aif.ru counter
31.07.2013 13:59
АиФ-Урал
94

«Окно жизни» даёт шанс нежеланным детям не погибнуть от рук собственной матери

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. «АиФ-Урал» 31/07/2013

Альтернатива

                                                                         
Досье
Мороков Игорь Рудольфович родился 10 марта 1958 года в городе Свердловске. Окончил педагогическое училище, Свердловский государственный педагогический институт. С 1994 по 2006 год работал в администрации Чкаловского района. В 2006 году назначен на должность председателя территориальной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Чкаловского района г. Екатеринбурга. В 2010 году избран уполномоченным по правам ребёнка в Свердловской области.

– Игорь Рудольфович, очевидно, что установка в области бэби-боксов проблему «криминального материнства» не решит. Но, с другой стороны, они дают нежеланным младенцам шанс на жизнь. А вы как относитесь к этому проекту?

– Подписываюсь под вашими словами. Действительно, бэби-боксы целиком проблему не решат и кардинально ситуацию не изменят. Но мы живём в обществе, где есть разные люди. К сожалению, есть те, кто никогда в жизни не обратятся за помощью в какие-то учреждения в кризисной ситуации. Так что бэби-боксы – это альтернатива мусорному баку, холодильнику, лесу и так далее.

Второй момент. Этот проект порождает тему для разговора, обсуждение вопросов, которые мы должны регулярно поднимать, поднимать и поднимать. Когда мы начинаем говорить о спасении малышей, о матерях, которым они оказываются не нужны, у нас сразу всплывают вопросы создания центров кризисной беременности. Замечательная вещь, но… Мы с моей помощницей Гулей разработали легенду, дескать, она кризисная беременная. У нас этих центров в области шесть. Позвонила она туда. Честно скажу, только в трёх случаях ей было понятно, что нужно делать: «Приходите туда-то, тогда-то, запишите телефоны психологов». В остальных обращение, по сути, оставили без внимания или посоветовали обратиться в общественные организации. Представьте женщину, действительно находящуюся в кризисной ситуации.

Словом, есть над чем работать. Понятно, что любой социальный проект в три секунды не делается, но всё же. Мы передали, конечно, результаты нашего «исследования» в региональное министерство здравоохранения.

Не стукачество

– В этом году в области произошло три случая убийства матерью новорождённого ребёнка. Это ведь только те, что попали в поле зрения правоохранительных органов?

– Да, это только зафиксированные. Не исключаю и латентных ситуаций. Поэтому я настаиваю на том, что сегодня необходимо выстраивать систему цивилизованного информирования. Речь о вопросах защиты и реализации прав ребёнка. У нас существует схема учёта детей и семей, находящихся в социально опасном положении, определённая федеральным законодательством. Разработаны карты, которые нужно только заполнить и направить в комиссию по делам несовершеннолетних. Но находятся они пока только у руководителей учреждений и ведомств. Но опять же разговаривал с директором одной из продвинутых гимназий Екатеринбурга – она об этом понятия не имеет.

Между тем такая система необходима. Увидел я, что ребёнок пришел в детский сад с синяками или что женщина была беременная, а потом стала «не беременная», а ребёнка нет, – написал. Это не стукачество, а социальная ответственность. Но мы должны создать условия, чтобы её было легко реализовать. Эти карты должны быть у всех, кто работает в контактной зоне с детьми, и в электронном виде в том числе.

Не вина – беда

– На мой взгляд, огромный плюс бэби-боксов в анонимности. Ведь все иные формы отказа от ребёнка подразумевают установление личности матери.

                                                                         
Справка
* Бэби-бокс («окно жизни») – это специально оборудованное в медучреждении место в виде металлопластикового окошка со стороны улицы и кроваткой-колыбелью с внутренней стороны здания. Открывая снаружи, малыша кладут на кроватку, после чего дверцу закрывают или она закрывается сама. Дверца «окна жизни» блокируется, после чего снаружи её уже невозможно открыть. Около бэби-бокса нет ни видеокамер, ни охраны. Об оставленном младенце внутри помещения узнают по тревожному звонку и миганию лампы.

– Конечно! Ведь есть люди (пусть их немного, но тем не менее), которые боятся. Они ни за что не пойдут рожать в медицинское учреждение, не будут официально оформлять отказ от ребенка – это и есть та группа риска. Студентки, приезжие из деревень… А женщины из ближнего зарубежья? Не дай Бог, кто-то узнает из соплеменников, что ты была в интересном положении вне брака! Множество нюансов. И повторюсь, что мы не знаем тёмной стороны этого дела.

Потому сегодня мы активно обсуждаем вопрос реализации проекта установки бэби-боксов со специалистами центра защиты материнства «Колыбель». Буквально на днях отправимся в Пермь, где этот опыт есть. Хотим посмотреть на месте, поговорить с организаторами проекта, с медиками. Там, кстати, изначально был использован ресурс частных клиник, а государственные учреждения подключились позже. Мы тоже хотим пойти по этому пути. Дальше предполагаем пригласить для обсуждения руководителей частных клиник, ориентированных на детство, и их пермских коллег. Думаю, доктора друг друга быстрей поймут и быстрей договорятся. Отпускать тему бэби-боксов точно не хочется!

– Игорь Рудольфович, вам не кажется, что государственные структуры всячески отмежёвываются от этой программы, ссылаясь на то, что установка бэби-боксов не прописана ни в одном федеральном законе?

– Я их в какой-то степени понимаю. Добрая воля натыкается на отношение надзорных ведомств. Не дай Бог, что-нибудь случится, сразу будет поставлен вопрос: на каком основании вы всё это сделали? Вы же знаете, инициатива у нас бывает наказуема. Сегодня так эта система выстроена, и не вина их в том – беда.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество