aif.ru counter
598

Олег Соломеин: «В Чернобыле мы не представляли масштаба опасности»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. «АиФ-Урал» 29/04/2015
Из архива В. Михайлова. / Из личного архива

Сейчас о великой трагедии человечества мало кто вспоминает, тем более, накануне 70-летия Победы. И всё же люди, прошедшие радиационное горнило, сумели не замкнуться на прошлом, несмотря на текущие проблемы, считает председатель Свердловской общественной организации «Союз «Чернобыль» Олег Соломеин.

C орденом и без жилья

Артём Рыжаков, «АиФ-Урал»: Олег Игоревич, сколько свердловчан было призвано для ликвидации и сколько осталось сейчас?

Олег Соломеин: Только из Екатеринбурга через военкоматы призывалось 1200 человек – водители, лётчики, учёные и прочие. В целом призыв на ЧАЭС по области за все годы составил около 5 тысяч человек. Из более чем 3 тысяч чернобыльцев, живущих сейчас на Среднем Урале, 1473 человека – инвалиды. К настоящему времени ушло из жизни уже около 2 тысяч ветеранов ликвидации. Однако остались их вдовы, дети первого и второго поколений, от рождения имеющие проблемы со здоровьем. И у этих детей нет никакого статуса, определённого государством. За этот статус «Союз «Чернобыль» уже 10 лет борется. Но у нас хоть что-то есть: в 2011 добились принятия областного закона о ежемесячных выплатах для вдов и детей ушедших из жизни ликвидаторов, по нему полагается 2500 рублей с индексацией. А такое есть не во всех регионах.

– Кстати, о льготах и компенсациях. Какие есть проблемы при их получении и как в целом власть относится к чернобыльцам?

– В целом у нас нет больших проблем: ещё в начале 90-х администрации области и городов шли нам навстречу: Эдуард Россель распорядился создать на базе областной больницы №2 Центр радиационной медицины, при содействии чиновников строили жильё для инвалидов, опять же область одна из первых назначила пособие для семей умерших ликвидаторов аварии. Кроме того, чернобыльцы уходят на пенсию с 50 лет, нам выплачивают компенсации – ежемесячные и ежегодные. Власть участвует в памятных мероприятиях, помогает с установкой мемориалов.

Но по отдельным случаям приходится долго и трудно бороться. В частности, до сих пор хлопочем о жилье для одного из членов союза – Геннадия Косыгина, подполковника в отставке. Он отдал 30 лет армии, награждён госнаградой, на Чернобыле был «разведчиком-аналитиком» – то есть изучал заражённую территорию в закрытой зоне, делал рекомендации по условиям работы и там заработал инвалидность. С 97-го года он живёт на Урале, и ему до сих пор не дают жилья – семья из 5 человек ютится на съёмной квартире. Минобороны, горадминистрация и прочие отфутболивают, пенсионный фонд пенсию не платит, потому что прописки нет. И, к сожалению, он такой не один.

Вообще, согласно федеральному закону об участниках ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, инвалиды имеют право на внеочередное получение жилья, а ликвидаторы без инвалидности обладают приоритетом в очереди на квартиру. Однако это не всегда работает, поэтому мы и занимаемся работой с чиновниками. Стараемся не ссориться с ними, но за своих биться, отстаивать наши интересы.

Цена ошибок

– У нас в области работает Белоярская АЭС. Как вы оцениваете уровень безопасности на этом объекте, не грозит ли нам второй Чернобыль?

– 1986 год многому научил советских и российских ядерщиков. Уже тогда мы знали, что радиационное излучение опасно, мы готовились к работе, но масштабов угрозы не представляли. Сейчас эта угроза ясна в полной мере. Во-первых, при проектировании и строительстве «Белоярки» были учтены недочёты Чернобыля. А во-вторых, сейчас там чрезвычайно жёсткие требования. Наше мнение: российская ядерная энергетика и навыки борьбы с последствиями ЧС на подобных объектах – лучшие в мире. Поэтому, несмотря на то, что мы видели, мы выступаем за развитие атомной энергетики. Но за безопасное развитие. К примеру, очень удручает то, что случилось на Фукусиме, – опыт ЧАЭС помог бы избежать многих ошибок, но российских специалистов туда не пустили.

– Ваша организация работает с 1990 года, однако в СМИ мало упоминается о проблемах чернобыльцев…

– Нам многие издания говорят: «Это не наша тема». Авария была почти 30 лет назад, вроде бы льготы у ликвидаторов хорошие. Но мы не ради льгот работаем: кроме защиты прав и интересов чернобыльцев, мы рассказываем о тех событиях в школах и ВУЗах, просвещаем. Раз уж мы живём в «атомном» регионе – под боком Белоярская АЭС, – молодёжь должна иметь представление, что такое ядерная энергетика и чем может обернуться пренебрежительное к ней отношение.

Понимаете, мы не замыкаемся на своих бедах, у членов союза активная жизненная позиция. В Чернобыле мы делали свою работу, то, что от нас страна потребовала. Сейчас мы говорим об этом, чтобы таких ошибок не повторялось. Слишком дорого обошелся «Чернобыльский урок».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах