Примерное время чтения: 14 минут
769

Дружба по переписке. Как мама Николая Островского спасла дочь спецпоселенца

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. «АиФ-Урал» 23/11/2022

В 2022 году исполняется 80 лет первой экранизации когда-то культового, а ныне почти забытого романа Николая Островского «Как закалялась сталь». У писателя Александра Кердана с этим автором не только литературные, но и глубоко личные связи: когда-то мать Островского спасла его маму от неминуемой смерти. Подробности – в материале ural.aif.ru.

Забыли Павку?

Тем, кто родился, учился и вырос в Советском Союзе, объяснять, кто такой Николай Алексеевич Островский, как правило, не надо. Революционер, коммунист, участник Гражданской войны, известный писатель, человек-легенда, много переживший и испытавший за свою короткую жизнь. Его герой Павка Корчагин был примером для нескольких поколений советских людей. Многие из тех, кто книгу даже в руках не держал, могли наизусть процитировать: «Самое дорогое у человека – это жизнь. Она даётся ему один раз, и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы…»

Это произошло, в том числе, благодаря кинематографу: в СССР роман экранизировали три раза, актёры Василий Лановой и Владимир Конкин сделали на этих фильмах имя. Четвёртая экранизация появилась в 1999 году в Китае. Да не покажется странным, но жители Поднебесной до сих пор считают «Как закалялась сталь» одним из шедевров мировой литературы, причём идеология здесь не причём. Существует более 100 версий перевода романа на китайский язык! У известного актёра Джета Ли любимый литературный герой – Павка Корчагин.

Что касается самой первой экранизации, то она появилась ещё в 1942 году, в самый непростой период Великой Отечественной. Это была достаточно вольная интерпретация романа. В фильме герои воюют в основном с немцами, хотя в романе город брали не только они, но и поляки, белые, бандиты всех мастей. Но это и понятно: тема противостояния именно немцам была в то время особенно актуальна. Павку сыграл актёр Виктор Перист-Петренко, который вскоре после съёмок ушёл на фронт. Но наша история не об этом…

Личные отношения

Уральского писателя Александра Кердана с Николаем Островским связывают не только литературные, но и биографические «узы». Если бы не Ольга Осиповна Островская и её дружба с больной девочкой из глухого сибирского села, самого писателя не было бы на свете.

«В тридцатых годах прошлого века мать Островского спасла мою маму, дочь спецпереселенца, больную туберкулёзом кости, от неминуемой смерти, - рассказывает Александр Кердан. – При помощи секретаря ЦК ВЛКСМ А.В. Косарева (впоследствии расстрелянного по ложному обвинению) она отправила её на лечение. Комендант деревни Малый Нарыс в Сибири отказывался это делать: мама была дочерью спецпереселенца – так называли раскулаченных крестьян. До 1942 года Христина Ивановна Кердан и Ольга Осиповна Островская вели активную переписку. До сих пор в моём домашнем архиве хранятся письма Островской, книги её сына с автографами Ольги Осиповны, подлинные фотографии самого Островского и его близких родственников…»

Семья Керданов в Тобольске, 1930-е. Тина - крайняя слева.
Семья Керданов в Тобольске, 1930-е. Тина - крайняя слева. Фото: Из семейного архива

Христина Кердан была дочерью раскулаченных и высланных в Сибирь крестьян. По пути в ссылку она обморозила ноги, получила туберкулёз кости, практически не могла ходить и в минуты обострения испытывала страшные боли. Соответствующих врачей в деревне для ссыльных, конечно же, не было.

Тине (так её все называли) было тринадцать лет, когда она прочитала «Как закалялась сталь». Герой книги Павка Корчагин стал ей особенно близок. И когда в 1936 году в деревню долетела весть о кончине Николая Островского, она решила написать его маме письмо. (Адрес девочка узнала от местного учителя, который также был большим почитателем творчества писателя.) Но, начав со слов соболезнования, она увлеклась и в конце концов описала всю свою жизнь: что ей пришлось испытать, что её волнует, что она прикована к постели, но очень хочет учиться…

Островский
Фото: Из семейного архива

Из Сочи в Сибирь

Мы никогда не узнаем точно – что именно тронуло маму одного из самых известных на тот момент советских писателей. Ольга Осиповна получала письма со всей страны и в принципе могла вообще не заметить послания из какой-то глухой сибирской деревушки. Однако она ответила. Возможно, беды больного ребёнка, попавшего под молот борьбы двух систем, и проблемы её собственного сына, в конце жизни прикованного к постели, показались ей очень похожими.

В ответном письме женщина благодарила девочку за сочувствие и просила подробнее написать – чем она болеет, чем ей можно помочь, что нужно сделать для лечения. А после второго письма Тины пришла посылка. (Разглядывать её собралась вся деревня.) В ней были книги, в том числе «Роман-газета» с неоконченным произведением Островского «Рождённые бурей», ленты для волос и – невиданный в деревне предмет – школьный портфель! Островская верила, что когда-нибудь Тина снова пойдёт в школу.

Ольга Островская, 1938 год.
Ольга Островская, 1938 год. Фото: Из семейного архива

Между женщиной и девочкой завязалась активная переписка. Островская постоянно переезжала, и Тина получала письма из разных городов Советского Союза. В одном из писем Ольга Осиповна пишет: «Сочи, 1 мая, 1938 года. Милая девочка, шлю тебе привет с 1 Мая. Я твоё письмо получила. Обидно, что ты до сих пор не можешь ходить, но не унывай и надейся, что молодость преодолеет болезнь. Моё здоровье плохо. Больше лежу, чем хожу. Я скоро уеду с Сочи в Москву. Но ты пиши на Сочи. Мне передадут письмо. Будь здорова. Твоя Островская. Посылаю тебе два блокнота для рисования».

«Ногу не отдам!»

Как-то раз к Тине пришёл учитель и посоветовал ей написать письмо Островской, чтобы она посодействовала девочке в плане лечения. Ну а вдруг!? Островская переслала письмо Тины и свою просьбу помочь девочке секретарю ЦК ВЛКСМ Александру Косареву. Тот в свою очередь написал в Тобольский райком партии: мол, дети за отцов не отвечают, надо направить девочку на лечение. Тине пообещали лечение в Тобольске. Но как туда доехать, если в многодетной семье, живущей в тайге в землянке, ни копейки денег? Выручила Островская, от которой нежданно-негаданно пришло 50 рублей. Она как будто почувствовала, что понадобятся средства. Или знала об этом…

Островский
Фото: Из семейного архива

Островская периодически посылала для Тины деньги, и её всегда очень волновало – доходят ли они до семьи. Она писала: «Я тебе посылаю 10 р. Если ты их получишь, напиши, ещё пошлю». Или: «Напиши, был ли в заказном письме портмонетик с 50 р. Напиши: «Заказное я получила, всё в порядке». Я пойму…»

Между тем состояние Тины не улучшалось. Тобольские врачи заявили, что надо ампутировать ногу. У девочки был шок, но она твёрдо сказала медикам: «Делайте что хотите, а ногу не отдам!» Ольга Осиповна Островская снова хлопотала за неё, и в 1939 году Тину направили в Тюменский костно-туберкулёзный санаторий, где воспалительный процесс удалось приостановить.

Фото: Из семейного архива

Ольга Осиповна понимала, что может интересовать девочку-подростка (Тина рисовала, шила, вышивала, играла на нескольких музыкальных инструментах), поэтому её посылки отличались большим разнообразием. Так, в одной из них были модная кофточка и шерстяная юбка, тёплые носки, чулки, перчатки, книги, тетради, конверты, пятьдесят рублей денег и стихи, которые женщина посвятила своему сыну. Сохранились автографы этих стихотворений.  Стихи простенькие и наивные, но если знать историю жизни Николая Островского – очень трогательные.

Стихи Островской, посвящённые сыну. Фото: Из семейного архива

Одновременно она писала письма лечащему врачу Тины, спрашивала – чем можно помочь, хлопотала, чтобы ребёнку дали путёвку в Сочи. И это почти получилось, но тут началась Великая Отечественная война. Переписка, которая продлилась без малого шесть лет, прекратилась. Долгие годы Тина ничего не знала об Ольге Осиповне, а в 1947 году получила известие, что та скончалась. В жизни они так ни разу и не встретились.

Девочка в пилотке - Тина. Фото: Из семейного архива

На всю оставшуюся жизнь

Как только началась война, Тину выписали из Тюменского санатория: стране нужны были помещения для раненых. К тому времени девушка уже могла передвигаться на костылях, была в состоянии самостоятельно добраться до школы. В двадцать лет она с отличием окончила семилетку, мечтала стать медиком, собиралась поступать в училище. Но – не сложилось. Брат Пётр ушёл в армию, в трудовую армию мобилизовали отца, вышли замуж взрослые сёстры. Нужно было идти работать, помогать семье, а при её болезни – куда возьмут. Но она смогла устроиться учётчицей трудодней, потом работала счетоводом, бухгалтером…

Тина (слева) и её подруга. Фото: Из семейного архива

А после войны семья переехала в Коркино. Этот город и стал родным для писателя Александра Кердана – автора 79 книг стихов и прозы, лауреата Большой литературной премии и ряда других престижных наград.

Александр Кердан с мамой.
Александр Кердан с мамой. Фото: Из семейного архива

В 1991 году журналист Людмила Гупта встречалась с Тиной Ивановной в Коркино, написала о ней большой материал. Что касается Николая Островского, то там всё просто. «Для моей мамы его образ, образ его героя был примером, которому она следовала всю жизнь, - говорит Александр Кердан. – С самого детства она была инвалидом первой группы, перенесла море физических и душевных мук, но всегда свято хранила письма, фотографии, подарки Ольги Осиповны. В своё время я неоднократно обращался к сотрудникам музея Николая Островского в Сочи, предлагал им поделиться моими сокровищами. Удивительно, но они их почему-то совсем не заинтересовали. На все мои обращения – ни ответа, ни привета. Тогда я принял решение, что со временем передам все документы и фото в уральские архивы. Надеюсь, что там мои реликвии не пропадут…»

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах