aif.ru counter
641

Волки. По обе стороны флажков

Евгений Лобанов / «АиФ-Урал»

Леса вокруг Шалей густые и малопроходимые. Вроде бы недалеко от Екатеринбурга – всего 180 километров, но жизнь тут, скорее, напоминает суровую сибирскую, чем более умеренную уральскую. В здешних лесах много животных – бобры, медведи, лоси. И волки – внешне похожие на собак хищники, которые от своих домашних братьев отличаются так же, как пума от самого боевого домашнего котика.

Зимой в социальных сетях бушевали мексиканские страсти вокруг фотографии этого человека. Александра Хвостова можно назвать профессиональным охотником на волков. Хотя на самом деле он работает на трех работах. Александр – пожарный. Между дежурствами тренирует детей в секции легкой атлетики. И работает производственным охотничьим инспектором в охотхозяйстве. Раньше таких людей называли егерями. Под его опекой 26 тысяч гектаров леса рядом с райцентром Шали.

В окрестностях Шалей еще недавно обитала большая волчья стая
В окрестностях Шалей еще недавно обитала большая волчья стая. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Начало охоты

В охотхозяйство он устроился в 2015 году. Тогда в лесу орудовала крупная стая – 8 волков. Хищники могут достигать 70 килограммов веса, снабжены убойной челюстью и инстинктами, которым позавидует боец спецназа. Они представляли серьезную угрозу. Убивали преимущественно лосят и лосих. Нападать на такого крупного зверя, как лось, волки в одиночку не решаются, а вот группой загоняют сохатого запросто. И пощады от них ждать не приходится. Могут они задрать и охотничью собаку, что однажды и сделали. Пускать эту проблему на самотек было опасно. Волки, хорошо отъевшиеся лосятиной, стали бы быстро плодиться, и угроза от них продолжила бы расти. Поэтому Александр взялся за дело обстоятельно.

Он с детства увлекался охотой, но на волков раньше не ходил. Это не промысловое животное – волчье мясо невкусное, шкура не ценится. Взять волка – задача сложная, гоняться за ним можно месяцами. А награда – 5000 рублей за хвост. Особых знаний у Александра не было, и некому было ими поделиться. Говорят, раньше в каждой деревне был свой охотник на волков – человек, которого очень уважали за защиту.

В этом лесу сейчас скрывается три волка
В этом лесу сейчас скрывается три волка. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

– Волк – идеальный убийца, выследить его сложнее, чем медведя, – рассказывает Александр. – Он очень осторожен, близко к нему не подойдешь. Как только чует человека – бежит.

За несколько лет Александр стал профи в охоте на волков. Для этого он использует капканы – ставит их в местах вероятного появления хищников. По его рассказам, охота на волка напоминает партизанскую войну. Он целыми днями, когда свободен от дежурств и занятий с детьми, кружит по своей территории, высматривает волчьи следы, выбирает место для капканов. Потом приезжает к нему на снегоходе – осторожные волки боятся следов лыж или автомобиля, а вот отметины снегохода их почему-то не пугают. Устанавливает капкан и заметает следы. Важно, чтобы охотник сам не издавал человеческого запаха, поэтому, перед тем как выезжать к месту установки, Александр тщательно намазывает обувь и одежду корой или ветками тех деревьев, что расположены рядом с ловушкой. Если волк почует запах сосны в еловом лесу – насторожится.

Изучая повадки волков, Александр проникся к ним огромным уважением и научился на них охотиться, потому что осознает угрозу, которая от них исходит.

– Волк – это как огонь. Когда его мало и он под контролем – от него только польза. Но если его становится много – это пожар, серьезная опасность.

Волк может весить порядка 70 кг, а хватке его челюсти позавидует любой капкан
Волк может весить до 70 кг, а хватке его челюсти позавидует любой капкан. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Санитар леса

По словам Александра, прямой угрозы для людей волки обычно не представляют – они опасаются человека и редко на него нападают. Хотя егерь вспоминает случай, произошедший несколько лет назад: тогда старый голодный волк в соседнем районе вышел к поселку и задрал насмерть ребенка, катавшегося с горки. Другой случай произошел в соседнем хозяйстве: шесть волков напали на стадо прямо у поселка и задрали 27 овец – больше, чем могут съесть или утащить. Но волк, только что загрызший жертву, становится берсеркером – он яростно бросается на все, что движется, уже не ради пропитания, а просто чтобы убить.

– Есть такая норма – на 20 тысяч гектаров леса должен быть один волк. Тогда наступает некий баланс – много он не сожрет, лосей уже не задерет. У меня в охотхозяйстве волков осталось три. Это еще слишком много. Кроме того, на их территорию приходят еще два. Так что пока прекращать охоту рано.

Волчьи следы
Волчьи следы. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

Волки – существа территориальные. И если три упомянутых санитара леса встретят или сумеют выследить двоих пришлых – они, скорее всего, сделают за Александра его работу. С собратьями – нарушителями границ волки предельно жестоки. Зато с членами своей стаи могут проявлять удивительное самопожертвование. Однажды старый опытный волк за шкирку тащил молодого через линию флажков – веревочной ограды с яркими тряпками, пропахшую человеческим духом, которой охотники оцепляют участок леса, где залег хищник. Молодой оробел от запаха, чего и добивались охотники – по их задумке, он должен был бегать вдоль веревки в поисках выхода и нарваться на охотника. Старый волк протащил его через линию флажков и спас, рискуя собой.

Но для тех, кто не входит в стаю, волк всегда волк. Александр рассказывает, что с появлением стаи волков в любом лесу жизнь там резко меняется. Как будто в человеческом районе завелась банда убийц. Во вверенных ему угодьях Александр большую часть серых хищников перебил – оставшаяся троица ведет себя скромнее. Сейчас питается в основном бобрами, неосторожно гуляющими по льду рек. Но скоро придет март – для волков это месяц-мясоед. Длинноногие лоси, успешно убегающие по глубокому рыхлому снегу, станут уязвимы. Корка наста, образовавшаяся на снегу под весенними лучами, не даст им быстро бежать – пробивая ее копытами и проваливаясь в снег, они будут резать об нее ноги. А вот волкам наст в помощь – их он отлично держит. И троица может добыть себе любого лося. Поэтом Александр старается до марта сократить стаю хотя бы до двух хищников – лосям тогда будет жить спокойнее.

На этой горе волки часто устраивают лежку - для них это удобный наблюдательный пункт
На этой горе волки часто устраивают лёжку – для них это удобный наблюдательный пункт. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

В том, что волки расплодились, уверен Александр, виноваты люди. Точнее, лесорубы, которые вырубили леса вокруг Шалей. Для многих зверей и птиц это был конец их среды обитания. Подрастающие молодые деревца стали отличной кормовой базой для лосей, которые стали плодиться тут во множестве. А вслед за травоядными пришли и хищники, для которых лоси – такая же кормовая база.

– Повторюсь, в природе важен баланс. Если не убивать волков, они сожрут всё, что могут поймать в лесу. И выйдут к поселкам. Им просто некуда будет больше идти. Если выбить всех волков – размножившиеся лоси съедят всю зелень, и будет экологическая катастрофа – такое уже было в США, на Аляске. В естественных условиях природа сама регулирует этот баланс, когда же вмешивается человек – другой человек должен как-то исправлять то, что сделал первый. Хотя достаточно просто огородить участок леса в несколько сотен километров – и через несколько лет там восстановится естественный природный баланс.

Человек волку человек

Александр говорит, что охота его не особо привлекает. Раньше это был промысел, способ добыть пропитание и немного подзаработать. Сейчас это, скорее, спорт, который постепенно теряет популярность. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны в лесах стало меньше людей с ружьями – и легальных охотников, и браконьеров, которым грозят огромные штрафы.

Шалинский охотник
Это охотничьи угодья для людей и волков. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов

С другой стороны, у серьезных охотников были свои правила и понимание того, как надо вести себя в лесу. Например, нельзя убивать медведицу, у которой есть медвежата. Сейчас же нередко не очень грамотные охотники-спортсмены ради острых ощущений обкладывают берлогу. Первой оттуда выбегает медведица, стремясь защитить медвежат – ее и убивают. И только когда вслед за матерью показываются маленькие осиротевшие мишки, стрелки понимают, что наделали. Только в Екатеринбургский зоопарк ежегодно пытаются сдать 10–20 медвежат.

Негатив по отношению к себе со стороны виртуальных защитников природы Александр воспринимает спокойно. Говорит, что многие комментаторы просто не разбираются в ситуации и не бывали в дикой природе. Им он желает направить свой пыл не на борьбу с мнимыми угрозами для животных, а на попытку помочь им реально. Например, попробовать продавить закон, запрещающий убивать медведиц с медвежатами.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах