aif.ru counter
20.04.2011 15:02
40

Родители взяли школы в осаду. Или засели в засаду?

В брендовые школы никогда не стремилась, на сей счет у меня своя теория. Потому и остановили мы свой выбор на гимназии №94. Как-никак родное учебное заведение, из этих стен в большую жизнь вышли и я и мой старший отпрыск. Тут меня все устраивало: качество образования, педагогический коллектив, устав, близость от дома (три минуты не торопясь). И проблем с поступлением быть не должно — дом наш как раз в пресловутый «микроучасток» входил, тем более что в марте начальник управления образования Екатеринбурга Евгения Умникова пресекла на корню слухи об отмене территориального принципа зачисления в первый класс. А 15 апреля Евгения Леонидовна подписала новое распоряжение, в котором уже не было такого понятия, как микроучастки. Вот тут все и началось…

Удивительно, но факт — родители будущих первоклассников узнали о том, что их дети отныне могут пойти в любую школу по выбору, еще в минувшую пятницу. Тогда как экстренную пресс-конференцию, посвященную нововведениям, Евгения Умникова собрала в понедельник. В большинстве школ моментально образовались родительские активы — желающие отдать в ту или иную школу своего ребенка твердо решили отстаивать свое место под солнцем. Ведь, как известно, кто не успел, тот опоздал — мест за партами, может быть, в городе и больше, чем первоклашек, но в каждой отдельно взятой школе количество этих мест строго ограничено. Дежурившие у стен школ родители начали составлять очередные списки.

Сейчас, признаюсь, не пойму, почему я не сообразила сходить к родной гимназии и разведать, что к чему. Потому попали мы с дочерью в заветный список… случайно. Проходя мимо гимназии в минувший вторник, увидела стайку родителей, экипированных по-зимнему. И тут до меня дошло! Подлетаю:

— Место есть?

— Еще четыре осталось, — отвечает глава актива, крепкий молодой мужик. — Будете 71-ми. Всего три класса набирают по 25 человек, так что вам повезло.

— Дальше что мне делать?

— Ночью приходите отмечаться, завтра чтобы в 6 утра уже были здесь. Запускать начнут с 9, надо будет уже в очереди стоять. У вас муж есть? Отлично, утром приходите с ним. Мало ли что…

Что имелось в виду под «мало ли что», я поняла во вторник вечером, когда стала появляться информация о драках между родителями. Драках по-взрослому, «до первой крови». Ближе к ночи стали звонить знакомые:

— Слышала, что в 110-м лицее происходит? Родителям из окон передали бланки для записи, они за них как дикие собаки дрались. Довели людей…

Подобные рассказы оптимизма не прибавляли. На первое ночное отмечание мужа и старшую дочь провожала как на фронт. Вернулись, слава богу, живые и здоровые. Успокоили: второе отмечание в 4 утра, на запись явиться в 7. Легли в 2 ночи, все имеющиеся в доме будильники поставили на 3. Второе отмечание принесло радостную весть — мы поднялись на одно место, наш номер 70. Никогда не думала, что столь несущественный факт вызовет у меня столь бурный восторг.

Встаю в 6 утра, завариваю термос чая (три часа бдить), достаю лыжный костюм (не месяц май). Подхожу как раз к началу «всегимназической переписи населения». Тех родителей, кто сладко спал этой ночью и не удосужился отметиться, общим голосованием лишаем номера — они, если придут, встанут в самый хвост. В результате репрессивных мер оказываюсь 61-й! Родительский актив ведет себя очень мудро. Каждому родителю выдается талон с номером в очереди. До сведения всех доводится, что запускать будут по 15 человек, поэтому надо разбиться на «пятнашки» и запомнить друг друга. После этой процедуры часть родителей расходится — детей пора вести в детский сад.

Через полтора часа понимаю, что больше не могу. Во-первых, закоченела до трупного состояния. Во-вторых, ноги уже не держат. В-третьих, пардон, нужда гонит. Тем временем уходить из очереди уже не рекомендуется, потому как начинают прибывать «репрессированные» и качают свои права, им в унисон выражают возмущение «левые», те, которых «тут вообще не стояло». Отдать должное, все ограничивается словесными перепалками и возгласами: «Какое беззаконье! Дожили!».

Рядом женщина, вхожая в педагогический коллектив гимназии, рассказывает: «Директор который день на нервах, администрация несколько вечеров решала, как все устроить. Все в шоке!»

Наконец, приходит муж, и я стремительно несусь к маме, живущей через дорогу. Поверьте, от холода не могла разогнуть пальцы, чтобы нажать на кнопку звонка.

Когда возвращаюсь, «бьет» 9:00. На крыльцо выходит директор школы Лариса Михайловна Никонова. По всему видно, и у нее была бессонная ночь. Спокойным голосом рассказывает, что сегодня абсолютно все («если понадобится, мы будем работать до ночи») получат талоны, в которых будут указаны день и время, когда мы придем с оригиналами документов и напишем заявления в первый класс. Директор находит слова ободрения и надежды, что все будет спокойно. Отмечаю, что вечерние совещания зря не прошли: распределить время между родителями, чтобы избежать давки и нездорового ажиотажа, — хороший ход.

Очередь двигается бодро. Заходим своей «пятнашкой». Территорию работы с родителями контролируют два полицейских и сотрудник охраны гимназии. Впрочем, это профилактическая мера. Родители у нас подобрались сдержанные, к счастью. До мордобоя (и даже до взаимных оскорблений) дело не дошло. Получаю заветный талон и выхожу из гимназии: «Мы сделали это!» Рядом прикуривает папа будущего первоклассника: «А мы в 110-й записались в очередь сначала, но я, как попал под раздачу, сразу решил — ну ее на фиг, эту школу. Пришел вот сюда».

Как говорится, усталые, но довольные, расходимся. И тут звонит коллега: «Ты в курсе? Министр образования распоряжение Умниковой отменил…» Занавес.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество