aif.ru counter
12.12.2012 14:34
235

Обитаемый остров: вдали от «большой земли»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. «АиФ-Урал» 12/12/2012

Как всегда «неожиданно» выпавший на Среднем Урале снег не только парализовал движение и ввел в «ступор» службы благоустройства в крупных городах региона. Он еще более отрезал от благ цивилизации отдаленные территории - и без того брошенные властями на произвол судьбы.

Деревня-призрак

Эта деревушка в 30 дворов затерялась среди полей в Красноуфимском районе. От Екатеринбурга до нее - порядка 210 км: если ехать не останавливаясь, увидеть покосившуюся табличку «Голенищево» можно часа через 2 с половиной.

Вот, сгорбившись, идет вдоль дороги коренной голенищевец Леонид: старый ватник, растянутые штаны, на голове - видавшая виды ушанка. Ему за 50: не женат, детей нет, живет с матерью-пенсионеркой и пропивает ее же пенсию. Пить - практически единственное его занятие. Ждет лета - тогда поиски очередной дозы спиртного разбавляются походами в лес за грибами и рыбалкой. Выловленных карпов, если повезет, можно продать заезжим горожанам. Впрочем, и рыбалка уже давно не приносит желаемого результата: рыбы все меньше. «Зарос наш пруд уже наполовину, не чистит его никто», - машет рукой в сторону водоема Леонид. Чистки пруду не дождаться - до деревни Голенищево уже лет 20 никому дела нет.

«Разваливается деревня с 90-х годов. Совхоз начали дробить, люди потащили все, что могли украсть», - рассказывает 53-летний Евгений. Родился он в Голенищево, но в 15 лет уехал учиться в Екатеринбург, да так и остался. «В деревне живут старики и несколько человек моего возраста, - продолжает Евгений. - Справные мужики, кто не пьет, на заработки уезжают в города».

Обойти деревню, в которой осталось дворов 30, быстрым шагом можно минут за 5. Но торопиться здесь некуда. По утрам можно увидеть лишь несколько женщин, идущих на ферму доить коров. Впрочем, назвать стадом 30 оставшихся коров по сравнению с сотнями, что были раньше, язык не поворачивается.

Другой работы в деревне нет. Как-то еще выживают те из сельчан, у кого есть трактор: изредка они находят работу - вскопать землю, вещи перевезти… А раньше, в 70-80-х годах, была и ферма своя, и мельница, и кузница, и «Мехторг» (что от него осталось - см. фото слева), где сельчане перерабатывали зерно, и ремонтно-механическая станция. И работы тогда было полно: работали мужики комбайнерами, трактористами, водителями, конюхами, кузнецами, участковыми, женщины - фельдшерами, почтальонами, доярками.

Не осталось ничего и от сельского клуба с детским садом. Выстроенное в свое время добротное кирпичное здание уже лет 10 стоит пустым и ненужным. Дети, что живут в деревне, за знаниями ходят в соседнее село. В прямом смысле. Если автобуса нет и никто ребятишек в школу не везет - идут пешком через гору Русаниху, 5 км туда - 5 км обратно. Зимой, в темноте, - взявшись за руки, а иначе под порывами метели далеко не уйдешь.

С начавшимися снегопадами жизнь в деревне и вовсе замирает: очищенные от снега улица и дворы - на совести лишь самих сельчан. Освещают Голенищево пара фонарей, да и то временами. Когда гаснут, и не догадаешься, что в 50 метрах от трассы притаились жилые дома.

Голенищево замерло практически на границе с Башкирией. Если прокатиться по земле Башкирской, разница между нашей, уральской, и их глубинкой начинает прямо-таки резать глаза. Добротные дома, крепко стоящие заборы, деловитые сельчане - такого в наших деревнях не увидишь уже лет двадцать.

Сагра: захолустье навсегда?

В поиске глухих мест Среднего Урала не нужно ехать на край света. Есть деревни, где нет ни клуба, ни магазина. Зачастую здесь не бывает и власти. Это Сагра.

Поселок прогремел на всю страну летом 2011 года после нападения бандитов. Местные мужики, сумев объединиться, отбили атаку приезжих, нагрянувших заступаться за местного криминального персонажа, а поселок стал символом самоорганизации людей и синонимом захолустья. Хотя бы на Урале.

Судите сами. Известных проблем могло бы не быть, если бы сагринцы сумели вызвать полицию, если бы устойчиво работала хоть какая-то связь со стражами порядка. Возможно, мог бы выжить и раненый налетчик, получивший заряд картечи, если бы не напрочь разбитая дорога. В конце концов, той самой перестрелки могло бы и не быть, если бы знавший о затяжном конфликте участковый не сбежал… с работы. За это, к слову, сейчас его и судят. Судят и самих налетчиков.

В Сагре власть допустила ошибку. Но, как известно, систему характеризует не допущенный промах, а реакция на него. В случае с поселком ее почти нет. До сих пор нет дороги, фельдшерский пункт оборудован дефибриллятором, но кто им пользуется? Несмотря на судебный процесс и внимание к Сагре, власти в поселке так и нет. Поставленной будкой - иначе ее не назовешь - участковый может пользоваться лишь в теплое время года - нет печки. Словом, полицейские оттуда бегут до сих пор.

И еще: если подняться на небоскреб в центре Екатеринбурга, то поселок можно даже разглядеть. Напрямую до него - не более 40 километров, а кажется - другая страна.

Кстати:

До 335 сел и деревень в Свердловской области можно добраться только по грунтовым дорогам, значительная часть которых в распутицу или при сильных снегопадах становятся непроходимыми, и населенные пункты оказываются оторваны от «большой земли».

Без еды и без надежды

Об этой проблеме начали говорить совсем недавно, хотя она существует в Свердловской области уже много лет. Уральская глубинка испытывает острый дефицит торговых точек. Сельчане ездят закупаться товарами в большие города, потому что на местах приобрести нечего и негде.

«У нас в деревне вот уже который год нет продуктового магазина, - пишет жительница Тавдинского района Екатерина Полунина. - Даже за хлебом приходится ходить в соседнее село - за несколько километров. У кого есть машина - те могут прикупить запасов на неделю-две. Но автобус ходит крайне нерегулярно, и нам, пожилым людям, приходится очень тяжело...»

Стоит отметить: если в Екатеринбурге, Нижнем Тагиле, Каменске-Уральском как грибы после дождя постоянно появляются разнообразные супермаркеты и торговые центры, то периферия испытывает нехватку магазинов - в том числе продуктовых. Сегодня в Свердловской области свыше полутора сотен сел вообще не знают, что такое торговое обслуживание. То есть там нет ни одного магазина! Разница в розничном товарообороте между столицей Урала и каким-нибудь селом (на душу населения) достигает десятков тысяч рублей.

И дело здесь не только в разнице в доходах населения. Даже относительно неплохо зарабатывая, сельчане и жители глубинки все равно ездят «отовариваться» в большие города - там больший выбор товаров. Так, в среднем на каждую тысячу сельчан приходится всего 260 квадратных метров торговых площадей: по сравнению с Екатеринбургом меньше в 2,5 раза.

Правда, в прошлом году, при бывшем губернаторе, в Свердловской области собирались принять закон о государственном регулировании торговли. В 2011 году в эту сферу собирались вложить11 миллиардов рублей, что позволило бы создать 9600 новых рабочих мест - в первую очередь в сельской местности. Таким образом чиновники пытались «скрасить» различия в обеспеченности торговыми точками между большими городами и глубинкой. Но все эти благие начинания ушли в небытие.

Цифры:

  • 20 отделений почтовой связи были закрыты в 2012 году на Среднем Урале.
  • в 150 селах Свердловской области отсутствуют продуктовые магазины.
  • только 5 новых сельских дорог появятся в регионе в ближайшую пару лет.

«Добираемся как бог пошлет»

Одна из самых наболевших проблем в уральской деревне - отсутствие транспорта. С каждым годом добраться до районных центров сельчанам становится все более проблематично. Рейсовые автобусы ходят редко, и люди вынуждены либо пользоваться услугами такси, либо откладывать жизненно важные поездки.

Так, сообщение между небольшими деревнями и районным центром в Байкаловском районе как будто бы специально создано, чтобы поиздеваться над людьми. Автобусы из деревень Лопаткино, Игнатьево, Меньшиково, Краснополянское ходят всего один раз в день. Если утром вы по каким-то причинам задержались или проспали, то в Байкалово попадете разве что на такси или попутке.

- У нас сейчас одни пенсионеры в деревнях остались, - сетует жительница Игнатьево Роза Павловна. - Вполне естественно, что раз в неделю, если не каждый день, нужно в больницу. Опоздала старушка на рейс - лови такси. А за такси придется выложить 350-400 рублей. Притом, что пенсия мало у кого превышает 5-6 тысяч.

Такая печальная ситуация была, конечно, не всегда. Раньше автобусы до районного центра из небольших деревень ходили два раза в день. Однако после монетизации льгот большинство пассажиров пожилого возраста в целях экономии стали реже ездить в Байкалово. Местное автопредприятие, увидев людской отток, сократило количество рейсов до одного в день. Приезжают теперь старики утром в больницу, отсидят очередь и… ждут вечера, чтобы выбраться домой.

Или взять Тугулым: в местной администрации нам рассказали, что проблемы автобусного сообщения существуют в районе на протяжении многих лет. Есть около десятка поселков, куда автобусы не ходят вообще!

Аналогичную ситуацию можно наблюдать в Тавдинском районе. По словам жительницы районного центра Валентины Еремеевой, проблемы с транспортом у них начались еще в 90-е годы прошлого века: «Как-то так получилось, что мало-помалу у нас отменили почти все автобусные маршруты внутри района. Если из Тавды до Тюмени или Екатеринбурга можно добраться без проблем, то небольшие деревеньки и села - Герасимовка, Городище, Киселево, Гузеево (те, которые находятся за рекой) - как будто бы оторваны от «большой земли». В выходные между ними ходит пара автобусов, а по будням - увы. Хорошо, если у кого-то есть личный автотранспорт, а если нет - людям приходится ждать пятницы или ловить попутку и платить бешеные деньги. Естественно, что возникает масса проблем. А вся беда в том, что перевозчикам просто невыгодно работать на этих маршрутах - они не окупаются. Сельчане неоднократно обращались в местную администрацию, но там говорят, что на финансирование такого рода рейсов денег нет...

В областном правительстве проблему признают, но… разводят руками: «По закону нормальный рейсовый автобус должен двигаться по трассам определенного качества. В противном случае создается угроза безопасности пассажиров. Но вы ведь знаете, какие на селе дороги? Естественно, что никто из перевозчиков рисковать не хочет. А чтобы провести на селе нормальные дороги - никакого бюджета не хватит…»

А пока суть да дело, обитатели уральской глубинки добираются до жизненно необходимых учреждений как бог пошлет.

Где построят дороги?

В ближайшую пару лет в уральской глубинке планируется построить несколько сельских автодорог. Как сообщили «АиФ-Урал» в областном Минтрансе, новые магистрали пройдут между поселками:

  • Исеть - Сагра,
  • Октябрьский - Никольский - Ясьва,
  • Красноуральск - Чирок - Бородинка,
  • Гари - Таборы (на участке поворота на Антоновку - Чеур).
  • Также будет продолжено строительство дороги между селом Кайгородское и деревней Мостовая, построят подъезд до деревни Кострома (от автодороги Алапаевск - Костино). Кроме того, уже в следующем году начнется строительство трассы между селом Рычково и поселком Гаранинка.

Всего на содержание автодорог Свердловской области в 2012-2013 годах направлено 5,7 миллиарда рублей.

«Лишают последней отдушины»

В уральских деревнях и городах массово закрываются почтовые отделения. Люди неделями не могут получить корреспонденцию и отправить письмо.

Проблема особенно остро стоит в Гаринском, Асбестовском, Сысертском, Камышловском и Тагильском районах. Так, только нынешним летом было закрыто два десятка почтовых отделений в разных малонаселенных сельских пунктах в связи с оптимизацией.

- На территории Свердловской области функционируют 916 отделений почтовой связи (ОПС), из них 385 в городской местности и 531 в сельской, - говорит пресс-секретарь управления Федеральной почтовой службы в регионе Анна Первушина. - Согласно действующим государственным нормативам, в городах области должно функционировать 361 отделение почтовой связи, а на селе - 348. То есть нынешняя сельская сеть значительно превышает установленные нормативы и не обеспечивает покрытия издержек на свое содержание.

Почтовые работники утверждают, что оптимизация не приведет к ухудшению обслуживания уральцев и доставке пенсий и пособий. В ряде районов услуги будут предоставляться в мобильном режиме. Первые 2 передвижных отделения отправятся в Лесной и Красноуфимский почтамты уже до Нового года.

- Необходимость оптимизации обусловлена значительными убытками от содержания нерентабельных отделений почтовой связи, - продолжает Первушина. - В Свердловской области порядка 60% всех ОПС (городских и сельских) являются убыточными. На сегодняшний день более 80% стационарных отделений в сельской местности из-за урбанизации, внутренней миграции и резкого сокращения населения фактически остались без клиентов. Они не востребованы.

Еще одной проблемой является то, что почтовикам приходится арендовать помещения под свои отделения на коммерческих условиях - без всяких льгот со стороны властей. Поэтому почтовая служба надеется на некоторые налоговые послабления и помощь. А людям, остающимся жить в глубинке, на что надеяться?

- В нашем городе центральное почтовое отделение на улице Гагарина, 13а уже больше полугода работает по сокращенному графику - всего 3 дня в неделю, - жалуется в нашу «Народную приемную» пенсионер из Дегтярска Илья Головин. - В результате создаются огромные очереди. Пенсионеры по нескольку часов стоят на ногах. Люди уже пожилые, у многих сдают нервы. Начинается ругань.

Закрылось почтовое отделение и в поселке Первомайский в Сысерстком районе. Старики вынуждены пешком ходить в соседний поселок Октябрьский за 3 километра.

«Идем на почту, чтобы получить корреспонденцию, и думаем - вернемся ли назад, - сетует в письме, присланном в редакцию, пенсионер Иван Куплов. - Довели народ, последней отдушины - чтения газет - лишают!».

Мнение:

Депутат Свердловского Заксобрания Андрей Альшевских:

- Особенности Среднего Урала хорошо известны. Сложнее всего в трех районах области: в Таборинском, Гаринском и Сосьвинском. Летом там болота, весной и осенью – распутица такая, что не проехать. «Зимники», по которым можно передвигаться, организуются лишь с холодами. Но если уж Екатеринбург засыпает снегом, что говорить о деревнях. Кроме отрезанных от «большой земли» районов, недоступны деревни в Ирбитском и Байкаловском районах. Выход один: перестать финансировать их строительство и ремонт по «остаточному принципу». Это будет дороже, но только тогда у нас будут долговечные автомагистрали.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество