя прабабушка рассказывала мне, что ей всегда хотелось кушать. Голод преследовал даже ночью во сне. Если в начале войны ещё было что покушать, то после того, как в деревню вошли немцы, начались трудные времена. Немецкие солдаты забирали домашних животных, увозили муку, зерно. Для того чтобы прокормить семью, прабабушкина мама пекла хлеб из отрубей. Этот хлеб был очень жёстким. Бабушка до сих пор помнит вкус этого хлеба.

Зимнее время было самое трудное и голодное. Весной, как только сходил снег, они шли на поля и искали картошку на давно выкопанных и заброшенных участках, собирали оставшиеся на полях колоски. Летом ходили в лес за ягодами и грибами. Моя прабабушка вместе с другими детьми ходила в лес собирать разные травы для чая и для лечения, потому что таблеток тоже не было.

А ещё она рассказывала такой случай. Когда немцы добрались до их деревни, то всех жителей согнали в церковь, запретив выходить. Пока все люди находились в церкви, немцы сжигали их дома, забирали всё съестное. Но среди жителей были такие, которые не хотели подчиняться немцам. Они вылезли через подпол и убежали. Одним из них был старший брат бабушки, ему было 13 лет. Когда всех жителей выпустили из церкви и собрали возле сельсовета, они увидели, что многих односельчан повесили. А нескольких ребятишек, среди которых был и брат бабушки, фашисты забрали с собой. После этого о нём ничего не слышали. Он пропал без вести, а может быть, погиб как герой.

Война - это очень страшно! Пусть никогда на земле не будет войны! Я присоединяюсь к этим словам, потому что не хочу испытать и пережить то, что испытала моя прабабушка и её поколение. Я хочу счастливо жить в мирной стране!

Буторина Анастасия».

От первого лица

«Свой рассказ я буду писать от первого лица. Всё это я услышал от бабушки Нины - Малыгиной Нины Николаевны. Сейчас ей 73 года. Что-то она помнит сама, а что-то по рассказам своей матери.

«Когда началась война, мне было 4 года. Жили мы в Ленинграде. Про блокаду Ленинграда вы, наверное, знаете. Это было очень страшно. Голод, всегда хотелось кушать. Мы идём по мосту, я держу маму за руку, а она везёт санки с младшей сестрой. Сестра плачет и просит кусочек сахара. Потом она замолчала. Через какое-то время мы остановились. Мама с какой-то женщиной подошли к санкам. Постояли - и всё: нет больше ни сестрички, ни санок. Помню длинные очереди за хлебом, за водой, а ещё крысы везде. Ночью мама всегда держала палку в руках и чуть что стучала ею. Спали на полу, потому что сожгли всю мебель, чтобы хоть немного согреться.

Потом семьи с детьми начали вывозить из Ленинграда. Нас отправили на Урал. Так мы оказались в Верхней Салде. Мама взяла с собой соседского мальчика. Его родители ещё до войны уехали в командировку, а он жил с нами. Его мать нашлась уже после войны.

В Салде нам выделили одну комнату на пять семей. Когда взрослые уходили на работу, мы, дети, собирали лебеду и крапиву. Из крапивы варили похлёбку, а из лебеды пекли лепёшки. Ранней весной мы бегали на картофельное поле. Там мы в земле искали мороженую картошку. За это нам попадало нагайкой (плёткой) от сторожа. Он гонялся за нами на лошади. Топить было нечем, мы бегали на вокзал и собирали уголь на рельсах. Ребята постарше залезали на платформы и сбрасывали уголь. Если кого ловили, отводили в милицию. За это могли посадить в тюрьму. Мы, дети эвакуированных, бегали по всему городу и собирали всякие палки, щепки - всё, чем можно было разжечь печку. Местные жители жили полегче, у них было своё хозяйство. А мы не брезговали даже помойками около их домов: вдруг что-нибудь выбросят съедобное. А ещё зимой вместо валенок мы носили рукава от старых фуфаек, завяжем их верёвками и бегаем».

Здесь бабушка заплакала и сказала: «Не дай бог пережить вам это!»

Алешин Кирилл».

Голодный плач

«Козинова Анна Артемьевна родилась 12 декабря 1928 года в деревне Луговая. Семья Козиновых была многодетной: 3 сына и 4 дочери.

Анна Артемьевна вспоминает, что отца, Козинова Артемия Дмитриевича, забрали на фронт прямо с поля. Ему было 34 года.

Все заботы легли на хрупкие плечи матери - Козиновой Евгении Антоновны. Она весь день работала в совхозе, дети оставались дома одни. Они помогали по дому, работали на огороде, присматривали за маленькими братьями и сёстрами. На тот момент самой маленькой сестрёнке было 8 месяцев, её звали Тамарой. Дети постоянно недоедали, и, чтобы хоть как-то прокормить самых маленьких, дети постарше ходили в другой посёлок просить милостыню. Стыдно было, но ещё больнее было слушать голодный плач младших.

Несмотря на серьёзное время, дети находили время для игр. В основном играли в тряпичные куклы, строили шалаши. Было и сладенькое - это корень репейника. Зачастую дети путали эти корни с корнями ядовитого растения белены, многие травились.

Анна Артемьевна окончила 3 класса и начала трудовую деятельность в 13 лет. Можно было и дальше учиться, но в семье не хватало ни одежды, ни школьных принадлежностей. Летом она с утра до ночи работала в колхозе «Первое мая». Работали много, выходных не было. Это были и полевые работы, и работа на ферме. Когда была уборочная пора, то и ночевать оставались на полях. На ферме она работала телятницей, приходилось самой носить телят, взвешивать.

Денег за работу не давали, за 10 трудодней давали 1 кг муки. Естественно, прокормить на это большую семью было сложно. Поэтому чем больше детей работало в колхозе, тем больше они получали муки.

Из воспоминаний Анны Артемьевны: «Возвращаешься с поля затемно, в реке отмоешься и в клуб потанцевать маленько сбегаешь. Только приляжешь спать, а опять надо в поле. Вот так и жили».

Летом хлеба не было, ели траву. Варили из отрубей кисель. Корова была спасительницей в это голодное время.

С 15 лет Анна Артемьевна пошла работать на лесозаготовки, чтобы хоть как-то одеться и прокормить семью. Работа была непосильно тяжёлой, приходилось таскать шести- и двухметровые деревья. Но за этот труд платили деньги.

Вспоминает один курьёзный случай: один парень рисовал всем на руках картинки, позднее оказалось, что это татуировки. И она, думая, что потом можно смыть этот рисунок, тоже встала в очередь к этому «художнику». Парень сказал: «А тебе нарисуем репку» - и нарисовал ей сердце. А вечером, когда она пыталась отмыть, то поняла, что это навсегда. Дома от матери ей сильно попало.

В 25 лет она вышла замуж за Бобарыкина Ивана и уехала из своего села. Из-за тяжёлой работы у неё так и не было своих детей.

На сегодняшний день из всей многочисленной семьи она осталась одна. Козинова Анна Артемьевна - трудолюбивый и добрый человек. Долгих ей лет!

Брусницына Ангелина».

Немец помог

«Этот рассказ мы услышали от соседей во дворе.

Когда началась война, Жене было 15 лет. Жили они в Белоруссии, на станции Слобода. Это в 40 км от города Орш. Война для них началась с высадки немецкого десанта. Послышался гул самолётов, и с неба на парашютах стал спускаться немецкий десант. Все немцы были одеты в советскую милицейскую форму. В первую очередь они захватили вокзал и телеграф. Когда по радио объявили о начале войны, у них в городе уже были немцы. Всех жителей согнали на площадь и объявили, что великая немецкая армия освободила город от коммунистов. Потом всем жителям города выдали повязки с номерами и немецкие документы - аусвайсы. Документы все жители должны были носить с собой, а повязки носить на рукаве. У бабушки был 42-й номер.

На станции остановилась ремонтная бригада, состоящая из пожилых немцев. Сюда с фронта привозили танки для ремонта. Чтобы выжить, приходилось работать. Женя со своей подругой Тоней кололи дрова и носили их на немецкую кухню. За это они получали котелок супа, какую-нибудь кашу и пудинг. В начале войны на окраине деревни был лагерь военнопленных. Туда сгоняли наших солдат. В любую погоду их держали под открытым небом. Их сильно били, еду бросали прямо на землю. Жители пытались хоть как-то помочь им: передавали еду и одежду через колючую проволоку. Если кто-то попадался охраннику, то его сильно избивали.

Белоруссия была партизанским краем. Многие жители уходили в партизаны. Под откос шли немецкие поезда с военной техникой, взрывались мосты. Тогда приезжало гестапо. Хватали всех подряд и за малейшее подозрение расстреливали. Вылавливали молодёжь и загоняли её в сарай. Потом отправляли в Германию. Жене повезло, она избежала концлагеря. Она успела спрятаться. А однажды ей помог пожилой немец. Когда их гнали через мост, он толкнул её под мост и велел сидеть тихо. А вот её сестра Люся и брат Володя попали в концлагерь. Их угнали в Германию. Там они жили в деревянных бараках, каждый день их гоняли строем на работу. Вместо обуви они ходили в деревянных колодках, кормили плохо, практически ели одну траву. Домой они вернулись только после войны.

В оккупации Женя жила до 1944 года. Когда наши войска начали освобождать деревню, немцы согнали всех жителей и выставили их живым щитом. Было очень страшно. С одной стороны стреляли наши, с другой - немцы, сверху сыпались бомбы. В те дни погибло много мирных жителей. Евгении повезло, она осталась жива. Сейчас она очень старенькая, ей 84 года. Когда соседи рассказывали всё это, на глазах у них были слёзы».

От редакции: Наверное, собирая эти материалы о тяжелых годах Великой Отечественной войны, уральские школьники многое переосмыслили. Кажется, они даже чуточку повзрослели. Не зря же ребята сопроводили свои рассказы вот таким стихотворением:

А мы проходим мимо них,

Не зная, что тогда

Их детство, юность забрала

Проклятая война.

А жизнь идёт за годом год.

И очень жаль подчас - 

Им слова доброго сказать

Нет времени у нас.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество