aif.ru counter
17.09.2019 16:33
3529

«Плейбой» Анатоль. За что олигарх Демидов порол племянницу Наполеона?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. «АиФ-Урал» 18/09/2019 Сюжет Революция и Гражданская война на Урале. Истории
Коллаж «АиФ-Урал» / «АиФ-Урал»

Если бы государственному крестьянину, кузнецу-оружейнику Демиду Антуфьеву сказали, что на деньги его далёких потомков будут совершаться госперевороты в Европе, он бы не только не поверил, но даже бы и не понял, о чём идёт речь.

Золотая молодёжь

Сыну его Никите и внуку Акинфию, имя которого недавно получил аэропорт Кольцово, такое тоже вряд ли могло прийти в голову. «Империя Демидовых была огромна, она охватывала не только Урал, но и всю Европу, возможно, даже половину мира, – говорит начальник Управления архивами Свердловской области Александр Капустин. – Именно благодаря им наш регион стал промышленной державой, о которой сегодня знают все». Однако не только железом и медью прославился на весь мир род уральских предпринимателей.

Одним из самых экстравагантных и неоднозначных представителей династии, несомненно, был Анатолий Николаевич Демидов (1812–1870). Страстью всей его жизни был Наполеон Бонапарт. Он не был с ним знаком и никогда не видел императора, но был очарован им до глубины души, до конца жизни собирал всё, что связано с личностью великого полководца.

Отец Анатолия – Николай Никитич – был патриотом до мозга костей и приложил немало сил и средств, чтобы в 1812 году изгнать французов из России. Он, в частности, на собственные деньги собрал, экипировал и обучил целый Демидовский полк и сам командовал им во время Бородинского сражения. Правда, полк состоял в основном из крепостных самого Демидова: они строили укрепления и выносили с поля боя раненых, а также конвоировали пленных. Тем не менее сохранилось письмо фельдмаршала Михаила Кутузова, в котором он благодарит предпринимателя и выражает ему от лица Александра I «монаршее благоволение».

Между тем сын Николая Демидова пошёл по иной дорожке. В юности Анатоль был типичным представителем золотой молодёжи своего времени. Жил в Париже, был человеком очень широких интересов, интеллектуалом, англофилом и денди, одевался в костюмы, украшенные драгоценностями, посещал элитные клубы, оперу, обедал в лучших ресторанах, волочился за балеринами и крутил романы с аристократками.

После смерти отца Анатоль унаследовал огромное состояние: железные и медеплавильные заводы, собрание произведений искусства и ещё много чего. Его чистый годовой доход превышал два миллиона рублей. На территории Villa Demidoff во Флоренции текла река и было несколько прудов, парков, летний театр, церковь, зоопарк, гигантский сад из пяти тысяч тутовых деревьев, фабрика по производству шёлка. Гостей по поместью катали по железной дороге на привезённом из России первом паровозе отца и сына Черепановых.

Царь Николай I недолюбливал Анатоля, так как считал, что из-за его тяги к роскоши и распутства за рубеж утекают большие средства. Когда Демидов появлялся в Петербурге, его даже «забывали» приглашать в Зимний дворец. В Европе многие члены монарших фамилий также отказывались принимать его за своего, даром что дворянство уральским промышленникам было пожаловано ещё Петром Великим.

После того как император Наполеон был изгнан из Европы, его родственники обосновались в Италии и испытывали большие финансовые трудности. Тут-то и подвернулся Демидов – обладатель несметных богатств и ярый бонапартист, мечтающий любой ценой приобщиться к славе своего кумира.

Ложь Матильды

Была там большая любовь или только голый расчёт и интрига (причём с обеих сторон) – сегодня сказать сложно. Принцесса Матильда была дочерью младшего брата Наполеона I – Жерома Бонапарта. В середине XIX века она являлась одной из самых популярных светских львиц и фигурантом многочисленных сплетен – не только в Западной Европе, но и в России.

С Матильдой Демидова познакомили в 1839 году, ей было на тот момент 18 лет. Опытный повеса и дон-жуан (как ему казалось), Анатоль решил, что принцесса – очаровательная, простая, безобидная и даже робкая девушка, без лишних амбиций. То, что у девушки на самом деле железная хватка и далеко не ангельский характер, выяснилось позднее.

Ещё в букетно-конфетный период их отношений Анатоль, чтобы пустить пыль в глаза, выкупил заложенные Жеромом бриллианты из приданого Матильды на сумму более миллиона франков. Европейская богема была в шоке от такой щедрости. Заодно Демидов приобрёл себе княжеский титул Сан-Донато. Правда, царь Николай I, узнав об этом, посмеялся и сказал: «Пусть он там (во Флоренции) только князем и остаётся». Действительно, при жизни Анатолия Николаевича в России его князем никто не называл, да и в Европе к его титулу многие отнеслись скептически. Гораздо большее уважение всегда вызывали его деньги.

Известна история, как двоюродный брат Матильды – Луи – пытался отговорить кузину от брака с «русским мужиком», на что она ему якобы решительно заявила: «Этот русский мужик может купить всю Францию, а вы, Луи, не способны даже вернуть моё приданое».

В результате был составлен и подписан брачный контракт на 32 страницы, согласно которому олигарх обязался ежегодно выделять на содержание Матильды гигантскую сумму, причём часть средств предназначалась отцу супруги. Впрочем, хозяином выкупленных бриллиантов объявлялся Демидов. 
Семейная жизнь их длилась около шести лет и имела весьма специфический характер. Дело в том, что, женившись, Демидов вовсе не собирался, да и не стал отказываться от романов на стороне. Сама Матильда тоже не была идеалом супружеской верности и кротости. Однажды на балу она оскорбила какую-то важную особу и получила от мужа пощёчину, после чего при всех назвала его «рогоносцем». Вспылив, тот затащил жену в спальню, привязал к кровати и выпорол плетью. Позднее такого рода эксцессы стали повторяться.

Культура БДСМ и маркиз де Сад были здесь, вероятно, ни при чём, просто в Демидове играла кровь его предков, привыкших силой и деньгами решать любые вопросы. В конце концов домостроевские привычки предпринимателя Матильде надоели. После того как муж в очередной раз привязал её к кровати и высек хлыстом, принцесса сбежала, прихватив с собой те самые бриллианты, которые Анатоль выкупил накануне их свадьбы.

Себастьен Шарль Жиро. Столовая принцессы Матильды (1855).
Себастьен Шарль Жиро. Столовая принцессы Матильды (1855). Фото: Википедия

Некоторое время Анатолий Николаевич пытался вернуть супругу, которая так дорого ему стоила, писал ей душещипательные письма, взывал к нравственному долгу и монаршим «скрепам», а потом обиделся и заявил, что лишит её средств к существованию. Но Матильда оказалась крепким орешком. Она слёзно пожаловалась императору Николаю I, рассказала ему в подробностях про хлыст и попросила развода. Проникнувшись сочувствием к принцессе, монарх вызвал Анатоля на ковёр, в результате чего тот дал развод и выделил бывшей супруге щедрое содержание. В качестве «алиментов» Матильда до самой смерти (ещё почти 60 лет!) ежегодно получала по 200 тысяч франков.

Судьба бриллиантов

Бриллианты и деньги Демидова вскоре сыграли решающую роль в жизни Франции. Под залог драгоценностей олигарха Матильда получила в банке огромный кредит и отдала средства кузену Луи-Наполеону (тому самому, который отговаривал её выходить замуж за Анатоля). В 1848 году Луи выиграл выборы, став первым президентом Франции, а потом совершил государственный переворот, установил авторитарный полицейский режим и объявил себя императором Наполеоном III. Матильда стала, по сути, второй персоной в стране. Миллионы, непосильным трудом заработанные для Демидова на уральских заводах, стали разменной монетой в играх зарубежных политиков.

Анатоль так и не дождался ни возврата «камушков», ни возмещения обещанного приданого, но продолжал почитать Бонапарта и даже выкупил его первую резиденцию на острове Эльба. К концу жизни он собрал огромную коллекцию из личных вещей, автографов и портретов императора. «Незадолго до смерти Демидов предложил подарить часть коллекции племяннику Наполеона – Луи, - рассказала заведующая отделом публикации и использования архивных документов ГАСО Ольга Никоян. - Но, как это ни странно, тот не проявил по этому поводу никакого энтузиазма». Судя по всему, русский промышленник относился к личности французского полководца гораздо теплее, нежели его родственники.

Карл Брюллов. Портрет А.Н. Демидова Сан-Донато (1831).
Карл Брюллов. Портрет А.Н. Демидова Сан-Донато (1831). Фото: Википедия

Детей Демидову бог не дал, после его кончины обладателем титула Сан-Донато и владельцем усадьбы Villa Demidoff стал его племянник Павел. Он решил её продать, но сделать это целиком не получилось: настолько богатых людей не нашлось ни в Италии, ни во всей Европе. Огромное имение было разделено на 20 частей и в рассрочку реализовано разным людям. А дальше всё было очень печально. Во время Второй мировой там обосновались немцы и превратили роскошный особняк в подобие помойки. В конце войны авианалёты американцев и англичан окончательно сровняли с землёй былое великолепие.

Но если бы Анатолий Демидов занимался только покупкой титулов и бракоразводными тяжбами, в глазах потомков он так и остался бы «плейбоем» с большим кошельком. На самом деле он был крупнейшим меценатом своего времени, ценителем живописи, литературы, покровителем науки и искусства. Благодаря ему в нашей стране и в Европе были реализованы десятки социальных, образовательных, культурных и научных проектов, в том числе в Питере, Ярославле, Нижнем Тагиле. Знаменитая картина «Последний день Помпеи» была написана Карлом Брюлловым по его заказу. Демидов снарядил за свой счёт экспедицию для изучения южной России и Крыма, профинансировал разведку запасов каменного угля в Донецком бассейне, принял горячее участие в создании организации Красный Крест...

Родился он во Флоренции, умер в Париже, в России появлялся нечасто, а до Урала за всю свою жизнь не добрался ни разу. Но имя и титул Демидова увековечены в названиях железнодорожных станций Анатольская и Сан-Донато. Они и сегодня есть на карте Свердловской области.

«С конца XVIII века представители династии перебрались в Европу, - отметила замдиректора Госархива Свердловской области  Ирина Иванова. – Но они всегда думали о России и об Урале, создавали и содержали больницы и школы, поощряли изобретательство и рационализаторство на заводах. Если бы не было командировки Ефима Черепанова в Англию, возможно, не было бы и паровоза Черепановых. Сегодня потомки Демидовых живут во всём мире, в основном за рубежом, в том числе – в США и Финляндии. Но они не очень интересуются историей своей семьи».

Кстати
10 сентября 2019 года исполнилось 100 лет со дня образования государственной архивной службы Свердловской области. Поздравляем уральских архивистов с юбилеем и благодарим за помощь в подготовке материала. Часть документов, посвящённых жизни Анатолия Демидова, можно посмотреть на международной выставке «Демидовы в Европе», которая открылась в Музее архитектуры и дизайна УрГАХУ (Екатеринбург, ул. Горького, 4а).

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество