Примерное время чтения: 15 минут
1167

В тени своей музы. Как «уродина» Инна Чурикова стала лучшей актрисой СССР

Глеб Панфилов и Инна Чурикова.
Глеб Панфилов и Инна Чурикова. www.globallookpress.com

В конце августа 2023 года ушёл из жизни режиссёр Глеб Панфилов. Супругу, музу и главную свою актрису Инну Чурикову он пережил лишь на семь месяцев. О том, как появился этот дуэт, чем режиссёр обязан Свердловску, и какую роль в его творчестве сыграл дом инженера Ипатьева, - в материале ural.aif.ru.

«Перестаньте снимать жён!»

В советском кино, как и во всём мировом кинематографе, было много «брачных» дуэтов по типу режиссёр/актриса. Григорий Александров и Любовь Орлова, Иван Пырьев и Марина Ладынина, Сергей Герасимов и Тамара Макарова, Владимир Меньшов и Вера Алентова, Сергей Соловьёв и Татьяна Друбич, Владимир Басов и… все его жёны. Станислав Ростоцкий только один раз снял в своих фильмах супругу Нину Меньшикову («Доживём до понедельника»), однако это была самая сильная её роль. А Юрий Чулюкин приходил со съёмок домой и боялся сказать жене Наталье Кустинской, что в картине «Девчата» главную роль уже играет Надежда Румянцева.

Дуэты создавались и распадались, но порою были очень устойчивыми и продолжались десятилетиями. Одно время руководство Госкино пыталось с ними бороться («Перестаньте снимать жён!»), но в конце концов махнуло рукой, решив, что в принципе это нормально.

«Глеб Панфилов и Инна Чурикова – пример брака, когда режиссёр не только нашёл, но и во многом придумал свою актрису, - считает киновед, кинокритик, организатор кинофестивалей Вячеслав Шмыров. – Чурикова стала сердцем и душой его фильмов, они приросли друг к другу. Когда он её не снимал – его кино моментально проседало. Долгое время на Чурикову в советском кинематографе существовали определённые ограничения. Сама она, доверившись Панфилову, не стремилась сниматься у других режиссёров. Она была убеждена, что только он знает, как, в каком ракурсе её снимать и показывать. Я ещё застал дискуссии в советских молодёжных изданиях, где поклонникам актрисы приходилось буквально отстаивать Инну Михайловну. Например, в газетах выходили статьи: «В красоте ли красота?» «Добрые» зрители забрасывали редакции журналов письмами, требуя прямым текстом: уберите с экранов эту уродину…»

В одной школе с Шуриком

Глеб Панфилов родился 21 мая 1934 года в Магнитогорске, где тогда работал его отец, но детство и юность провёл в Свердловске. Учился в школе №37, которую окончили также будущий композитор всех его фильмов Вадим Биберган и актёр Александр Демьяненко (Шурик). Сегодня об этом свидетельствует памятная доска на фасаде гимназии. С Биберганом они жили в соседних домах – на проспекте Ленина, 54 и 56. После школы Панфилов получил диплом химфака УПИ, некоторое время работал мастером на заводе медицинских аппаратов, потом инструктором отдела пропаганды в горкоме ВЛКСМ. Однажды он посмотрел в кинотеатре фильм «Летят журавли» и навсегда заразился искусством кино.

При горном институте Панфилов создал любительскую киностудию. Это было время хрущёвской оттепели, когда власть охотно поддерживала разные молодёжные инициативы. По «комсомольской линии» им купили камеру, плёнку, и Глеб вместе с друзьями снял несколько короткометражек, в том числе фильмы «Народная милиция» и «Нейлоновая курточка». Вскоре юношу пригласили на Свердловское телевидение, где он создал «Дело Курта Клаузевица» - экспериментальный художественный фильм, который многое определил в его и не только в его жизни.

Азы профессии Панфилов заочно осваивал на операторском факультете ВГИКа, но потом перешёл на очное отделение Высших курсов сценаристов и режиссёров (ВКСР). Середина 60-х – самое благодатное время для творческих людей. Глеб проходит практику на съёмках «Войны и мира» у Сергея Бондарчука (мастер даже позволил ему снять небольшую сцену). Он знакомится с Андреем Тарковским, который готовится снимать «Андрея Рублёва». У него есть возможность смотреть шедевры мирового кино, недоступные большинству советских граждан.

Кто играет Бабу-ягу?

Ближе к концу обучения Глеб понимает: чтобы его заметили и оценили, нужно начинать с революционной темы. Приближался 1967 год – 50 лет Октября. По этому поводу в СССР творилось полное безумие: на то, чтобы сыграть роль Ленина, выстраивались очереди из самых маститых артистов. Например, Иннокентий Смоктуновский сыграл вождя в двух фильмах подряд («На одной планете» и «Первый посетитель»). Он считал, что первые исполнители роли Ленина всё делали неправильно. По его мнению, Ильич не был мягким и добрым, его мучил гамлетовский вопрос: «Быть или не быть советской власти?!»

Панфилов решил показать то время по-иному: Гражданская война в его фильме «В огне брода нет» – это не победа красных над белыми, а величайшая трагедия русского народа. В основу он взял рассказ Евгения Габриловича, одного из самых именитых советских сценаристов. Правда, Габрилович писать сценарий отказался, Панфилов работал над ним сам. Там он изобразил Таню Тёткину – тёмную, наивную, но абсолютно искреннюю девушку, стихийную художницу, в которую приникли идеи революции и переустройства мира. После этого он начал искать свою героиню. На самом деле он уже видел Инну Чурикову в фильме «Морозко», но не рассмотрел, не опознал её.

Версии – как возник дуэт Панфилов/Чурикова – разнятся. По одной из них, режиссёр увидел по телевизору детский спектакль с её участием и начал выяснять: а кто играет Бабу-ягу? По другой – прочитав сценарий «В огне брода нет», артист Ролан Быков сказал ему: есть гениальная актриса в Московском ТЮЗе! Панфилов пришёл туда на спектакль «Два клёна», а дальше всё было, как в фильме «Начало». Чурикова на самом деле играла Бабу-ягу, а разговаривал с ней ассистент режиссёра Геннадий Беглов, который позднее сыграл в картине самого себя.

Вспоминая свою музу тех лет, Панфилов говорил: «Я полгода выбивал из неё Доронину». Актриса Татьяна Доронина задавала тон эпохе, начинающие актрисы пытались копировать её эротическое придыхание. Но в конце концов Чурикова заговорила своим голосом.

«Уральские связи»

Дебютная полнометражная картина Панфилова «В огне брода нет» вышла на «Ленфильме» в 1967 году. Её хорошо встретили критики, фильм даже получил главный приз на Международном фестивале в Локарно, а Чурикову наконец-то оценили как глубокую драматическую актрису. Но в большой прокат картина не попала.

Инна Чурикова и Михаил Кононов в картине «В огне брода нет».
Инна Чурикова и Михаил Кононов в картине «В огне брода нет». Фото: Из личного архива

Но по-настоящему их дуэт прогремел, когда появился фильм «Начало». Как-то Панфилов посмотрел классическую картину «Страсти Жанны д’Арк» Карла Теодора Дрейера (1928) и загорелся снять кино на ту же тему. Но он прекрасно понимал, что делать фильм про Орлеанскую деву ему никто не даст, у чиновников обязательно возникнет вопрос: а зачем нам французская героиня? Тогда он решил сделать фильм о фильме, а точнее – о девушке из провинции, которая играет роль Жанны. Правда, без вопросов всё равно не обошлось. Его спросили: «А почему не Зоя Космодемьянская?»

Возможно, что идею зарубили бы на корню, но помогли «уральские связи». Панфилов пошёл в Госкино, одним из руководителей которого в то время был Филипп Ермаш. Бывший фронтовик, он тоже когда-то жил в Свердловске, окончил истфак УрГУ, возглавлял горком комсомола, потом сделал партийную карьеру в Москве. У него были хорошие отношения с Панфиловым, и он разрешил снимать «Начало».

Самая успешная картина

«Начало» - самый успешный в прокатном отношении фильм Панфилова. Картина очень понравилась зрителям, получила премию Ленинского комсомола и кучу других наград, а Чурикова стала лучшей актрисой года по версии журнала «Советский экран». В период съёмок они с Панфиловым расписались, став мужем и женой. Через восемь лет у них родился сын Иван.

В фильме «Начало» Инна Чурикова сыграла ткачиху Пашу Строганову, которая сыграла Жанну д’Арк.
В фильме «Начало» Инна Чурикова сыграла ткачиху Пашу Строганову, которая сыграла Жанну д’Арк. Фото: Из архива

Показательно, что фильм позитивно оценили французы: его копия хранится в Музее Жанны д’Арк в Руане, а фото Инны Чуриковой входит в одну из его экспозиций. Интересно также, что Зину – жену Аркадия (Леонид Куравлёв) играет бывшая актриса Свердловского театра драмы Нина Скоморохова, переехавшая в Ленинград. Её героиня запомнилась зрителям фразами: «Вы уж меня извините, я за мужем пришла. Погулял, потрепался и хватит». «Он ведь у меня неряха, между нами, жёнами, говоря». «Ну и бабу ты себе отыскал, ну и рожа!»

Что касается Инны Михайловны, то она, несмотря на успех картины,  долго входила в своеобразный чёрный список. Было негласное распоряжение: артистов Николая Бурляева, Инну Чурикову и Ролана Быкова показывать на экране нежелательно в связи с несоветским типажом внешности.

Власть в то время «вытягивала» другую актрису. Эпоха оттепели закончилась, время радужных ожиданий прошло, в сфере культуры началось «завинчивание гаек». Партия требовала демонстрировать в кино «идеальных советских людей». Нужна была «женщина из президиума», красивая, обаятельная, безупречная во всех отношениях. Нонна Мордюкова на эту роль не годилась, была слишком эксцентричной. Зато прекрасно подходила самая молодая Народная артистка РСФСР, член КПСС Людмила Чурсина.

Кровь императора

«В режиссёре Панфилове была очень сильна рациональная, аналитическая составляющая, - отмечает Вадим Шмыров. - Он не очень вписывался в идеалы интеллигенции периода оттепели, отличаясь от коллег определённым трезвомыслием и рассудочностью. Мне кажется, что это во многом было связано с Екатеринбургом-Свердловском, как раньше говорили – с «рабочей закваской» этого города. Отсюда его жёсткость в оценках, отсутствие какой-то сентиментальности, «милоты». Инна Михайловна была центральной фигурой в его работах, но постепенно стала выходить из фокуса его творчества...»

В картине «Романовы. Венценосная семья» (2000) Панфилов впервые снял кино без Чуриковой. Правда, она озвучивала Анну Фёдоровну, и если закрыть глаза, то в роли императрицы представляешь именно её.

Обращение режиссёра к теме трагедии семьи Романовых не случайно. У него была метафизическая связь с домом инженера Ипатьева, которая зародилась ещё в раннем детстве. Панфилов вспоминал: «Ещё в шестилетнем возрасте я узнал, что в этом здании был убит русский царь. То, что вместе с ним была расстреляна вся его семья, узнал позднее. Особняк стоял на пути к дому нашей бабушки, мы примерно раз в неделю ходили мимо него, и я всегда испытывал безотчётный страх. Дом всегда был закрыт, в окнах отражалось только небо…»

Однажды летом 1943 года маленький Глеб пошёл купаться на пруд, проходил мимо дома Ипатьева и увидел, что дверь приоткрыта. Он вошёл и увидел группу женщин во главе с экскурсоводом, которая рассказывала историю расстрела царской семьи. На одной из стен ребёнок увидел отпечаток окровавленной ладони. На самом деле это был плакат, посвящённый событиям 1905 года. Но Глеб решил, что это ладонь расстрелянного императора. Он испугался, заплакал, поднялась суматоха («Мальчик, ты чей?»), его вывели из здания, успокоили, но впечатления от «экскурсии» остались на всю жизнь.

Именно этот плакат поразил воображение Глеба Панфилова, когда он в 1943 году зашёл в дом инженера Ипатьева.
Именно этот плакат поразил воображение Глеба Панфилова, когда он в 1943 году зашёл в дом инженера Ипатьева. Фото: Из архива

Немецкий солдат и русский иконописец

«У меня было несколько встреч с Глебом Панфиловым, - вспоминает Вячеслав Шмыров. – Это был человек довольно закрытый, молчаливый, он не любил выступать, редко давал интервью, всегда находился в тени своей музы. Последний наш разговор состоялся в августе 2020 года, когда мы отмечали 90-летие Георгия Данелии (на тот момент уже покойного). Мы сидели в грузинском ресторане, среди гостей были Панфилов и Чурикова. Я подошёл, речь зашла о документальной картине «На съёмках фильма «Андрей Рублёв», которую приписывают Глебу Анатольевичу. Он своё авторство не подтвердил, однако тема Рублёва его страшно зацепила.

Мы говорили довольно долго. Панфилов рассказал, как уговорил Тарковского взять актёра Солоницына на роль Андрея Рублёва. Тогда мне показалось, что он преувеличивает своё значение в этой истории: в середине 60-х Панфилов был студентом, а Тарковский – уже состоявшимся режиссёром, автором «Иванова детства». Однако позднее я поменял своё мнение».

В то время Анатолий (Отто) Солоницын играл второстепенные роли в Свердловском драматическом театре и очень страдал от своей нереализованности. В журнале «Искусство кино» он прочитал сценарий «Страсти по Андрею» и мечтал получить в фильме хоть какую-то роль. Его дебют в кино состоялся в 1963 году – в картине Панфилова «Дело Курта Клаузевица». Солоницын играл там немецкого солдата, который отказался стрелять в русских и был казнён. Фильм тяжёлый и мрачный, Глеб Анатольевич старался не включать его в свою официальную фильмографию и больше никогда не работал в подобной манере. Хотя эта картина очень ему помогла при поступлении на Высшие курсы сценаристов и режиссёров. Все приходили с литературными работами, рисунками и фотографиями, а он принёс готовый фильм! Приёмная комиссия сразу же засчитала ему это как огромный плюс.

Анатолий Солоницын в фильме «Дело Курта Клаузевица».
Анатолий Солоницын в фильме «Дело Курта Клаузевица». Фото: Из архива

По просьбе Солоницына Панфилов встретился с Тарковским и показал ему фотографии из своего фильма. Тот был поражён. «По сути, образ Рублёва был создан ещё до того, как был снят фильм «Андрей Рублёв», – полагает Вячеслав Шмыров. – Увидев портрет глубоко измождённого человека, Тарковский мысленно сразу же утвердил Солоницына на эту роль…»

Несмотря на то, что «Рублёв» на пять лет лёг на полку (его если и показывали, то только на закрытых киносеансах), гений Солоницына заметили все. Он стал постоянным актёром в фильмах Тарковского, сыграл море звёздных ролей у других режиссёров, но это уже совсем другая история.

Наша справка
Самые известные картины Глеба Панфилова: «В огне брода нет» (1967), «Начало» (1970), «Прошу слова» (1975), «Тема» (1979), «Валентина» (1981), «Васса» (1983), «Мать» (1990), «Романовы. Венценосная семья» (2000), «В круге первом» (2006), «Иван Денисович» (2021).

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах