aif.ru counter
194

Сироты на Среднем Урале страдают от неприспособленности к жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. «АиФ-Урал» 10/07/2013

Безнадёжно устаревшие воспитательные программы, тотальное равнодушие взрослых, несовершенство мер социальной поддержки – всё это обрекает детей-сирот, и без того обиженных судьбой, на нелёгкую жизнь.

Должно быть стыдно

– Однажды сын привел домой мальчишку. Оказалось, «бегунок» из интерната. Накормили пацана. Пожил у нас три дня, потом, делать нечего, отвезли его обратно, – эту историю рассказывает «АиФ-Урал» наша читательница Виктория Бражникова. – Мы теперь нашего Вовку навещаем. Недавно он сказал, что, если бы не эти свидания, «убёг бы снова». Сердце болит за него, и за всех ребятишек-сирот. Мне кажется нашему обществу, нашей власти должно быть стыдно. Столько у нас сирот, столько живёт в кошмарных условиях с родителями-алкашами и наркоманами, что как-то нелепо говорить о величии страны, о «светлом будущем», о стабильности.

Чужие дети, увы, бывают

У нас уже истрепали фразу «чужих детей не бывает». Тогда чьи они – 19 095 сирот и те, кто волею судьбы остался без попечения родителей? Кто разделит с ними проблемы – и сиюминутные и большие, коих выше крыши?

Понятно, что полноценное развитие ребенок может получить только в семье. Где есть любящие папа и мама (пусть и не родные по крови), которые вовремя пожурят, если набедокурил, и так же вовремя похвалят. Которые подуют на разбитую коленку и вытрут слёзы. Словом, которые всегда рядом, когда особенно плохо, равно как и особенно хорошо.

Большинству уральских сирот повезло – они воспитываются в опекунских или приёмных семьях. Около четырёх тысяч одиноких ребят ещё не вытянули счастливый билет. Их дом – учреждения государственного воспитания. 70% воспитанников детских домов и интернатов – дети старше 10 лет. Подростки у взрослых, готовых взять к себе сироту, популярностью не пользуются. Это уже свой мир, свой характер, свои «тараканы». С этим со всем очень хлопотно.

А в детских домах справляются. Там с «особенностями личностного развития» и «индивидуальностью» не церемонятся. Не вина воспитателей и педагогов – беда.

                                                                         
Только цифры
  • 200 тысяч рублей составит с 2014 года выплата при усыновлении ребенка в возрасте старше 10 лет одновременно с его братьями и сестрами.
  • 400 тысяч рублей составит выплата при усыновлении ребенка-инвалида.
  • На 6,5 % снизилось число детей-сирот по сравнению с 2011 годом.

В отношении сирот принцип коллективного воспитания ни к чему хорошему не приводит. Сегодня уже и власти, и педагоги признают – выпускники детских домов оказываются социально не адаптированы. Они не умеют жить в обществе, не знают, что делать со свалившейся самостоятельностью. В результате нередко выпускники детских домов становятся жертвами преступников или… сами совершают преступление.

И, по большому счёту, куда с порога детдома податься? Об обеспечении жильем больше говорят, в одночасье ключи от собственного «угла» не получишь.

Давайте смотреть правде в глаза. Детский дом – это, по сути, приговор. Избежать его «исполнения» удается ценой неимоверных усилий единицам. Выходит, что чужие дети всё же есть. Их в области, повторимся, почти четыре тысячи. Но, быть может, мы доживём до того момента, когда все сироты будут жить в семьях. И приёмная семья станет одной из самых уважаемых и почитаемых (как со стороны власти, так и со стороны общества) профессий.

Коллаж Ульяновой Юлии

Что ждёт за стенами?

Аня укачивает на руках младенца. Ее дочке – 4 месяца, и всё это время девушка учится быть мамой. Она и сама еще ребёнок: кажется, что неуверенность и испуг буквально застыли на её лице. Аня хотела отказаться от своей дочки сразу после рождения. Осуждать ее сложно: Аня покинула детдом около двух лет назад и сразу попала в неприятную историю. Девушке повезло – на её пути встретились добрые люди, которые поддержали её и помогли получить финансовую поддержку.

Сколько их таких? Детей, у которых словно и не было 18 лет жизни. Перешагнув порог детского дома, жизнь им приходится начинать с чистого листа.

По словам уполномоченного по правам ребенка Свердловской области Игоря Морокова, неприспособленность выпускников детдомов к жизни – одна из самых главных проблем государственного воспитания. «В основном дети не готовы с точки зрения бытовой самостоятельности. – рассказывает Игорь Рудольфович. – В детдомах, где я бываю, мне демонстрируют помещения, где ребятишек, по словам воспитателей, учат готовить. Но при всём моем уважении, всё это так формализовано! Я подхожу, открываю шкаф – и там пустота, всё стерильно. Дома же на полках обязательно лежит какое-то печенье, чай, кофе. Ощущения дома – его здесь нет. Этому же не научишь!».

Одним из путей решения проблемы может стать создание некой референтной группы из специалистов, которая бы выезжала на место, работала там и давала свои рекомендации. «Возьмем Таватуйский детский дом, – рассуждает Игорь Рудольфович. – Он в лесу находится – какая социализация? Значит, надо что-то такое придумывать, чтобы и у этих детей была возможность учиться жизни в обществе».

Родителям помогут рублём

Свердловские чиновники намерены озолотить родителей, которые решатся взять из детдома ребёнка на воспитание. В областном бюджете предусмотрены серьёзные компенсации приёмным и опекунским семьям. Уже с 1 июля увеличились выплаты таким семьям, второе повышение произойдёт в январе будущего года.

                                                                         
Кстати
С сентября прошлого года для всех, кто собирается взять на воспитание ребёнка, стало обязательным обучение в «Школах приёмных родителей». Выполнение этого условия принесло свои плоды. Если в 2009 году в Свердловской области 330 детей, взятых на воспитание, было возвращено в детские дома, то в году минувшем количество возвратов сократилось до 151.

Разговоры, что вознаграждение приёмным родителям необходимо увеличить, ходили в Свердловской области давно. Нищенские подачки от государства на содержание сирот вызывали у людей истерический смех. Было понятно, что детей из детдомов берут только те, кто способен собственными силами обеспечить ребёнку достойную жизнь. С мёртвой точки дело сдвинулось весной нынешнего года. Губернатор Евгений Куйвашев внес в Заксобрание законопроекты об увеличении размеров мер соцподдержки семьям, принявшим на воспитание детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Причем размеры выплат разнятся в зависимости от возраста и состояния здоровья ребенка.

С 1 июля ежемесячные выплаты на содержание детей, находящихся в приёмных и опекунских семьях, составляют для детей до 7 лет 6646 р. Если в семью берут ребёнка от 7 до 12 лет – 7310 р., от 12 до 18 лет – 7643 рубля.

Право есть – жилья нет!

Наверное, никто не будет спорить, что право на жильё – одно из самых важных прав человека, закреплённых в Конституции. Однако многие дети-сироты на Среднем Урале фактически лишены этого права. То есть по закону-то жильё им положено, но дожидаются они его годами, а зачастую им приходится выбивать свой угол через суд. Люди скитаются по общежитиям и съёмным квартирам, хотя власти обязаны предоставить им жильё при наступлении совершеннолетия.

Многие после детдома начинают жизнь с чистого листа (фото с сайта russianlook.ru)

Судите сами: по данным министерства социальной политики Свердловской области, на территории региона сегодня живет 3396 детей-сирот, которых необходимо обеспечить жильём. Причём в 2013 году их количество увеличится на 399 человек. Еще 1497 квартир необходимо предоставить по суду. Однако, по информации Фонда жилищного строительства, на данный момент в стадии достройки находится всего лишь 600 квартир для сирот и лишь по 500 квартирам ведётся процедура передачи. Получается, что остальные нуждающиеся в обозримом будущем останутся «бездомными».

Конечно, нельзя сказать, что никаких подвижек в этом отношении у нас нет. В последнюю пару лет давать жилья стали больше. Так, на днях 20 сирот получили квартиры в Реже. В феврале этого года мэрия анонсировала, что более 90 нуждающимся сиротам передаст жильё в Екатеринбурге – на улице Таватуйской.

Без царя в голове

                                                                         
Комментарий
Президент региональной общественной организации «Аистёнок» Лариса Лазарева:

– Когда мы начали выходить к матерям, собирающимся отказаться от ребёнка, многие считали, что это бесполезная затея. Но мы были уверены, что профилактика отказа есть профилактика сиротства! Потом возникли другие направления работы с семьями, находящимися в кризисной ситуации. Государство должно понимать, что профилактика первична. А у нас пока работа ведётся с последствиями. Общая система профилактики, к сожалению, еще не работает. Если у нас все серьёзно задумаются об истинных причинах появления сирот и возьмутся всем миром решать именно эту проблему, обязательно что-то получится. Проблему сиротства не решить только устраивая праздники в детских домах.

Но вся беда в том, что дети, «выпущенные на волю», абсолютно безалаберно, не по-хозяйски относятся к полученному жилью (их попросту к этому не приучили!). По информации регионального уполномоченного по правам ребёнка, до последнего времени около 50% квартир, выделенных выпускникам детдомов, продавались, «дарились» или были обменяны. «Чёрные риэлторы» караулили выходящих из администраций с документами сирот, делали им «заманчивые предложения», обманывали.

                                                                         
На заметку
Динамика обеспечения сирот жильём на Среднем Урале
  • 2010 год – 104 человека
  • 2011 год – 286 человек
  • 2012 год – 450 человек
  • 2013 год – 119 человек
(планируется 500)

Чтобы хоть как-то защитить эту категорию уральцев, с 1 января 2013 года вступил в силу закон, заметно корректирующий взаимоотношения сирот и государства. Согласно этому документу, квартиры не сразу передаются людям в собственность. С ними заключается договор найма на 5 лет. В течение этого времени органы опеки следят за хозяином квартиры – как он себя ведёт, оплачивает ли коммуналку, работает ли он. Кроме того, отныне детей, оставшихся без попечения родителей, ставят на учёт с 14 лет (раньше возраст не был прописан). По достижении 18 они имеют право на получение жилья.

Интересный момент: не так давно ряд депутатов и предпринимателей предложили отдавать сиротам часть жилья в многоквартирниках, построенных на землях под ИЖС (в обмен на «легализацию»). Сейчас такие незаконные, по сути, дома попросту сносят. Это могло бы хоть как-то уменьшить количество нуждающихся. Но власти навстречу «доброхотам» не пошли…

Мнение

- Конечно же, ребёнок должен жить и воспитываться в семье. Но никаких подвижек в этом плане я не вижу. Пока это кому-то выгодно, никаких подвижек в нашей стране и не будет! И российские детдома продолжат ежегодно выпускать огромное число детей, абсолютно не приспособленных к жизни в обществе.

Надо разделять три формы домашнего устройства детей: усыновление, опекунство и приёмные семьи. Усыновление, я считаю, – наиболее приоритетная форма по отношению к детям, ведь здесь ребёнок получает самое важное – любовь, домашнее тепло, фамилию. Между тем если женщина идёт на усыновление, то на неё одно что пальцем не показывают – значит, с ней что-то не так. У нас всё переводят на финансовые рельсы: если усыновила – значит, нажиться захотела.

Опекунство, на мой взгляд, подходит для детей постарше, которых усыновляют крайне редко, но отдавать малышей до 3 лет под эту форму домашнего устройства – нельзя.

Анастасия Ленивцева, юрист, мама пятерых детей, в том числе – усыновлённых сестёр-тройняшек

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах