aif.ru counter
Алексей ЗАЯКИН 804

Храм-на-воде: Городской пруд в столице Урала стал точкой кипения

Мнения за и против строительства Собора святой великомученицы Екатерины.

В обозримом будущем в мегаполисе появятся десятки новых православных храмов, один из которых уже называют жемчужиной православной архитектуры и, наряду с Храмом-на-Крови, местом паломничества сотен тысяч верующих со всей России. Однако путь от идеи до её воплощения не близок.

Город и церковь

Собор во имя святой великомученицы Екатерины был построен при основании Екатеринбурга. Он стоял в центре города, на возвышении, на левом берегу реки Исеть. За два века существования он неоднократно перестраивался, горел, менял свой облик. Именно здесь давали присягу горные инженеры, а в XIX веке к этой традиции добавились военнослужащие новобранцы.

Но в 1930 году большевики взорвали храм. Лишь через 70 лет на месте, где располагался алтарь бывшего собора, был установлен памятный крест, а потом построена небольшая каменная часовенка с пятью куполами. Но история храма на этом не закончилась.

В 2010 году Екатеринбургская епархия впервые объявила о намерении восстановить собор на площади Труда (как она стала называться в советское время). Эта идея вызвала сильнейший общественный резонанс. Представители культуры, науки, политики, общественники и предприниматели высказывались как за, так и против проекта. Проблема была в том, что при строительстве пострадал бы благоустроенный сквер – один из немногих зелёных уголков в центре Екатеринбурга. Кроме того, пришлось бы демонтировать фонтан «Каменный цветок», который уже стал частью истории города. В конце концов епархия отказалась восстанавливать храм на старом месте.

Но сама идея не пропала. Для возведения собора во имя святой великомученицы Екатерины представители церкви подобрали место неподалеку от спорткомплекса «Динамо». Культовое сооружение должно появиться фактически на воде и будет представлять собой синтез двух столичных храмов: Василия Блаженного и Спаса на Крови. В идеале храм должны построить в 2023 году – к 300-летию столицы Урала. Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл уже заявил, что это будет лучший подарок городу к юбилею.

Корабль на волнах

Автор проекта Михаил Голобородский по поводу идеи храма отметил: «Образно говоря, наш город – это амфитеатр, арена которого – городской пруд. Поэтому логичным было предложение построить храм именно здесь. Архитекторы и раньше стремились подчеркнуть постройками главные планировочные оси города – дорогу из Москвы в Сибирь и русло пруда и реки Исеть, но эта идея не получала логического завершения. Работая над проектом, я представлял плывущий по волнам корабль…».

На прошлой неделе стало известно, что заявку на использование территории Городского пруда Екатеринбурга под строительство Храма-на-воде уже рассматривают в Министерстве природных ресурсов и экологии Свердловской области. На данный момент документ изучают юристы ведомства. Как выяснилось, заявление на предоставление водного объекта под возведение на акватории Храма-на-воде было подано 24 января 2017 года директором предприятия «Храм Святой Екатерины» Владимиром Пузанковым. Заявленный срок использования акватории – 20 лет. Площадь застройки – 2385 квадратных метров. В марте городские власти были проинформированы, что Минприроды региона готовит бумаги по проведению аукциона.

Кстати, это будет уже не первый случай, когда правительство области выставляет на торги водные объекты в Екатеринбурге. Так, в 2012 году в пользование застройщикам были переданы участок реки Исеть в районе ЦПКиО им. Маяковского и часть Верх-Исетского пруда со стороны Сортировки. Но они предназначались для строительства «мирских» объектов.

Память не спит

Впрочем, у Храма-на-воде, как у любого глобального проекта, нашлись не только сторонники, но и противники. За храм выступили значительная часть верующих, духовенство, областные и городские власти (включая губернатора и главу города). Но появилось и немало критиков проекта культового сооружения. В городе даже был создан Комитет в защиту пруда, регулярно организующий различные акции и флэшмобы. По их мнению, акватория Плотинки – не место для строительства.

Впрочем, ряд экспертов считает, что волнения вокруг нового храма всё больше уходят в сферу политики. «Храм, пруд – только повод, – уверен Александр Белоусов, политолог, сотрудник Института философии и права УрО РАН. – Найдутся и другие поводы. Любые. Этот протест носит политический характер и будет продолжаться. Что важно, так это то, что в политических кампаниях задействуются любые средства, главное из которых – манипуляция».

По мнению Белоусова, на самом деле сочувствующих православной церкви очень много, и мало кто захочет выступать против строительства храмов, отношение к которым у людей по большей части положительное. Но противники нового собора изначально понимают, что церковь не станет отвечать им тем же и проводить встречную кампанию. И они этим пользуются.

Между тем в пылу споров многие как-то подзабыли, что возведение Храма-на-воде – это ещё и восстановление исторической справедливости. Недавно настоятель екатеринбургского храма «Большой Златоуст», поэт Виктор Явич даже написал стихотворение, посвящённое будущему собору.

Только этот прошёл и закончился день,
Только память не спит, продолжаясь как тень,
И я вижу привычно – у всех на виду
Возникает мой Храм на холодном пруду.

Стоит отметить, что вместимость собора запроектирована на 2200 молящихся. Высота здания от уровня пола первого этажа до основания креста на куполе составит 64 метра. Для благоустройства территории предусмотрены площадь перед храмом, проезды с автостоянками, мосты, беседка для отдыха, сквер с фонтаном и многое другое. Архитектурно-художественное оформление будет выполнено в стилистике русских храмов XVII века «Русское узорочье».

Что нам стоит храм построить?

Нешуточные страсти, кипящие в последнее время вокруг строительства в Екатеринбурге Храма-на-воде и, по сути, расколовшие общественное мнение, как-то отодвинули на второй план тот факт, что в столице Урала в ближайшие годы должны возвести ещё два десятка церквей. И мало кто знает, с каким нетерпением горожане ждут их появления.

Сейчас в уральской столице есть целые микрорайоны, где нет ни одного храма – ни христианского, ни мусульманского – никакого. Неудивительно, что людям бывает очень неудобно постоянно ездить в другую часть города, чтобы поставить свечку или помолиться. Эта проблема поднималась ещё в 2015 году на встрече между митрополитом Кириллом и главой администрации Екатеринбурга Александром Якобом. Тогда-то и родился так называемый проект «20/20», предполагавший возведение двух десятков храмов к 2020 году. Некоторые из них уже тогда находились на стадии активного строительства, под другие только выделялись земельные участки, а для части ещё предстояло найти место.

Где засверкают купола.
Где засверкают купола. Фото: «АиФ-Урал»

Некоторые из построенных церквей приобретут для жителей Екатеринбурга особое значение. Они станут своеобразными храмами-памятниками. То есть в них можно будет не только преклонить голову в молитве, но и отдать дань памяти славным датам нашей истории. И, наверное, самое главное, что прозвучало на той встрече митрополита и сити-менеджера: храмы будут строиться практически во всех районах города и украсят уральскую столицу со всех сторон. Масштабный проект развивается.

Интересно, что за последние годы многие здания, когда-то принадлежащие РПЦ, вернулись в собственность епархии. Только с 2014 по 2016 годы из государственной собственности Свердловской области на баланс религиозных организаций было передано 26 сооружений общей площадью более 18 тысяч квадратных метров. Три из них находятся в Екатеринбурге. Это такие объекты культурного наследия, как Дом и церковь Троицкая общества старообрядцев (Австрийская церковь), часовня Александра Невского и Дом Рязанова.

Не так давно Росимущество в Свердловской области передало в собственность Екатеринбургской епархии здание Странноприимного дома (монастырской гостиницы), относящееся к первой половине XIX века, и здание Каменного храма, входящего в комплекс Верхотурского кремля.

Одинокий герой

Интересно, что в Свердловской области есть неравнодушные граждане, которые не ждут у моря погоды, а своими силами возводят храмы. Так, в Ирбите местный житель Михаил Смердов уже несколько лет фактически в одиночку отстраивает разрушенную полвека назад церковь Великомученика и Целителя Пантелеймона в центре города.

Почти десять лет назад он вместе с группой единомышленников подготовил площадку под будущий храм. Правда, на этом помощь со стороны жителей и закончилась. Дальше Смердову всё пришлось делать самому. Строитель церкви отлично помнит, с какими трудностями пришлось ему столкнуться уже в первые месяцы работ.

«Местные каменщики с задачей не справились, – говорит Михаил. – Привыкли современные дома строить, а тут восстановление исторической кладки – работа ювелирная. Камень к камню, кирпичик к кирпичику, здесь подпилить, там подточить. В общем, работа у них не пошла, а мы решили восстанавливать храм в точности, каким он был до разрушения. Благо в епархии сохранился проект Пантелеймоновской церкви. Так что от их помощи я отказался и в 2012 году нанял других ребят. Те своё дело знают. Работа у них, конечно, стоит недёшево, но зато всё сделали качественно».

Михаил верной дорогой шёл к финишу, и даже преодолел бюрократические проволочки в виде оформления на себя земли, принадлежащей городу. Однако грянул экономический кризис. В результате за последние полтора года он практически не продвинулся в строительстве.

«У людей сейчас на хлеб не хватает, поэтому на пожертвования рассчитывать не приходится. Хотя даже в такой тяжёлый момент находятся прихожане, жертвующие на храм, – продолжает Смердов. – Я очень надеюсь, что этим летом мы установим купол. Все работы по кирпичной кладке на данный момент закончены, осталась только внутренняя отделка».

На вопрос, зачем он взялся за строительство церкви, Михаил честно отвечает, что это его служение Богу, который не раз помогал ему в жизни, и нужно быть благодарным. Кроме того он считает, что иногда каждому из нас необходимо делать добрые дела безвозмездно.

Борьба добра и зла

Евгений Бунтов, директор культурного центра «Солдаты России», ветеран Афганской войны:

– Храм, построенный на воде, мог бы стать символом Екатеринбурга. Ведь это не очередной торгово-развлекательный центр, рассчитанный на сиюминутный потребительский интерес, уродующий облик нашего города. Это очень красивый, уверен, детально продуманный проект, для реализации которого выбрано хорошее место. Это символ духовности, который будет передан будущим поколениям, который будет оценён в исторической перспективе. То, что в обществе идёт борьба по поводу строительства храма, к сожалению, для дня сегодняшнего норма. Есть силы, которым выгодно стравливать людей, выгодно растлевать молодёжь, которые раздражает, когда люди чтут традиции, стремятся к духовности. Этим силам не нужна духовная, думающая нация. А потому они изо всех сил пытаются спровоцировать потрясения, они им нужны. А нам нужна великая Россия! Извечная борьба добра и зла.

Сохранить, что имеем

Надежда Бурлакова, автор книги «Забытые храмы Свердловской области»:

– Проект храма на воде интересный, но… Я считаю, что, прежде чем строить что-то новое, нужно хотя бы попытаться сохранить то, что мы пока ещё имеем, но можем потерять. На Среднем Урале гибнут храмы, представляющие историческую ценность, и они нуждаются в помощи. Как минимум в консервации как памятники истории, в том числе истории освоения региона. Что же касается вообще строительства храмов, то здесь нужно понимать: храм – это своего рода бизнес-единица, находящаяся на самообеспечении. И тут возникает вопрос: будут ли эти храмы иметь приходы, которые смогут их содержать? С этой точки зрения даже некоторые «забытые» храмы нецелесообразно восстанавливать, даже если предположить, что на это будут найдены средства. Потому что в деревне осталось, например, 2500 жителей, из них 100-150 верующих. За счёт такого малочисленного прихода храм просто не сможет существовать. Но, повторюсь, эти храмы нуждаются в консервации.

Взвесить все за и против

Владимир Блинов, уральский писатель, специалист по экологии строительства:

– Как человек православный, я не имею ничего против строительства храма. Но во всём должно быть разумное, рациональное зерно, не важно, возводим ли мы храм, телебашню, жилой дом или административное здание. Мы должны учитывать, как новый объект будет влиять на человека, в том числе – визуально. Храм-на-воде, несомненно, яркий проект. Однако далеко не факт, что это «московское узорочье» будет органично смотреться в районе Городского пруда, где царствует конструктивизм и административные здания, гуляет молодёжь, бегают спортсмены. Есть мнение, что новый храм будет выпадать из той строгой среды, которую сегодня представляет собой территория Плотинки. На многих совещаниях, в том числе в Доме писателя, высказывались самые разные мнения по этому поводу. Есть вариант, что новый храм лучше будет перенести, к примеру, в район Октябрьской площади. В своё время я выступал за то, чтобы восстановить собор Святой Екатерины на его историческом месте – на площади Труда. Полюбившийся горожанам фонтан можно было бы перенести. И в любом случае нужно взвесить все за и против, прежде чем приступить к воплощению такого серьёзного проекта.

Вера у всех в душе

Анна Самойлова, вдова Ивана Даниловича Самойлова, основателя Нижнесинячихинского музея-заповедника деревянного зодчества и народного искусства:

– Иван Данилович как в 60-х годах увидел Спасо-Преображенский храм в Нижней Синячихе, так и заболел идеей его восстановить. И не скажу, чтобы он сильно верующий был, но душа за порушенные церкви болела…

Помню, рассказывал, как на фронте с сослужив­цем-архи­тек­тором они ходили смотреть на пострадавшие от бомбардировок храмы, как парнишка этот Ване про особенности их строения говорил, как горевали по разрушенной красоте. А сколько лет, сил, здоровья Ваня положил на Спасо-Преображенскую церковь. Он же когда там работать начал, ему, «ненормальному» (так и говорили), знакомые руки не подавали – боялись, видно, гнева райкома. Никто не помогал, добрые люди иногда «копейку» или стройматериалы подкинут – и всё. В основном же на свои деньги реставрировал: отпускные – на храм, дом продали – на храм, мотоцикл продали – туда же. И ни на секунду не задумался, надо это кому-то или нет. Никаких советов не собирал, душа просит – значит, надо делать. И меня втянул. А как же: муж – поп, жена – попадья. Он в Ярославле купола научился золотить, а потом и меня обучил.

Не думали мы и что когда-нибудь музей-заповедник в Нижней Синячихе гордостью России станет. Ваня хотел сохранить нашу историю, корни наши уральские. Он убеждён был, что люди в своё время жили скромнее, но духовно богаче были. Не скажу, что в его семье очень-то верующие все были. Родители, рассказывал, за стол садились – крестились, из-за стола выходили после трапезы – тоже. И ещё Ваня говорил всегда, что в душе у каждого человека вера есть. Только когда всё благополучно, мы её не слышим. А вот когда прижмёт, идём в храм: «Господи, помоги!».

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Урал лето украл. Как пройдут последние выходные августа?
  2. Источник заразы. Как избежать контакта с паразитами в еде?
  3. Как построить несокрушимую компанию? Семинар Ицхака Адизеса в Екатеринбурге
  4. Опасный сезон. Как не отравиться лесными грибами?

Самое интересное в регионах
Роскачество