aif.ru counter
322

Уральская прима-балерина о высокой цене изящества

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. «АиФ-Урал» 11/07/2012

Начало пути

В отличие от других детишек, обреченных исполнять родительские мечты под строгим надзором, Ирина Мальчугина, ведомая маминым желанием, в балет влилась как родная. Примером служила и старшая сестра, которая к пяти годам своей маленькой последовательницы на этом поприще уже достигла немалых высот. Благодаря ее помощи, поддержке наставников, трудолюбию и хорошим природным данным Ирина Валентиновна покорила не одну высоту.

В Московское хореографическое училище будущая гордость Свердловского театра оперы и балета поступила без натяжек, да и в дальнейшем молодой танцовщице судьба только улыбалась - при распределении Мальчугина попала в экспериментальный класс, где вместо восьми лет образования получила девять, что сыграло в ее подготовке к большой сцене не последнюю роль. Однако после окончания училища родную Москву, где Ирина Валентиновна жила до сих пор, пришлось покинуть. На тот момент столичные театры не могли похвастаться большим количеством свободных мест для начинающих балерин.

- После учебы меня распределили в Свердловск, - вспоминает ведущая солистка Оперного. - Даже сама не знаю, как уехала из родного города, ведь я так любила Москву! Тем более в те годы Екатеринбург был совсем не такой, как нынешний, - он был серый, страшный, ужасный!

Тяжелая травма

Но театр, даже в чужом городе, взял свое - он поглотил семнадцатилетнюю девушку без остатка.

- Я почти сразу стала танцевать соло, хотя в те годы это было совсем не положено - сначала нужно было простоять лет десять в кордебалете. Но мой преподаватель всегда опекала меня и старалась дать мне шанс себя проявить.

Однако, как это часто бывает в балете, быстрый подъем прервала тяжелая травма колена, из-за которой из мира искусства Ирина Мальчугина выпала практически на пять лет. После упущенного времени снова вернуться в привычную колею репетиций и выступлений было непросто, но волевой характер, упорство и поддержка преподавателя позволили вновь подняться на пуанты. Только после этого сложного жизненного периода началась настоящая карьера ведущей балерины Оперного театра.

За годы своей творческой деятельности боль приходилось терпеть не только в колене. Та стойка на носочках, которой так завидуют далекие от балета девочки, чревата не одним осложнением, а распухшие пальцы, обломанные или вовсе треснувшие до основания ногти, стертые пятки и выступление сквозь боль - обычное дело.

Но если физические мучения и строгие диеты пережить с трудом, но можно, то сила одиночества нередко выдергивала хороших танцовщиц прямо со сцены. Ирине Мальчугиной в этом плане очень повезло: супруг примы Оперного театра вместе с ней занимался балетом и долгое время был ее партнером. Двадцать четыре часа в сутки они проводили вместе, но и этого времени им было мало - благодаря общему делу пара буквально слилась в одно целое. Однако такое светлое счастье выпадает на долю не каждой балерины, поэтому перед молодыми артистами часто стоит суровый выбор - сцена или семья.

Но рано или поздно короткий век этой прекрасной профессии подходит к концу, и перед глазами любимицы публики встает картина прощания с любимой сценой. Больше не выйти к зрителю в воздушном наряде, не заметить краем глаза восторженных лиц, не окунуться в волну музыки бушующего оркестра. Что дальше? Глаза полные слез ночами или новая жизнь? Ирина Мальчугина выбрала второй путь - теперь свой колоссальный опыт, знания и заботу она передает таким же малышам, какой была она сама в пять лет.

Уходить из труппы было грустно, рассказывает Ирина Валентиновна. Балет становится не просто работой - стилем жизни, самой жизнью. Теперь эту жажду танца предстоит передать новому поколению. И кто знает, может, среди этих нескольких несмышленышей стоит и будущая ведущая балерина Свердловского оперного.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество