aif.ru counter
231

«Государство должно было раздать деньги». Уральский бизнес зализывает раны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. «АиФ-Урал» 15/09/2020
region.center / «АиФ-Урал»

Есть радикальная точка зрения, что предпринимательство – заведомый риск, и в период кризисов каждый выживает как может: слабые уйдут, расчистив место сильным. Однако малый и средний бизнес – это не просто статус (самозанятый, ИП или ООО), а в первую очередь люди, которым необходимо есть и пить, платить за жильё, растить и воспитывать детей, содержать семьи. Какая помощь была оказана им в период пандемии? Была ли она эффективна? Какие уроки вынес сам бизнес из сложившейся ситуации? Эти и другие вопросы стали предметом обсуждения на очередном круглом столе в редакции «АиФ-Урал».

Каждое третье предприятие без поддержки было обречено на гибель

До пандемии в Свердловской области было более 200 тысяч субъектов малого и среднего бизнеса. Более половины из них, так или иначе, подверглись серьёзному давлению кризиса.

«Предприниматели восприняли ограничения крайне болезненно, и без мер поддержки им было бы выжить очень сложно, – рассказал президент Уральской торгово-промышленной палаты Андрей Беседин. – На Среднем Урале широко представлены все направления бизнеса. Мы провели ряд опросов, большинство респондентов сказали, что удар был очень силён. Порядка 30% предприятий заявили, что без поддержки обречены на гибель. Но большой плюс нашего региона в том, что предприниматели у нас достаточно консолидированы. В регионе действует четыре крупных деловых сообщества, которые вырабатывает единые решения. Уже 8 апреля мы подготовили первый пакет предложений по исправлению ситуации…»

Действительно, когда начались ограничения, многие представители бизнеса попросту растерялись. Такой ситуации ни в регионе, ни во всей стране, ни даже в мире не было никогда.

«В конце марта среди предпринимателей возникло дикое непонимание – что происходит?!, – вспоминает замдиректора Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства Валерий Пиличев. – На базе фонда у нас действует горячая линия. Если накануне пандемии в ней работало 6 человек, то сегодня их 32! За полгода на неё поступило огромное количество обращений, но в первые месяцы был просто шквал звонков. Наши сотрудники оказались к этому не готовы. Потому что одно дело – объяснять человеку какой-нибудь финансовый механизм, и совсем другое – выслушивать мат, рыдания, крики отчаянья. Мы вынуждены были менять сотрудников как авиадиспетчеров, к концу второго часа человек выдыхался эмоционально и не мог работать. На целый ряд вопросов дать ответ мы попросту не могли, поэтому начали подключать торгово-промышленную палату, бизнес-омбудсмена, юристов, переадресовывали вопросы им».

Одно дело – объяснять человеку какой-нибудь финансовый механизм, и совсем другое – выслушивать мат, рыдания и крики отчаянья.

Чтобы охватить финансовым ликбезом наибольшее число уральцев в фонде также запустили цикл бесплатных вебинаров и консультаций и даже открыли студию, в которой сегодня проходят прямые эфиры – достаточно эффективный, как выяснилось, способ донесения информации. Один такой вебинар посещало до 6 тысяч пользователей.

Что касается финансовой поддержки со стороны СОФПП, были запущены антикризисные займы для малого бизнеса с целевым назначением – на выплату заработной платы и аренды. Клиентам фонда также предложили реструктуризацию существующих займов. Одновременно по инициативе губернатора начались разовые выплаты самозанятым уральцам. На конец августа они составили 63 млн рублей.

«Если человек зарегистрировался до 1 апреля 2020 года, он получал пять тысяч рублей, если до 1 мая – ещё пять тысяч, – пояснил Валерий Пиличев. – Мы трубили об этом везде, но на данный момент выплаты получили только 50% самозанятых. Хотя механизм очень простой: заходите на сайт фонда, регистрируетесь, нажимаете кнопу «подать заявку», и она автоматом уходит к нам в реестр».

Чем помогли банки?

Серьёзную помощь малому бизнесу оказали представители банковской сферы, предоставившие уральским предпринимателям более 6 тысяч льготных кредитов под 2% годовых (речь идёт о наиболее пострадавших отраслях экономики). Кредиты под 0% на сумму 2,5 млрд рублей на выплату сотрудникам зарплаты получили в регионе 1 111 организаций.

«Мы участвовали практически во всех госпрограммах поддержки в качестве банка-оператора, кроме того, у нас была своя схема поддержки бизнеса, – рассказала заместитель управляющего по МСБ банка «Открытие» Татьяна Парвадова. – Это и зарплата под ноль и под 2% годовых, и реструктуризация кредитов, и кредитные каникулы для пострадавших отраслей, средства на покрытие кассовых разрывов. По итогам полугодия в кредитовании малого и среднего бизнеса произошёл заметный прирост. Многим клиентам удалось помочь. Согласна, что самый сильный удар пандемия нанесла по представителям микро- и малого бизнеса, некоторым пришлось покинуть рынок. Но многие на сегодняшний день смогли восстановиться и даже, наоборот, испытывают подъём. Имела место консолидация бизнесов, их укрупнение. Отмечу также, что до представителей среднего бизнеса кризис ещё только докатывается. Рвутся производственные цепочки, мы наблюдаем рост дебиторской задолженности».

До среднего бизнеса кризис ещё только докатывается.

«Соглашусь, что в возникшей ситуации больше всего пострадал малый бизнес, – отмечает руководитель направления МСБ ВУЗ-банка Александр Пинчук. – В апреле ситуация напоминала апокалипсис: людей на улицах нет, магазины закрыты, что делать – непонятно. Но уже в мае начался постепенный выход из этого состояния неопределённости. Сегодня мы видим, что ситуация улучшается. Покрытие кассовых разрывов действительно было самой важной темой в период пандемии. У нас также возник большой спрос на овердрафтное кредитование, увеличение составило до 30%. Что парадоксально лично для меня: одни и те же меры кем-то воспринимались хорошо, а кто-то считал их недостаточными, каждый оценивал их по-своему».

Лето пережили, но что будет дальше?

Впрочем, многие представители наиболее пострадавших сфер бизнеса говорят, что оказанных мер было явно недостаточно. Это в том числе общепит, туризм, отели, сфера красоты и здоровья.

«Пандемия вроде как заканчивается, число заболевших снижается, предприниматели сделали выдох, у многих появилось благостное настроение, потому что раньше они были вообще закрыты, – констатирует руководитель сети фитнес-клубов Bright Fit Алексей Романов. – Но я считаю, что все беды ещё впереди. Конечно, мы воспользовались мерами поддержки, если бы их не было, то большую часть бизнеса пришлось бы вообще закрыть. Но чтобы пройти весь кризис, помощи, оказанной государством, явно недостаточно. 40% МСБ в Екатеринбурге – это сфера услуг, которая пострадала больше всего. Одна из главных мер, о которых мы сейчас почему-то не говорим, это поддержка потребительского спроса, который катастрофически упал, особенно в крупных городах. Предприниматели получили кредиты, смогли прожить лето, но что будет дальше?»

40% МСБ в Екатеринбурге – это сфера услуг, которая пострадала больше всего.

По словам спикера, кризис выявил низкое качество государственного управления. Решения принимались правильные, но они постоянно запаздывали. Предприятия закрылись в марте, а меры поддержки начали работать в конце апреля. Государство запретило людям работать, но почему это произошло за счёт бизнеса? Кроме того, далеко не все отрасли получили меры поддержки.

«Мерам поддержки, оказанным государством, я бы поставил 4 балла... из 10, – сделал вывод Романов. – Если не даёте работать – оплатите простой. Это нормальная практика в любой цивилизованной стране».

Тем не менее он отмечает, что нынешний кризис сплотил бизнес. Предприниматели смогли объединиться, в том числе на региональном уровне. «Пандемия показала, что мы больше партнёры, соседи, а не конкуренты», – уверен эксперт.

Тему выживания в бизнесе представительниц прекрасного пола затронула генеральный директор парка «Арамильская слобода», руководитель благотворительного фонда Анастасия Климина. «Проекты женщин, как правило, социально ориентированы, – отмечает спикер. – Одновременно они наиболее уязвимы. У неё может быть несколько частных детских садов, но она может не знать, что такое маржа. Именно поэтому бизнес-леди требуется особенная поддержка».

Когда произойдет восстановление экономики

«Очень хочется верить, что пандемия идёт на спад, но в любом случае экономике из кризиса этой осенью не выйти, – считает Андрей Беседин. – Люди стали беднее, государство, которое недополучает налоги, судя по всему, также будет сворачивать ряд региональных и федеральных проектов. Большой проблемой региона стал резкий рост безработицы. Когда на каком-то совещании прозвучала цифра в 80 тысяч, кто-то чиновников воскликнул: «Этого не будет никогда!» Сегодня в Свердловской области более 100 тысяч официальных безработных. Государство оказывает им какую-то помощь, но потребительский спрос этим не поддержать. А ведь есть ещё скрытая безработица и неполная занятость… Поэтому «Большая четвёрка» бизнес-сообществ региона предлагает не тратить из бюджета деньги на пособия, а возвращать людей в активную деятельность. Нужны региональные программы по переобучению, в том числе по направлениям цифровой экономики. Ещё одна мера поддержки – беззалоговое кредитование тех, кто потерял работу, но готов попробовать себя в бизнесе».

Люди стали беднее, государство недополучает налоги и, судя по всему, свернет ряд проектов. Большой проблемой стал резкий рост безработицы.

«Полагаю, что в период пандемии выжили те, у кого на момент кризиса была цифровая платформа, – говорит экономист, финансовый аналитик Виталий Калугин. – Остальным пришлось либо оперативно перестраивать схему продаж, либо уходить с рынка. Считаю, что государство должно было раздать деньги конкретному потребителю. Допустим, по 10 тысяч рублей ежемесячно каждому гражданину страны. Шесть месяцев налоговых отсрочек – это ничто, и государство вряд ли будет их продлевать. Льготные кредиты ситуацию также не спасают, это не прямая поддержка. Потому что кредит – это когда берёшь чужие деньги и на время, а отдаёшь свои и навсегда. Но по поводу потребительского спроса я не буду слишком пессимистичен, потому что деньги в стране есть. В этом году люди не тратили деньги на заграничные поездки, многие обналичили депозиты, продолжают получать выплаты на детей…»

Тем не менее, по мнению финансового аналитика, восстановление экономики в России произойдёт лишь в III или IV квартале 2022 года.

«Общаясь с предпринимателями, мы видим, что активность бизнеса восстанавливается, поэтому смотрим в будущее позитивно, – подчёркивает Татьяна Парвадова. – Я всегда говорю клиентам: если у вас возникла проблема – придите и расскажите о ней, всегда можно найти выход из трудной ситуации. В период кризиса 2008-2009 годов банки вообще не знали, как работать с потенциально проблемными ситуациями. Сегодня такие инструменты есть».

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах