Примерное время чтения: 11 минут
387

От винта! Уралец создал музей самодельных авиамоделей

К своим крылатым машинам Валерий Самойлов относится трепетно и сетует, что сейчас кружков по авиамоделированию меньше, чем в годы его молодости.
К своим крылатым машинам Валерий Самойлов относится трепетно и сетует, что сейчас кружков по авиамоделированию меньше, чем в годы его молодости. / Валерий Самойлов / Из личного архива

В комнате у 73-летнего Валерия Самойлова – звук реактивного двигателя. Это гудит самолёт, который помещается у него на обычном письменном столе. И хоть механизм внутри истребителя не больше ладони, звучит он вполне убедительно. Кругом расставлены краски. На кресле – чертежи и выкройки, но не на ткани, а на специальной бумаге. Вот уже 43 года хозяин этой комнаты учит детей делать модели штурмовиков, МИГов и других крылатых машин. А ещё он бесплатно проводит экскурсии в музее, который сам и создал, где можно увидеть всю гордость отечественной авиации в миниатюре. Подробнее - в материале ural.aif.ru.

Сотни моделей за 43 года

Дарья Попович, «АиФ-Урал»: – Валерий Германович, откуда такая тяга к самолётам?

Валерий Самойлов: – Меня назвали в честь легендарного Валерия Чкалова. До армии я работал на УЗТМ в мартеновском цехе слесарем КИП и автоматики с 1971 года. И хотя лётчиком не был, но к небу отношение имел. Я служил в роте старших авиамехаников под Берлином. Мы ремонтировали агрегаты и приборы для самолётов, а когда проходили учения Варшавского договора, мы работали на аэродромах.

– А потом вы стали создавать модели вручную?

– Когда я вернулся в свой город Серов после армии, в 1980 году профком направил меня вести авиамодельный кружок для школьников. В то время занятия для тех, кто увлечён техническим творчеством, имелись при каждом пионерском лагере. При школах тоже. Мне выделили помещение, где всё было оборудовано разными инструментами.

За 43 года работы мои ребята построили сотни самолётов героев Советского Союза: Серова, Покрышкина, Кожедуба, Чкалова, Коняева и других. Многие школьники занимали первые места на первенстве России по авиамоделированию. Семь моих учеников в дальнейшем сами стали руководителями таких авиакружков. Шесть других моих воспитанников всерьёз заинтересовались техникой. Они окончили университеты и теперь работают инженерами-конструкторами. Трое из них сейчас создают беспилотники. Ещё двое моих ребят стали майорами ВВС и получили боевые награды. А один паренёк, который ходил ко мне на занятия, не так давно получил звание подполковника. За выполнение боевого задание в Сирии он награждён президентом страны боевой медалью маршала Жукова. 

Каждая модель – индивидуальна. Никогда нельзя сказать, сколько времени понадобится, чтобы сделать очередной самолёт.
Каждая модель – уменьшенная копия настоящего исторического самолёта. Все звёздочки должны быть нанесены там же, где они предполагаются у оригинала. Фото: Из личного архивa/ Валерий Самойлов

– Вы создали музей из моделей, которые вместе делали?

– Да. Я организовал Музей боевой славы советских лётчиков. Правда, сейчас нас переселили в здание поменьше. Там от пола и до потолка стоят модели самолётов. У меня их сотни! Там также есть рабочий кабинет, чтобы мастерить, и стоит проектор: я показываю кино детям.

Обычно я начинаю рассказ с самолёта братьев Райт. Затем идёт Первая мировая война.  Nieuport («Ньюпор») Александра Казакова, который вместе с друзьями сбил 32 вражеских самолёта. Я построил модель этого самолёта на этом столе. К сожалению, сейчас школьники даже не знают, что в 1929 году наши лётчики долетели до Америки на самолёте «Страна Советов». Наши соотечественники тогда преодолели 21 тысячу километров. Они пролетели вокруг Статуи Свободы. А позже, в 1938 году, именно такой самолёт напичкали взрывчаткой. Это был первый беспилотный камикадзе. Им управляли с другого самолёта по радио. Особенно меня брала городость, как наш АНТ-25, как у Валерия Чкалова, четырёхмоторный самолёт стал победителем на первенстве России. Мой ученик, Никита Полечкин год строил эту модель. А второй год переделывал её.

Раньше, когда у летательных аппаратов стоял пропеллер, лётчики кричали: «От винта»! А с появлением реактивной авиации они стали кричать: «От хвоста! Запустить двигатель»!

Я провожу экскурсии в этом музее на волонтёрских началах уже 13 лет. Но всё равно каждая из них требует немалой подготовки. Надо всё включить, проверить, как оно работает. А потом расставить все модели по местам.

Зато результат радует. В нашей книге отзывов больше ста записей. К нам приходят не только школьники, но и ветераны труда, Афганистана и Чечни. Бывают гости из других городов и даже из других стран иногда.

Валерий Самойлов 13 лет водит экскурсии по музею, который создал в своём родном городе.
Валерий Самойлов 13 лет водит экскурсии по музею, который создал в своём родном городе. Фото: Из личного архивa/ Валерий Самойлов

Бомба летит в судью                      

Какие модели самолётов ваши любимые и почему именно они?

– Спрашиваете тоже! У меня все любимые! Я вложил в них всю свою душу! Чтобы что-то смастерить, понадобится море фанеры, всякие зарядные устройства, регуляторы, пенопласт. А ещё болты, гайки, акриловые краски и кисточки.

Сначала нужно определиться с размером будущей машины. Затем выполнить чертёж и выкройки каждой детали. Так, например, я сделал свой «Ньюпор-17».

Во время соревнований модель должна взлететь так же, как еë прототип. Если настоящий самолëт выполнял полёт под 30-градусным углом, то и уменьшенная копия должна это повторить.

Затем самолëт должен приземлиться, подъехать к судьям и остановиться. Для этого необходимо предусмотреть резиновую амортизацию. Если это военная модель, она должна сбросить баки, бомбы, торпеды.

– Бомбы, надо полагать, не настоящие.

– Конечно, нет! Все боевые снаряды пенопластовые. Но на одном соревновании такая бомба прилетела прямо в судью. И это было больно: в передней части у неё болт.

В копии модели самолёта должно быть всё: пушка, кабина с фигуркой лётчика в форме, прицел внутри кабины, щитки. Обязательна приборная доска и все люки. Всё, что движется у настоящей модели, должно свободно двигаться и здесь. Звёзды должны быть нанесены там же, где и у оригинала.

Каждая модель – индивидуальна. Никогда нельзя сказать, сколько времени понадобится, чтобы сделать очередной самолёт.
Каждая модель – индивидуальна. Никогда нельзя сказать, сколько времени понадобится, чтобы сделать очередной самолёт. Фото: Из личного архива/ Валерий Самойлов

– Какие модели сложнее всего делать, а какие – легче?

– Любой летательный аппарат делать непросто: нужно рассчитывать, каким он будет. Сделаешь слишком большой – он не подойдёт для зального соревнования. (А мы обязательно участвуем во всех состязаниях.) Слишком маленький не полетит. Тяжёлый тоже не сможет подняться в воздух, а чересчур лёгкий развалится в полёте.

На какую максимальную высоту поднимались самолёты?

– Мы измеряем не высоту, а время, которое они держатся в воздухе. Наши могли продержаться до 40 минут. Крылатая машина отправлялась за облака, её даже не было видно.

Особенно меня брала гордость, когда радио модели АНТ-25 В.Чкалова и четырех моторная С.Леваневского, летали в небе аэродрома города Серова. Как настоящие!

Я не блогер, хотя…

– Сколько времени уходит на то, чтобы создать самолёт?

– Смотря какой. Нет ни одного одинакового среди тех, что я сделал. В любом случае нужно потратить на это сотни часов. Одни мой ученик, который потом стал чемпионом по моделированию самолётов, год делал со мной свою модель. На это уходило всё наше с ним свободное время.

У хорошего руководителя технического кружка нет выходных, отпусков. Мы трудимся от одного соревнования до другого.

Сейчас, к сожалению, авиакружков становится всё меньше и меньше. Ребята увлекаются этим намного реже, чем в советские годы. Это замечаю и я, и мои коллеги. Многие дети не умеют даже делать скворечники своими руками, не то что сложные устройства, такие как копия самолёта! Меня это расстраивает.

Даже взрослые люди на полном серьёзе говорят: зачем что-то делать, если можно это купить? Откуда в нашей стране появятся грамотные инженеры-конструкторы, если сейчас так мало авиамодельных кружков? Очень мало ребят настроены на то, чтобы создавать что-то своими руками, а не просто быть потребителями! При этом все хотят быть блогерами! Многие ребята говорят мне: быть слесарем никто не хочет, это, мол, не престижно.

Чтобы модель взлетела и смогла хоть сколько-то продержаться в воздухе, надо всё тщательно рассчитать.
Чтобы модель взлетела и смогла хоть сколько-то продержаться в воздухе, надо всё тщательно рассчитать. Фото: Из личного архива/ Валерий Самойлов

– Но у вас лежит видеокамера на столе. Значит, вы сами что-то снимаете?

– Я снимаю праздники в окрестных городах. А потом присылаю в паблики Верхотурья, Сосьвы, Лобвы, Карпинска, Краснотурьинска, Ивделя. Все меня берут. У одного видео даже набралось 70 тысяч просмотров – мне так сказали.

– Так, значит, вы сами и есть крутой блогер.

– Я? Блогер?! Я волонтёр! И работаю бесплатно.

– В вашей семье кто-нибудь идёт по вашим стопам?

– Мой сын занял первое место на первенстве России по авиамоделированию. Взмах крыла этой модели была 1400 миллиметров. Это был самолёт генерала Ерёмина – героя Советского Союза – в размере 9:21. Сейчас фотография этой модели находится в Музее боевой славы Саратова, на Соколиной горе.  У меня есть внук. Он учится в седьмом классе и каждый год ездит на соревнования по авиамоделированию. Можно сказать, у нас это потомственное занятие.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах