6511

«Я всемогущий, а ты – ничтожество». Как устроена обычная российская школа

Дмитрий Шевалдин / «АиФ-Урал»

Любовь Окулова проработала в 108-й гимназии первые три месяца 2019 года. До этого времени она либо училась сама (в том числе в США), либо учила других. С системой работы общеобразовательной школы она столкнулась впервые. Уволившись после скандала, который индуцировали родители обиженного ученика-двоечника  , педагог увидела один из главных дефектов школы – материнский архетип. Как он проявляется – в колонке Любови Окуловой

Текст приводим с минимальными купюрами

Все два месяца я спасалась тем, что у меня есть капиталистическая работа в реальном мире, где «сколько потопал - столько полопал». Где люди платят мне деньги за результат и не платят, если результата нет. Мне прям физически становилось легче, когда я приезжала в своей прекрасный офис и учила своих прекрасных клиентов.

Школа вообще не имитирует реальный мир в этом плане - люди мало улыбаются, нет заинтересованности в результате, нет зависимости зарплаты от работы. Это очень токсичная среда, похожая на безвременье, потому что там царит он - материнский архетип.

 Как его распознать?

  • учителя говорят «мои дети». Алло, это не ваши дети, это ученики
  • часты вопросы, не требующие ответа - надо было раньше думать, где ты был раньше, кто так делает. Эти вопросы не решают проблему, они есть требование изменить прошлое. Абсурд!
  • дети говорят «учитель нас не любит, раз столько домашки дала». Алло, учитель - не мама, никто не должен никого любить в рабочем процессе, это опционально
  • нет абсолютно никаких личных границ. Детей ругают и хвалят без конкретики, конфликт с учеником - это моментально конфликт с классным руководителем, будто напали на него лично
  • рулят абсолюты - никогда, всегда, все, ничего
  • реальность не проверяется абсолютно, мышление опирается на стереотипы, и их - достаточно для выстраивания отношений. Она выглядит молодо, значит, ничего не умеет. На собраниях этого ученика песочат, значит, к нему будет соответствующее отношение с первой же встречи в учебном процессе.

 Чем решается? «Заземлением» в настоящем. Например:

1) приходит ко мне ученик, говорит «у меня выходит тройка» и стоит. Что я должна с этим делать? Тут нет вопроса, нет запроса на помощь, не инициативы на какое-то действие. Поэтому сначала я просила сформулировать запрос так, чтоб мне было с чем работать. А на фразу «у меня выходит три» я могу только выразить сочувствие. Дальше я спрашивала - что ты можешь сейчас сделать? Какие задания ты готов выполнить?

2) приходит ученик на урок без ничего - без учебника, тетради, ручки. Можно отчитать его, что он все забыл дома. А можно сказать всем - если вы что-то забыли, это ваша ответственность подойти ко мне до урока и попросить все что нужно для учебы. Как ты хочешь заниматься, если нет учебника? Твои варианты? И ученик может сесть с кем-то с учебником, попросить учебник у меня, воспринимать информацию на слух. Куча вариантов, нужно просто показать их ребенку и дать понять - есть проблема? Подумай, как ты можешь ее решить.

 3) забыл ученик домашку. Или говорит, что забыл. Опять же - возвращаем его в настоящий момент. Либо он делает задания на ходу, если мы проверяем. Либо он присылает ее вечером.

 4) ученик говорит «вы всегда много задаете», «у нас каждый день контрольные», «я ничего не понимаю». Нужно показать, что эти абсолюты не сходятся с реальностью. Много - это сколько? Сколько времени у тебя ушло на домашку вчера? А позавчера? Контрольная была такого-то числа и такого-то числа, а вот тут и тут были уроки без контрольных. Что именно ты не понимаешь в сегодняшней теме? Вчера ты разобрался вот с этим, а на прошлой неделе хорошо написал письмо.

 В гегемонии материнского архетипа плохо все - это всегда отношения «я всемогущий, а ты ничтожество», это всего два состояния - великая всепрощающая мать и ужасная мать, пожирающая своих детей. Это вечный треугольник «преследователь-жертва-спаситель», и угадайте, в какой роли кто выступает.

 

Я каждый день прикладывала усилия, чтоб вспомнить - я взрослый человек. И это при том, что каждую неделю я встречаюсь с психотерапевтом на протяжении семи лет. Что творится в контексте этой системы в душе у людей без психотерапии - мне страшно представить. Там мало взрослых, одни матери и дети. Эрик Берн плачет горючими слезами.

П.С. Это первая часть анализа современной школы. Еще две части Любовь Окулова пообещала опубликовать чуть позже.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах