127

Игоря Кузнецова называют морской легендой сухопутного Екатеринбурга

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. «АиФ-Урал» 11/07/2012
Фото: автора

Вот только Игорь Михайлович разве старик? В свои 70 лет капитан Кузнецов каждый день выходит под парусом своей «Геи» в Верх-Исетский пруд. Пруд, конечно же, не море. Но в масштабах ли водоема дело, если всю жизнь проживший на суше человек строит себе яхту, да не одну? Согласитесь, в этом что-то есть.

Лодка из… гаража

Екатеринбургские яхтсмены оказались очень отзывчивыми людьми. Благодаря им я не только узнал о капитане Кузнецове, но и неожиданно быстро оказался на борту его яхты, названной в честь древней богини земли (!) Геи. «Почему «Гея»? Это потому что я ленив, рационально ленив. «Гея» - это всего три буквы, писать недолго», - поблескивает темными зеркальными очками Игорь Михайлович. Он рассказывает, что эта яхта у него - не первая. «В конце 1990 года я купил листовое железо для гаража, а сам задумался - нужен ли мне он, этот гараж. И почему бы мне не сделать лодку. В середине февраля 1991 года отвез листы к себе на завод, где до сих пор работаю, и начал делать проект», - неспешно управляет парусом собеседник. По Верх-Исетскому пруду мы идем переменным галсом, против ветра.

Проект своей первой ласточки, которая тоже называлась «Гея», Игорь Михайлович буквально вынашивал. Надо взять два листа бумаги, сложить их вместе определенным образом, и получится модель лодки, объясняет он «на пальцах». Для того чтобы расчертить листы гаражного железа, Игорь Кузнецов вспомнил свою первую рабочую специальность - лекальщик. Стальную выкройку в считанные часы сделал заводской газорезчик. Все остальное будущий капитан будущей яхты создал своими руками по собственному проекту. Здесь пригодилось второе, уже инженерное образование, полученное в Свердловском лесотехническом институте.

Благодаря внеурочной работе - час в обед и 2-3 часа вечером - к июлю 1991 года первая «Гея» была спущена на воду, став едва ли не родоначальницей Верх-Исетского яхт-клуба. «Она до сих пор ходит, но я обменял ее на тележку для новой лодки. Мне говорят, что продешевил, - ну и ладно. Вторую «Гею» я начал делать тоже в начале весны 2001 года. Зачем? Да потому, что это как болезнь: сделаешь одну - и больше не остановишься. Да и побольше хотелось, женщины мои просили. Первая была 6,66 метра - «сатанинское» число, вторая - на которой сейчас идем - чуть больше 8 метров», - рассказывает Игорь Кузнецов.

Внеурочная работа

Во сколько же обошлась большая «Гея», Игорь Михайлович не говорит - не знает точно. «Четыре тонны листового железа 4 мм толщиной, 300-400 кг алюминия - из него сделаны люки, кубометр досок, 8-метровая мачта, парус. Его привез еще из Таллина, ему 48 лет. Иллюминаторы - от старых шкафов древней ЭВМ, еще одна дверь в рубку - от троллейбуса. Купил в депо», - предлагает посчитать капитан. Сюда же следует добавить работу сварщика-котельщика высшей категории мастерства и стоимость 1500 электродов. Шутка ли, общая длина всех швов на лодке - 300 метров.

Однако дело не всегда в деньгах. Вторая яхта была сделана по тем же оригинальным чертежам и с той же страстью, причем к символическим срокам: в 1991-м к 50-летию, в 2001-м - к 60-летию. Хотел было сделать новую яхту, более быстрый тримаран к своему 70-летию, но от этих планов отказался. Автору этих строк в яхт-клубе намекали, что Кузнецову не стоит задавать вопросы о семье: теперь в его экипаже лишь дочь. Женщина на корабле, к слову, отлично управляется с рулем.

Дача на воде

«Откуда тяга к воде? А я всегда хотел быть капитаном дальнего плавания, - отвечает на главный вопрос Игорь Михайлович. - И я мог им стать. С моим образованием я мог бы устроиться, например, помощником капитана на сухогруз. Но получилось именно так, как сейчас».

Но море все же манило. Еще на первой «Гее» была задумка выбраться из напрочь сухопутного Екатеринбурга к морю и даже оставить ее там, на просторах. Действительно, сложно ли? Доехать двумя машинами, взяв лодку на прицеп, до Камы, а там уже - хоть куда. Да вот только не рискнули - времена уж слишком неспокойные были, 90-е. «Она ж тихоходная. Подойдут на катере да затопят. Жалко стало», - рассказывает яхтсмен.

«Гея» капитана Кузнецова может ходить с мотором, но Игорь Михайлович предпочитает паруса. «А зачем? Меня устраивает такой ритм этой жизни. Чувствуете, какой тут воздух? Роза ветров здесь такая, что дует с воды - ни пыли, ни шума. Бывают и на работе проблемы, но сюда придешь, отчалишь - и ты на даче. Здесь ведь и ночевать можно - эта лодка любой шторм здесь выдерживает. Даже когда никто выходить не решается, я на воде. Моей «Гее» волны не страшны», - с полным правом на браваду рассказывает собеседник. Вспоминает, правда, что однажды порвался парус - тот самый, привезенный из Таллина. Пришлось зашивать - иначе хода нет. Не успел зашить, как подошел катер из клуба - заметили, что долго стою: спрашивают, не отбуксировать ли?

Кстати, самоделка «Гея» так и значится в судовых документах - Игоря Кузнецова. Соседствует с дорогими катерами и яхтами вполне равноправно. Сколько стоит место у причала, собеседник не говорит - коммерческая тайна. Однако говорит, что при желании может поучаствовать и в гонках. Несмотря на большой вес, водоизмещение, конструкция судна такова, что легко преодолевает сопротивление воды. «А хотите, второй парус поставлю?!» - спрашивает Игорь Михайлович.

Мы прощаемся на берегу, куда капитан Кузнецов причалил лишь для того, чтобы высадить автора этих строк. И чтобы снова уйти в свое «море».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах