aif.ru counter
11.04.2012 12:03
52

Любить Человека

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. «АиФ-Урал» 11/04/2012
Фото: АиФ-Урал

Мы разучились любить человека, а в наши семьи вмешалась выгода. Мы узаконили грех Ирода и не думаем о будущем. Об этом, в частности, наша беседа с протоиереем Игорем Титовым.

Жертвенность утрачена

- Отец Игорь, в вашем храме совершаются молебны об укреплении семейных отношений. Вы считаете, что возникла такая необходимость?

- Такая необходимость не у меня - у общества возникла. Мне часто приходится встречаться с женщинами, с мужчинами, в семьях которых сложились такие отношения, что им тяжко жить. С детками, подростками, которые тяжело переносят разрывы в семьях.

- Как вы думаете, чего сегодня не хватает семье?

- Ответственности. Понимаете, у нас в последнее десятилетие общество живет по принципу «я имею право на все». Человек потихоньку забывает, что живет не один. Забывает, что реализовать свои права можно только тогда, когда уважаются права других. И, значит, приходится где-то себя ущемлять, где-то ограничивать себя.

Как вы знаете, в православии брак заключается через таинство венчания, во время которого на молодых возлагаются венцы. А что обозначают венцы? То, что человек - венец творения Божьего, царь на земле, поставленный Богом. Но человек царь и своей жизни. Мы, к сожалению, в последнее время перестали быть царями. Ведь царь - это не только тот, который властвует, но и тот, кто несет ответственность. Ответственность за себя, за того, кто стоит рядом с нами, за свою семью.

Вообще брак предполагает жертвенность. К сожалению, мы утратили ответственность, утратили жертвенность. Почему сегодня люди вступают в брак? Скажем, преследуют какие-то экономические выгоды, при этом пытаются поставить своего избранника в какие-то правовые рамки.

- Иными словами, брак имеет потребительскую основу?

- Правильно. Конечно, есть и влюбленность: мне понравился этот человек, я хочу, чтобы он был рядом со мной. Но в то же время я не хочу всецело принадлежать ему. И строят жизнь в зависимости от этого. В результате такого потребительского отношения к браку люди не могут свидетельствовать о своей любви. По большому счету они и не имеют этой любви. Влюбленность проходит, и все - пустота.

Ко мне как-то приходит женщина и говорит, мол, я не люблю мужа. Спрашиваю: «А раньше?» - «Раньше любила». «Как так может быть, - говорю, - раньше любила, а теперь нет?» Она знаете что отвечает? «Раньше он был стройный и кудрявый, а теперь толстый и лысый»… Вот в чем беда нашего общества - мы разучились любить ЧЕЛОВЕКА.

Грех Ирода узаконен

- Отец Игорь, на мой взгляд, существуют обстоятельства, при которых продолжать жить в браке бессмысленно. А как на это смотрит церковь?

- В любом случае развод церковью никогда не поощряется. Более того, церковь всегда стремится к тому, чтобы брак сохранить. Единственным условием расторжения брака является предательство любви - прелюбодеяние. Тем не менее даже в таких случаях церковь пытается вразумить. И тех, кто пострадал, и тех, кто предал. По любому разводу церковь скорбит.

- В вашем храме, я знаю, совершаются и покаянные молебны о совершенном грехе аборта…

- Дело в том, что после переворота 1917 года наша страна стала первой, которая грех Ирода… узаконила. Почему Ирод это совершил? Преследуя свои корыстные цели. Почему совершаются аборты? Опять же ради корыстных целей. Ведь как объясняется? «Не можем иметь ребенка, потому что не позволяет финансовое (квартирное и т. п.) положение». Элементарная выгода, корысть. Убить ради того, чтобы жить спокойно. И потом растить ребенка - это колоссальный труд, это отказ от себя. Родительство - это, с одной стороны, радость, а с другой, опять же ответственность. А мы не готовы к ней.

Кроме того, нас же с 17-го года приучали, что надо трудиться на благо государства, шла борьба за раскрепощение женщины… Раскрепостили. Поставили женщину к тяжелым станкам, усадили за рычаги трактора, но оторвали от естества. Это тоже в немалой степени способствовало распространению абортов.

Мы эти молебны совершаем не только для того, чтобы женщина, которая ходила на аборт, или мужчина, который ее туда послал (ответственность в равной степени лежит на обоих), пришли и лично покаялись. Мы молимся о том, прежде всего, чтобы наступило общее, общенациональное покаяние.

- Отец Игорь, не сочтите мой вопрос провокационным. В истории были примеры, когда аборты запрещались. К чему это приводит? К тому, что больницы переполнены отказными детьми… Разве это выход?

- А одними запретами ничего не добиться! Надо воспитывать, просвещать. Надо говорить о последствиях. О последствиях для здоровья. О последствиях иного характера. Элементарно, кто вам в конце жизни стакан воды подаст? Мы не думаем об этом. Мы или не воспитываем, или не даем воспитывать. Сегодня все чаще с пеленок внушается ребенку: ты свободная личность, у тебя есть свобода выбора. Но все общество должно осознать, что свобода это не «что хочу, то ворочу», а ответственность, свобода от греха, свобода разума.

К сожалению, человек перестал жить по разуму. У нас появилось равнодушие и к себе. Мы живем не по разуму, а так: «авось проскочит», «авось пролетит», «еще неизвестно, что будет»… Да все известно! Только мы предпочитаем закрывать уши, закрывать глаза - ничего не вижу, ничего не слышу.

- Отец Игорь, как вы думаете, сколько понадобится времени на то, чтобы этот процесс саморазрушения повернуть вспять?

- Я не знаю, этого никто не знает. Но, в принципе, это зависит от каждого отдельного человека. От того, как он будет работать по воспитанию своего ребенка, от того, насколько он будет небезразличен к тому, что происходит вокруг него. Мы можем повлиять на эту ситуацию. Вы знаете, я вижу - покаянное чувство у людей есть, может быть, оно не совсем сформировалось, но есть. Поэтому я смотрю в будущее с оптимизмом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество